Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Сказка о драконьем аппетите


Барабаны били, казалось, прямо в грудь. Страха больше не было, был кровавый туман, застилающий глаза и шумящий в ушах громче барабанов, громче далекого моря, громче близкой грозы. До склона ее несли в носилках, вверх по склону - на руках. Но только до середины. Последние шаги жертва должна сделать сама. Иначе дракон не поверит, что она готова стать тем, чем станет очень скоро - куском мяса на желтых, изогнутых, точно сабли, зубах.

Рискуя съехать вниз с каменной осыпью, поминутно оскальзываясь, насквозь прокусив губу, жертва ползла по камням, гладким, будто змеиное брюхо. Сотни и сотни предшественников отполировали камни Последней тропы... собой. О том, что было после Последней тропы, жертва старалась не думать: боялась потерять достоинство, заблажить, кинуться назад - и провести остаток дней под понимающими взглядами односельчан. Взглядами, в которых сверху сочувствие, а в глубине - обвинение в трусости. Нет уж. Она дойдет и накормит собой дракона.

Вдоль тропы росли какие-то ягоды. Вроде как жертве положено поесть этих кисло-сладких, синих-синих, хвойно-душистых ягод. Они улучшают вкус человечьего мяса. Жертва содрогнулась, помимо воли впуская в сознание истории о том, как дракон убивает крупную дичь: может вцепиться в руку или ногу, вырывая сустав из капсулы, оторвать и жрать в стороне, пока жертва истекает кровью. Может вломиться зубами в бок и долго мотать башкой, выкручивая шмат побольше, словно крокодил из дохлого бегемота. Может схватить за шею и утащить вглубь Священной дыры, чтобы там расплющить тушей и слопать без помех, отщипывая понемногу от гниющего трупа, точно женщина, смакующая пирожное.

Никто не видел, как дракон ест человека. Но болтали об этом - все.

Драконы те же крокодилы. Только летают и злые очень. Легенды о драконьей мудрости такая же лажа, как и сказки про драконьи сокровища. Вот только крокодилов ловить трудно, а уж драконов-то... Зато от драконов можно откупиться, чай, не крокодилы. А если освятить собственную трусость вековыми традициями, обрядить кусок человечьего филе в златотканые тряпки и драгоценные ожерелья, да проводить к месту пожирания чарующим ритмов барабанов...

Будьте вы прокляты. Я спасу ваши шкуры, но будьте вы прокляты.

Деревня под горой уже жила прежней жизнью: ритуал почти закончен, жертва перевалила через окровавленную закатом вершину и скоро дойдет до конца Последней тропы. Скоро-скоро чешуйчатая гадина сожрет лучшего из нас и уснет сытым сном на год. Ну да, как крокодилы, семя драконово.

Священная дыра показалась в конце тропы совершенно неожиданно. Вот так идешь-идешь на смерть, а когда она, попыхивая косячком и позванивая косой, выходит тебе навстречу - оно всегда неожиданно. Жертва присела на корточки, точнее сказать, упала на четвереньки, вглядываясь в непроглядную тьму драконьего логова. Оттуда доносился запах, до странности напоминающий о прошлой жизни, о людях, о доме. Обо всем, чего ей больше не видать.

- Не пойду, - угрюмо сказал кто-то. А может, сама жертва и сказала.
- Пойдешь! - напористо возразил кто-то. И опять жертве показалось: это ее слова.
- Да ну, - ответил еще один кто-то. - Чего мы там не видели. Опять фаст-фуд.
- Молчи! - зашипел тот, кто говорил вторым. - Ты, дурья башка! Не понимаешь, как это для них важно?
- Началось, - сказали хором первый и третий голоса.
- Интересно, о чем на сей раз - о кулинарии или о геополитике? - вежливо осведомился первый. У него был низкий, хриплый тембр. Контральто с нотками застарелого алкоголизма.
- Хочу о кулинарии! - дерзко потребовал третий голос. Третий был нахальный, звонкий и решительный. "Взять лопату и у-е-бать!" слышалось в нем.
- Рога нахуй пообломаю, - нежно пообещал второй. - Люди - ВСЕ люди - считают себя деликатесами, а вы кочевряжиться удумали?
- Не матерись! - назидательно прохрипел первый и басовито закашлялся. - А то я тоже... уже... кхххааабля! Очень материться хочу.
- И я, - проникновенно согласился третий. - Как представлю, что там опять приперлось... в бусиках до жопы...
- Уважайте людскую самоотверженность! - рявкнул второй. - Быра жрать, кому сказано! Я проверю, чтоб доели всё!

И перед обезножевшей от ужаса жертвой из Священной дыры появились все три головы великого, мудрого, бессмертного дракона, главного предмета местной гордости и мифологии.

Это меня на хи-хи после очередного придурка пробило: вам же без нас жрать нечего будет, че вы материтесь-то? Тово и матерюсь, маленький, что ты не еда, а как бы противоположное совсем.

UPD. Новости! Нифффигасе Татка прибарахлилась давеча... ПЯТЬ жуков и ТРИ пера (раздельно). Нет, четыре! Обогнав Энни, представляете, народ? Ваши ставки на Энн тю-тю, бегите заливать горе в салун. Осеннее обострение, чо.

Под влиянием оного один из моих уродцев заполз к Энн, притащил перо - не об том ты пишешь, тетка! В общем, с вышеупомянутым придурком из моих закромов итог таков:

У Таты - 7 и 14

У Энн - 7 и 12

У Инессы - 10 и 15
Tags: Трехголовый, сказки для очень взрослых, степень прижученности, фигак!, философское, ходите и кадите
Subscribe

  • Капустный салат с соусом табаско

    Очень удобный салат для пикника, шведского стола, приема гостей. Особенно хорош тем, что его можно приготовить зара­нее и оставить на ночь в…

  • Рыба в сливках и хрене

    Сочетание хрена и сливок на первый взгляд кажется странноватым. На самом деле острота одного компонента прекрасно сглаживается мягкостью другого. А…

  • Флорентийское печенье из ананасов и кумкватов

    Флорентийское печенье я готовлю часто. Оно простое, удобное в плане готовки, не требует никаких особых навыков и выглядит прекрасно, даже…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 181 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Капустный салат с соусом табаско

    Очень удобный салат для пикника, шведского стола, приема гостей. Особенно хорош тем, что его можно приготовить зара­нее и оставить на ночь в…

  • Рыба в сливках и хрене

    Сочетание хрена и сливок на первый взгляд кажется странноватым. На самом деле острота одного компонента прекрасно сглаживается мягкостью другого. А…

  • Флорентийское печенье из ананасов и кумкватов

    Флорентийское печенье я готовлю часто. Оно простое, удобное в плане готовки, не требует никаких особых навыков и выглядит прекрасно, даже…