Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Не хлебом единым! Хотя и им тоже...

68.18 КБ

Ну, все, последний всплеск гастрономической тематики – и следующие посты уже будут выдержаны в глубокомысленно-документальном тоне. Типа «Немцы – народ крайне неторопливый и вдумчивый…»

А пока расскажу-ка я еще о том, как движется подготовка к Рождеству. Если кто уже позабыл, то включились мы в этот марафон не только из нежной любви к кулинарному искусству. Просто сестрица Боевой Мыши РАДОСТНО описала грядущее – ну просто неотвратимое - рождественское застолье.

И узрела я внутренним взором любимый набор неумелой хозяйки, недостаточно уверенной в себе, чтобы плюнуть на кухневахту и накупить готовых разносолов. Сухая и ломкая утка, до капли излившаяся жиром на поддон, мокровато-комковатый безликий оливье, он же «русский салат» (да, Европа не желает признавать себя автором этой морковно-картофельной красы и все сваливает на Россию) и на десерт – недорогой, некалорийный, несладкий - даже, я бы сказала, эргономичный - замороженный торт. В организме не задерживается, в резервных жирах не откладывается, и вообще пролетает насквозь, практически не повредившись ни единой розочкой.

Это было бы неплохо, справляй мы Рождество в тундре.

Здесь это было неприемлемо. Я человек по натуре деликатный, но тут безжалостно отмела две кандидатуры – сальную мумию утки, и торт – ершик для прочистки желудочно-кишечного тракта. Зато я оставила нашей крале возможность натерзать в тазик вареных овощей! Правда, та еще пыталась реабилитировать торт, объясняя, что он, в отличие от свежеприготовленных, существенно дешевше. Свежие торты идут по 30 «ойро», а этот – всего около 7.

Надо признать, сестре БМ СИЛЬНО ПОВЕЗЛО! Я так была занята рассказом о пороках замороженного торта, что и не расслышала ее аргументов про его достоинство – про цену. Иначе я бы ее убила. До меня только потом дошло, ЧТО там на заднем плане мямлила рачительная родственница. Ну вот скажите, незабвенные, в России кто-нибудь прибегнул бы к такому аргументу – по крайней мере, в отношении праздничной еды? Да не просто праздничной – это первое, и, возможно, последнее наше совместное Рождество. Сказать в лицо человеку, который припер вам тыщ на семь подарков, что торт за тыщу рублей – это дороговато для праздничной трапезы с его участием… «Он невкусный, но дешевый, поэтому на свое первое Рождество в Европе вы будете есть ЭТО!» - пусть не прямым текстом, но общий смысл именно таков.

Я никак не могла хладнокровно пережить эту фразу и еще долго пылала огнем мщения, а Мышь все объясняла и объясняла в мое раскаленное ухо: «Здесь так принято – не накупать деликатесов, не тратить лишних денег. Мы с тобой – сумасшедшие русские, которые не знают счета бабкам. Поэтому мы и затариваемся тем, что нам нравится. Здесь так не делают. Не делают здесь так… Бу-бу-бу-бу-бу!»

Конечно, здесь за тридцатник можно купить отнюдь не дешевый предмет одежды. И даже дешевле. Намного. Нежнейшая – на ощупь - кофточка, купленная мною вчера, стоила 8 евро. Кстати, с первой кофточкой меня. И с первым такс-фри. Но я все равно считаю, что праздник для меня и Мыши – такая же важная вещь, как и предметы гардероба. Если все удовольствия от путешествий на кофты переводить, никакой заграницы не увидишь, одни вешала и примерочные. И еще я считаю, что сестрица БМ – изрядная жадница. Всегда такой была. А местные обычаи просто легли новым тестом на старые дрожжи.

Итак, чтобы не испытывать на собственном организме последствий сестрицыной экономности, мы и ходим второй день по магазинам. Вчера описание процесса остановилось на околбасении, настигшем меня в ходе запасания фуража. Это было вчера. А сегодня продолжилось – и запасание, и околбасение, и отортение, и вообще окормление меня всем, что здесь, в Берлине, так вкусно, что не могу я, товарищи дорогие, понять: ну почему немцев не настигла эпидемия ожирения?

Толстяков мало. То есть феноменально мало толстяков. Притом, что еда… немецкая еда – это как немецкая философия. Ее можно изучать в университетах отдельным спецкурсом.

Вот взять хоть колбасу… (О да! Колбасу надо взять, даже если ты вегетарианец! Возьми немецкую колбасу – и развратись!) Витрин, заваленных колбасами, и в Москве предовольно. Но здесь она… колбаснее, что ли. И с нее колбасит так, что чувствуешь себя не человеком, а бутербродом. Просто хочется ею накрыться и таким образом воплотить свое космическое предназначение.

88.01 КБ

63.40 КБ

64.64 КБ

Затесавшиеся среди колбас омары сиротливо жмутся друг к дружке, всем панцирем ощущая свою покинутость в этом мясопродуктовом мире…

86.43 КБ

А соленья, наоборот, раскинулись широко и позволяют себя любить.

92.77 КБ

155.98 КБ

Здесь я впервые попробовала «тойфли» («чертики») - острый перец в маринаде, фаршированный сливочным сыром. Это продукт, безжалостно разлученный с возлюбленной – с нашей русской водкой. Оценить его по достоинству можно, если тяпнуть беленькой и тойфлем (тойфелем?) закусить. В отличие от маринованной свеколки, которая, как я понимаю, польский иммигрант. В Польше есть водка, хотя и дурная. Не стоят поляки своей свеклы. Зато под нашу водочку и ихняя свеколка блистает ярче, словно маринованный рубин.

Здесь любят русскую водку. Хотя в Берлине есть все, что горит и пьется одинаково весело. Есть даже саке – под него отведен магазинчик, в котором всегда есть народ. Берлинцы, как сказано в путеводителе, всегда открыты для новых веяний.

76.11 КБ

Ну, и напоследок – моя страсть. Страсть, которая здесь одновременно и растет, и увядает.

74.67 КБ

54.08 КБ

Я люблю их, эти пироги, эти торты, эти десерты. Я люблю не только есть их, но и готовить. Так вот в Берлине я совершенно не в силах ничего печь. Такое чувство, что мне вручили боксерские перчатки и поставили на ринг против Мохаммеда Али… и Валуева заодно. Победить невозможно. Остается прибиться к канатам и тихо плакать от предчувствия поражения. Каждая витрина со сладостями – как картина великого мастера. И совершенно все равно, любишь ты сладкое или нет. Это большое эро... эстетическое переживание.

96.91 КБ

133.85 КБ

А в конце этого кулинарного путешествия я едва не поселилась вот тут, под пальмой, осеняющей ветвями все дары тропиков и не-тропиков.

186.63 КБ

Вид у нее был такой важный, точно она-то и есть истинное древо познания. На заднем плане насмешливо бугрились дурианы, от которых нас в свое время упреждала Грандифлора, в корзинах кучами лежали известные и неизвестные моим рецепторам плоды. Наверное, в одной из этих корзин проживает толстый райский змей-искуситель. Но он не торопится никого искушать, потому как постоянно что-то жует…
Tags: Берлин, границу совсем затоптали, культ еды, месяц драбадан
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments