Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

В начале было Дело, в конце будет Слово


- Бог есть?
- Бога нет.
- А когда будет, не подскажете?

Вот интересно, будет наш современник на том свете (если тот свет существует) чохом отвечать за словоблудие? Или нам сделают скидку на то, что эта привычка стала тотальной и утеряла статус греха по факту своего широкого распространения? А может, сначала нас отдадут на передержку каким-нибудь молчальникам-исихастам, чтоб мы у них молчанию поучились? Но мы ж, дети Сети, любого исихаста заговорить заставим. Причем сразу матом - от досады на нашу невосприимчивость. Ведь для нас тот, кто безмолвствует, попросту не существует.

Мы все больше и больше привыкаем оперировать словом там, где по идее, находится территория дела. Нет, это не нытье на тему "Мир в опасносте", это очередное размышление о том, сколь рьяно человечество рыщет в поисках выхода из тела. Никакие эксперименты нагвалей с кактусами, употребляемыми перорально и перанально, не были столь плодотворны, как эксперименты с виртом. Понемногу воображаемая реальность забирает под себя ту, в которой мы телесны и где телесность требует техобслуживания плоти, ее кормежки, мытья, лечения, бритья и стрижки. Со временем потребности тела начинают раздражать истинных апологетов чистого наслаждения. Коего нет нигде, кроме как в Сети, да святится пароль ее, ныне и присно, и во веки веков, аминь, канун да ладан.

Кто о чем, а вшивый о бане. Я всё над книгой своей бьюсь, решая проблемы по мере поступления. Главный герой у меня человек дела, причем человек немногословный. Не то чтобы изречения его были полны глубокого смысла - он ни разу не гуру, что бы ему ни напела его мания величия. Но и болтать, как мы все, неспящие в Сети, он не любит. И пытаясь выразить личность через ее дела, а не через ее слова, я постоянно натыкаюсь на невозможность прорисовки деталей. Грубо рубленый образ получается, детали-то кисточкой диалогов дорабатываются. А тут - фигу. Обходись делом.

Вот и приходится выпадать из привычного измерения словоблудия и мыслегона в измерение суровой мужской стряпни булочек и пироженок. Главгерой-то кондитер. Создатель "единственной прекрасной вещи на свете, которая действительно питает", как говорил в фильме "Осень в Нью-Йорке" Ричард Гир.

То есть в плане дел мой центральный персонаж не может предъявить ничего красивого и героического, с точки зрения сурового мужского инфантилизма. Никаких подпольных боев без правил, никакого спортивного экстрима - разве что немного экстрима сексуального. В виде грязного торопливого секса в подсобке и других случайных местах. Тоже, если разобраться, ничего красивого и героического. Обычная жизнь обычного -голика сразу по двум статьям: сексоголика и трудоголика. Так многие живут, не обращая внимания на демотиваторы "А чего добился ты?", любимые детьми в стадии обострения страха взросления.

Трудно писать взрослые книги в жанре с фантдопущением, когда в центре повествования - нормальный человек, не склонный вести диалоги длиной в стопицот реплик, не выдающий периодически дико смищных щюток, чтобы разрядить плотность текста, а главное, не срывающийся никуда с насиженного места, потому что некий металлический предмет (сковородка?) вдруг человеческим голосом сообщает, что он древний могучий артефакт и предлагает прогуляться в Магохреноландию. Подсознательно тянет в какие-то ебеня детской и полудетской литературы - уже практически на автомате. Потому что даже хорошие авторы, пишущие в этом жанре, подсознательно видят в читателе ребенка. И бравируют этим видением: дескать, я разбужу в вас детишек с большими изумленными глазами! Спасибо, конечно, но, может, не надо? Их и так до фигища, тех пожилых деток с глазами. Ты поди взрослого разбуди - вот уж кто, бывает, дрыхнет всю жизнь, отчего человек до седых тестикул ходит инфантилом.

Итак, переключаясь со строительства образа через диалог на строительство оного через дела (не через приключения, не через экшн, а через дела - тут есть разница), я, словно на файерволл, натыкаюсь на манеру современного человека воплощать себя в слове. Работать словом. Словом жить.

Мы и сами не замечаем, как слово и дело борются за нашу жизнь, причем друг с другом.

Среди френдов и анти-френдов моих (я так называю тех, кому сказано было: иди в баню! - и пошли, но не успокоились, так с тех пор оттуда, из бани, и подглядывают за моей деятельностью) предостаточно людей, заходящих в ЖЖ буквально пять раз в час. Эти люди живут в вирте интенсивней, чем в реале - знакомятся, дружат, влюбляются, ссорятся и мирятся, только что не женятся и детей не рожают по интернету. Глядя на них, начинаешь сомневаться, что кто-то может жить ВНЕ соцсетей. И хотя несколько человек, не имеющих аккаунтов ни в какой соцсети, я знаю лично (одно такое чудо даже живет со мной без малого тридцать лет) - все равно мучают сомнения: удастся ли мне описать Дамело достоверным, но не склонным к болтовне? Получится ли у меня создать современного человека, для которого слово не более чем сотрясение воздуха, а не средство добывания благ, силы, признания? Или он получится дауншифтером посреди мегаполиса, нёрдом-шизоидом, лишенным полезных навыков общения?

Я-то свой персонаж совсем не таким вижу. Но слово будто мстит за подобное пренебрежение к себе - и постоянно подсовывает мне образ угрюмого бобыля, в одиночку жующего свой салат из пластиковой упаковки, сидя перед теликом. И так - много лет подряд. Как будто жуй он тот салат перед монитором, собирая "лайки", это бы что-то изменило. Хотя кое-что - изменило бы. У человека, не имеющего аккаунта в соцсетях (или просто редко в них бывающего), на порядок больше времени, которое надо научиться не убивать, а использовать. Те несколько часов, которые уходят на рядовой холиварчик или фотоотчет (любимые многими поварами), оказывается, могут быть употреблены и с большей пользой. Но с какой? И тут воображение пасует. Если человек чем-то занимается, значит, он должен каждую минуту своего времени посвящать делу своей жизни?

Прям как в "Семнадцати мгновениях весны", в реплике Штирлица в адрес пьяненькой "математички": "Я сейчас приду, иди, напиши мне пару формул". Ну да, это оно. "Поклянись!" - "Чтоб я сдох". Ладно. Пойду писать свою пару формул, пока слово не отказало мне в том, что для меня и есть дело. Кто понял, что я сейчас сказала - тот молодец.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, осознание незнания, пытки логикой и орфографией, сетеразм, фигак!, философское
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 88 comments