Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

"Дерьмовый меч" возвращается


Есть у меня заброшенная книга, для которой требуется чуть больше хорошего настроения, чем у меня в последнее время имеется. Но все-таки я ее люблю и хочу возобновить. Тем более, что героический соавтор мой героически написал ШЕСТЬ частей подряд, пока я ваяла нетленку и болела душой. Спасибо ему, настоящему мужчине, поддержал слабую женщину. Но женщина и сама не промах - в общем, "Дерьмовый меч" возвращается. Вторая часть "Дерьмового меча" уже на Самиздате, желающие могут прочесть большим куском, как Мурка Неистребимая замуж вышла, но не до конца. Ну а пока...

Бляд осмотрел букет и вытащил из его недр записку. Скользнул взглядом по тексту - и глаза его сделались по пять среброзлатов.

- "Никто не смеет безнаказанно бить Малохолей!" - прочитал капитан вслух.

В ответ на его слова на поверхности уцелевших круассанов вспыхнули какие-то руны, пентаграммы и графики нелинейных функций, и мои соратники начали один за другим с огненными вспышками проваливаться сквозь пол.

"А мы дважды предупреждали!", успела я прочитать на своем клочке бумаги - и вместе с Дерьмовым мечом ухнула в разверж... разврез... короче, в возникшую под ногами огненную дыру.


Дерьмовый меч

Потуга семнадцатая

Ну что за... И почему мне так... Сколько можно... Куда опять... Обрывки и обломки мыслей болтались и смешивались в голове, пока тело болталось в гигантском шейкере, смешиваясь с телами моих соратников-обжор. Кажется, из нас пытались взбить коктейль "Адская Мурка". А потом шейкер открыли и мы выпали в иную реальность, вход в которую, похоже, и запечатывала Хогвартсорбонна, магическая академия, превращенная в затычку для преисподней.

Вот за что люблю ясновидящих, так это за то, что их предупреждения ни для чего не годятся. Разве что для торжествующего вопля: а мы предупреждали! Предупреждали, чтобы ела только свое, предварительно вымыв руки, предупреждали, чтобы не била Малохолей, предупреждали, чтобы не связывалась с эльфами. Вот интересно, выйди я замуж за нормального человека средней привлекательности, средних внешних данных, среднего сексапила и средней знатности - пришлось бы потом месить грязь по всем мирам и измерениям в поисках мужа, пропавшего с брачного ложа? Да его, среднего, легче было бы заменить, чем спасать. Если бы его, конечно, украли, такого среднего и никому, кроме родной жены, не нужного.

Злая, словно сто ангелов смерти, я встала на четвереньки и захлопала крыльями. Стоп. Чем? Я что, превратилась в Чкала? Но осмотрев себя, первым делом уперлась взглядом в свой собственный, потрепанный квестами бронелифчик с потертой инкрустацией и выпавшими кое-где ортоклазами. И броня на месте, и наполнение ее на месте, так что никакой я не Чкал. Протянув руку, потрогала свою белую, гладкую кожу - и тут же получила по рукам. От себя же. Тело Мурмундии Неистребимой сидело рядом и смотрело на меня с глубоким возмущением. А то, которое попыталось его потрогать, таки принадлежало Чкалу. Крылья неудобно топорщились, щекотали бока, спину и ниже - ну вот, кажется, вдобавок у меня началась аллергия на пух. Я оглушительно чихнула, вызвав у себя же вопрос:

- Чкал, ты что, заболел?

Вопрос был задан моим голосом, но с интонациями... постойте-ка... Это были интонации моего братца Финлепсина!

- Нет... - прохрипела Менька, поднимаясь на четвереньки.

Я с трудом узнала свою премьершу - столько на ней было пыли, в которой, впрочем, все мы перемазались по уши. Но передо мной стояла на карачках именно Мене-Текел-Фарес, а никакой не Чкал! Так зачем ей отвечать на вопрос, заданный мне? То есть не мне, а моему телу, которое вообще-то ни разу не мое и даже не особенно мне нравится!

- Кто тебе разрешил в меня вселяться, сука?! - раздался вопль откуда-то сзади и немного сбоку, после чего на Меньку обрушился Тупи - хорошо хоть в человеческом виде, а не в страусином.
- Да я не вселялся, это меня подселили! - завопила Менька, отмахиваясь так неумело, как настоящая Мене-Текел-Фарес постыдилась бы отмахиваться.
- Стой!!! - взвыла я во всю мощь чкаловых легких. - Замри!!! Команда, слушай мою команду!!!
- Это с чего ты раскомандовался, пернатый? - подпер бока Тупи, в чьем теле, очевидно, и угнездилась моя министерша.
- На себя посмотри! - возмутилась я. - Быстро встали и по порядку рассчитались... Назвались! Будем разбираться, кто из нас кто.

