Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Контрабандистское


Сижу в аэропорту. Злюсь. У меня отобрали воду и пришлось покупать воду заново – в проклятом дьюти-фри. Почему никогда не хочется пить тогда, когда у тебя с собой есть вода, – и жрать, когда у тебя жратва в пределах досягаемости?

Зато на залежи сигарет в нашем багаже никто не обратил внимания. Спасибо Грымзи, величайшей контрабандистке современности!

Мышь пошла покупать родне очередные духи. В прошлый раз духи, в этот раз духи, небось, и через год будут духи. Родне БМ светит выиграть конкурс «Самые благоуханные люди страны».

Мы прем с собой оба ноута – мой и БМ. Ну вот зачем второй ноут в Германии, если мы не взяли с собой ничего даже похожего на заказ на очередную книгу? Мы что, не можем в покер резаться или пасьянс раскладывать не на экране, а вживую? Это все техногенная девиация. Вот был у нас один ноут – даже сомневались, везти его или не везти. Теперь их два. И я еще собираюсь купить наладонник или айфон, потому что он меньше. Дурдом. Еще пару-тройку прибамбасов на шею надеть – и каждый килограмма на два. Чтоб меня вообще к земле пригнуло.

Интересно, а наша доблестная таможня отобрала у БМ колбасу как неведомое химическое оружие? Я видела, как кто-то рылся в ее сумке… Не, не отобрали. Так и выяснилось, что одесская колбаса больше не считается средством для угона самолетов. Помни, террорист: одесская колбаса – твоя пятая колонна!

Но эту проклятущую воду, купленную взамен отобранной, я непременно выпью! Из чистого, как горный родник, жлобства!

Никогда еще не летала ночью над освещенными городами. Выглядит, как гигантский кусок черного бархата, по которому сотня безумных вышивальщиц назвездила тысячи и тысячи иероглифов – рыжим золотом и голубоватым серебром. А Москва так и лежит на горизонте кучей золотистой новогодней канители. Как будто ее приготовили обряжать вселенскую елку.

Полет проходил весело. После завораживающего зрелища земли, покрытой шитым бархатом, наступило время повседневных забот: впереди сидела парочка поляков, из которых один был похож (статью и поведением) на Тарзана, а второй – на Читу. И мы с БМ всю дорогу гадали, поженятся ли они прямо по ходу полета, а если поженятся, то успеют ли порадовать окружающих здоровеньким потомством еще до посадки…

Правда, садиться в темноте оказалось страшно. Самолет здорово раскачивало, крыло билось так, что, казалось, вот-вот самолет начнет им помахивать, огни городов стремительно – уж очень стремительно – увеличивались и одновременно эдак непринужденно болтались от нижнего края оконца к верхнему, фюзеляж страшно, бешено щелкал, а пассажиры все поголовно прилипли к окнам. Когда самолет сел, все заорали и зааплодировали. Кажется, самый страшный момент, когда моя молодая жизнь могла бы и пресечься, я пропустила…

А сейчас я в Берлине, в кровати, в нашей с БМ комнате. Добрая мама БМ откуда-то притащила гигантский стационарный кампутер. Так что теперь у нас на двоих три компа. Можно организовывать свой собственный печатный орган.

Я лежу, печатаю и думаю, когда это можно будет прислать в ЖЖ…
Tags: Берлин, мир за вычетом меня, уголок гуманиста, фигак!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments