Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Не болит у дракона попа


У Энни очередной жук и мне, как всегда, неймется объясниться. Все эти ребятки, носящие нам свое бесценное мнение на лопате, а оно в результате нашей подлой тенденциозной трактовки оборачивается жуками и перьями, служат мне неистощимым источником тем. Вот, например, тема об изобретении велосипедов.

Если ты заметил, что в трехколесной отраде твоего детства и юности чего-то не хватает, можешь пойти и купить двухколесный, трековый, грузовой, электрический, летающий или водный. Ну а если тебе нужна не продающаяся в магазине стандартная хрень, а нечто особое? Есть два варианта: потратить много-много времени на поиск подходящего варианта в тырнете или сделать самому. Руками и мозгами. И второй вариант используется все реже, потому как мы же цивилизованные люди. С деньгами, с интернетом, с вечным дефицитом времени, нам не до изобретения велосипедов, даже несмотря на то, что существующие конструкции нас не удовлетворяют. И мы вполне могли бы сделать лучше, кабы не пресловутый дефицит! А кстати, откуда он взялся? Что, мы слишком много времени проводим в интернете, подыскивая, что бы где прикупить? Это МЫ потребители, ничего не создающие? Да я ж тебя!

На фоне очередного глубокомысленного жуконосителя вдруг снова вытянул все три своих шеи дракон из сказки о драконьем аппетите. Кажется, аналитика себя исчерпала (временно, не радуйтесь так явно), возьмусь-ка я за мифотворчество. Поехали!

- Уйди, постылый... - Старшая голова трехголового дракона сделала попытку спрятаться под крыло, где и так уже пряталась младшая. Средняя голова при появлении гостя сразу же залезла под другое крыло и при попытке вытащить ее оттуда пребольно кусалась.

- Вы взываете к своему внутреннему ребенку, потому что ищете ярких эмоций! - донесся крик снаружи.

Младшая голова приоткрыла один глаз и посмотрела на старшую с презрением:

- Ну и кто говорил, что любого положит на один зуб, другим прихлопнет?
- Завали хлебало, - обиженно буркнула старшая голова. - Ты знаешь, какие они на вкус, психологи эти? Как резиновая баба в любриканте. А чуть какую гадость жрать, так сразу ко мне - выручай, мол! И вообще у меня зубы мудрости режутся. Двенадцать штук.
- А чего тогда делать? - расстроилась младшая. - Мы все пламя на последнего рыцаря истратили.

Они помолчали, вспоминая нахальную консервную банку, отказавшуюся вытереть шпоры при входе, хотя там лежал хорошенький коврик с соответствующей надписью, связанный драконом собственноручно. Сами бы попробовали связать что-нибудь лапами с полуметровыми когтями - небось, вам бы тоже не понравилась попытка игнорировать изложенный на коврике добрый, интеллигентный совет. И вы бы плюнули огнем в любого, кто принес в вашу уютную пещерку два кило дорожной грязи сразу после генеральной межсезонной уборки.

Ну да, рыцаря-то дракон запек в латах, а оруженосец сбежал. И немедленно разнес сплетни про скверный драконий характер по всему свету. Дракон, честно говоря, не возражал против ухудшения своей и без того ужасной репутации. Учить дураков уму-разуму радикальными методами всегда было грязной работой, но кто-то же должен ее делать? А то развели, понимаешь, антимонии, братства по интересам, сестричества по диагнозам, политические диспуты в трактирах, психологические консультации в борделях... И все им, людям, мало! Им надо свой дурдом распространить на его, драконову, жизнь. Вот и приходится принимать драконовские меры.

- Может, с ним, как с баттхертистом? - нерешительно предложила младшая голова. - В тот раз вроде хорошо получилось.

Проповедник секты баттхертистов целую вечность таскался по окрестным деревням - мастер-класс по истреблению еретиков давал. Еретики при виде него уже приноровились самоистребляться: как видели того проповедника, так и бежали со всех ног в ближайший трактир, куда проповедник никогда не заглядывал. Опасался, видимо, поколебать стройную картину мира, сложившуюся в пустой, но объемистой голове истинного баттхертиста.

На свою беду он приехал в деревню, где еретики были непуганые, вот и ошарашили проповедника встречным предложением: истребить абсолютное зло этих мест. В ужасном драконьем лице.

Сам-то Трехголовый на момент прибытия борца со злом видел стопицотый сон и вопли у входа в пещеру воспринял как будильник, то есть без энтузиазма. Выслушав с хмурым видом гипотезу о том, что он, дракон, ведет себя по-драконьи не из-за породы своей, а из-за таинственного недуга под названием "попаболь", вялый по холодку ящер отмахнулся и полез было обратно - досыпать. Но тут проповеднику пришла в голову мысль использовать новомодные приемы проповедования. И он начал, следуя моде, прикалываться и подкалывать. Вы когда-нибудь выползали из пещеры вместо привычной середины весны в середине осени - ради того, чтоб вас, многометровую чешуйчатую машину для убийства, попытались подколоть? Что говорите? Вы не машина для убийства? Дракон тоже ею не был. Пока к его заднице не попытались подойти поближе, чтоб потыкать колюще-режущим в предположительно-мягкое.

- Лучше надо было зоологию учить. Бестиарии, что ли, штудировать. А не только над Святым Луркморием тупить, - проворчал дракон, втирая каменным задом в грязь останки проповедника. - Баттхерт, баттхерт... И ничего не больно. Теоретики хреновы.

- Нехорошо как-то... - вздохнула старшая голова, припомнив кровавый блин у входа, над которым густым облаком роились мухи. - Человек помочь хочет, старается. Говорит, я с тобой общаюсь, потому как ты инфантильный придурок. А что, в этом определенно что-то есть...
- Я инфантильный придурок? Я? - младшая голова засопела, ощетинив гребень, из ноздрей у нее потянулись струйки дыма. - Ну да. Я инфантильный и я придурок. Поэтому мне все можно. И я собираюсь воспользоваться этим прямо сейчас, - бросила младшая, затылком выпрастываясь из-под крыла. - Сиди тут, дедуля. Инфантильный придурок решит твою старческую проблему.

Старшая голова едва слышно захихикала. До чего легко манипулировать молодежью! Даже если разница между вами - всего в несколько минут, которые потребовались младшей башке, чтобы открыть глаза и произнести свое младенчески-дракончиковое "квак!". Старшая зевнула во всю пасть и прислушалась. Где-то вдали смачно хрустели кости проповедника.

Счет после пересчета:

У Таты - 7 и 14

У Энн - 19 и 28

У Инессы - 11 и 16
Tags: Трехголовый, сказки для очень взрослых, степень прижученности, уголок гуманиста, фигак!, философское, ходите и кадите, цирк уродов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 178 comments