Моя команда возилась в грязи, точно жалкая кучка пьяных рестлеров, а я с ужасом представляла себе сложности работы с боевым составом, в котором каждый не тот, кем кажется. Запомнить с первого раза, кто в кого вселился, мне не удалось, но королева Мурмундия Неистребимая не паниковала: постепенно разберемся, кто в ком. Сейчас куда важнее понять, где мы и чем это чревато. На первый взгляд обстановка напоминала Коллизей. Очень большой и очень заброшенный Коллизей. Ярусы, ярусы, ярусы каменных скамей - до самого неба, если тут вообще имелось небо. В стенах оконные ниши чередовались с провалами и лестницами, ведущими в никуда. Между камнями росла чахлая колючая трава, под ногами скрипела пыль - или пепел. Веселенькое местечко.

Побродив сперва по арене, потом по ложам и партеру, потом по клеткам для диких зверей и недоеденных гладиаторов, мы выбрались в лабиринт коридоров, которыми "Коллизей" оказался обмотан со всех сторон, точно катушка нитками. В переходах сквозило и никто не пытался на нас напасть или, наоборот, спасти. Никому-то мы были не нужны, бедные, несчастные, позаброшенные. Такого безобразного обращения с царственной особой в наших злоключениях еще не злоключалось.

- Слушай, может, пока у тебя крылья, слетаешь, проведешь разведку на местности? - нерешительно предложила мне Мене-Текел-Фарес из тела Тупи.
- А может, ты превратишься в страуса и сама сбегаешь на разведку? - огрызнулась я.
- Да я не умею... - нерешительно протянула Менька.
- Вот и я не умею летать! - отрезала я. Тяжелые неудобные крылья тянули спину и за все цеплялись. Попытки сложить их как можно компактней отзывались болью в позвоночнике. Небо не манило, вот ни капельки. Хорошо хоть меч не вонял - он оказался единственным оставшимся в себе. Все остальные кряхтели и сутулились под грузом непривычной плоти, как под тяжелыми рюкзаками.

Единственный, кто развлекался от души - это Поппи, влетевший в тело Лассаля и вписавшийся в него так, будто котом родился. Шмыгал себе по углам, пробовал на вкус всякую дрянь и слушать не желал нытья Лассаля, что если он, поганец, доведет котика до расстройства желудка, законный хозяин этого желудка отгрызет телу Поппи нос и уши. Если учесть, что Лассаль загремел в корпулентный корпус Прозака, то у мелкого тела Поппи Гаттера не было ни малейшего шанса отбиться. Оставалось лишь надеяться, что капитан Бляд, временно квартировавший в этом худосочном вместилище, сумел бы отбиться от кого угодно одной только силой пиратского духа.

Не особо вникая в суть перебранок, я всерьез размышляла над тем, чтобы написать маркером на лбу каждого, кто он, да вот беда - маркера-то у меня и не было.

- Эй, величество, чего грустим? - хихикнул Дерьмовый меч, который я повесила на чкалово бедро, увеличив и без того нехилую нагрузку на костяк. Нет, серьезно, как мужики носят на себе столько мышц и знай добавки просят? У меня уже болело все - с непривычки, шепотом уверял меня Чкал, то и дело сам себя щипавший за задницу под раздраженным взглядом Тупи. То есть это Менька смотрела на те вольности, которые позволял себе Чкал с ее беззащитной попой. Тьфу. Еще сутки подобной развлекаловки - и я освою крылья, после чего улечу отсюда куда глаза глядят.

Наконец Гаттер в теле Лассаля наткнулся на признаки жизни: из-за двери, полускрытой не то мхом, не то плющом, раздавались раздраженные мужские голоса:

- Между прочим, это не мне пришло в голову искать истинные вессели для наших душ!
- А кому? Мне, что ли?
- Тебе!
- Нет, не мне! Меня мой вессель вполне устраивал: глазки зелененькие, губки пухленькие, ножки кривенькие, сам сексуальненький, не то что некоторые снежные люди...
- Да ты когда в последний раз в зеркало смотрелся, гнусная ты рожа? Рядом с моим твой вессель - карлик на колесах!
- Я тебе сейчас врежу.
- Не врежешь! А врежешь - собственному весселю морду разобьешь!

Сказать, что мы ничего не поняли, значит ничего не сказать. Таинственное слово "вессель" поминалось в каждой фразе, затемняя и без того непроглядный смысл. Собеседники обещали другу другу всякие интересные вещи, от которых покраснел даже многоопытный прекрасный принц Прозак, попавший в не менее многоопытное тело Бляда.

- Кто-нибудь знает, что такое "вессель"? - наконец поинтересовалась я.

В ответ Поппи небрежно отмахнулся хвостом:

- Мясной костюмчик. Дай послушать.
- Слушай, ты, сосиска меховая, - угрожающе произнес Чкал менькиными устами, - объясняй, а то марта у тебя не будет. Никогда.
- Да я-то что?!! - взвыло тело Прозака так, словно тушка Лассаля уже простерлась на столе ветеринара. - Я бы объяснил, кабы знал!!! Не трогайте мое тело, сволочи!
- Чье тут еще тело приблудилось?! - рявкнули из-за двери. - А ну сюда все!

И мы ввалились в комнату, освещенную несколькими вонючими масляными лампами и огромным закопченным камином. В камине на вертеле вращался недожаренный бык, ручку вертела крутил лохматый тип размером с Минотавра. Второй тип, поменьше и поаккуратней, сидел за столом и переливал из пустого в порожнее. Перед ним стояла парочка пустых сосудов, которые он аккуратно наклонял друг над другом - так, словно в них действительно что-то было, и мужик боялся это что-то расплескать.

Где-то я уже видела обоих парней. Мельком, не дольше секунды, но видела. Я попыталась ухватить воспоминание за хвост, но воспоминание выскальзывало, как намыленное.

Обернувшись в нашу сторону, оба странных типа хмыкнули, переглянулись и запели:

"В моей рубиновой крови
Кипёж проснувшейся любви,
Но тьма в сердечной мышице
Во мне и в брате-близнеце
Мешает верить в счастья свет,
Для нас, увы, спасенья нет.
Но мы, страдая каждый час,
Всё ждем, что вот полюбят нас
Три девы, впрочем, лучше пять,
Нам отдадутся в позе "Ять"
И мы тантрическим огнем
Предназначение согнём,
И нега экстатичных мук
В узлах сплетенных тел и рук
Пугливой розой зацветет
И в рай нас грешных сволочёт". (Стехи неподражаемого shandar_alan, написаны спецом для "Дерьмового меча")

Ужасающе пронзительные и кошмарно фальшивые голоса всколыхнули в моей душе нечто такое... такое... И не только в моей, что характерно!

- Сэм и Дин! - прозвучал за моей спиной яростный мальчишечий голос. - Быстро заткнулись!

Капитан Бляд был в такой ярости, что и в теле Поппи выглядел устрашающе. Лишь теперь меня озарило:

- Братцы фон Честеры! Я нашла вас! А ну отдавайте моего мужа!

И мои огромные, непослушные крылья сами собой метнулись ввысь, накрывая присутствующих грозной тенью. А Дерьмовый меч не менее грозно завонял.
Tags: Дерьмовый меч
Subscribe

  • Капустный салат с соусом табаско

    Очень удобный салат для пикника, шведского стола, приема гостей. Особенно хорош тем, что его можно приготовить зара­нее и оставить на ночь в…

  • Рыба в сливках и хрене

    Сочетание хрена и сливок на первый взгляд кажется странноватым. На самом деле острота одного компонента прекрасно сглаживается мягкостью другого. А…

  • Флорентийское печенье из ананасов и кумкватов

    Флорентийское печенье я готовлю часто. Оно простое, удобное в плане готовки, не требует никаких особых навыков и выглядит прекрасно, даже…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 65 comments

  • Капустный салат с соусом табаско

    Очень удобный салат для пикника, шведского стола, приема гостей. Особенно хорош тем, что его можно приготовить зара­нее и оставить на ночь в…

  • Рыба в сливках и хрене

    Сочетание хрена и сливок на первый взгляд кажется странноватым. На самом деле острота одного компонента прекрасно сглаживается мягкостью другого. А…

  • Флорентийское печенье из ананасов и кумкватов

    Флорентийское печенье я готовлю часто. Оно простое, удобное в плане готовки, не требует никаких особых навыков и выглядит прекрасно, даже…