Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Принц Как’Его’Там в когтях бухгалтерши


олег за все берется смело
все превращается в гавно
а если за гавно берется
то просто тратит меньше сил

Итак, продолжение предыдущего поста, рассказ про формальные признаки, по которым подавляющее большинство сетевых критиков любит судить о качестве произведения.

В первую очередь это, разумеется, обозначение определенной сюжетной схемы неким словом с пренебрежительным оттенком. Например, навязший у всех в зубах "попаданец". Думаю, незачем перечислять прекрасных авторов и прекрасные книги, в которых эта схема использована ко благу читателя и литературы в целом. Достаточно сказать: ВСЯ приключенческая литература так или иначе задействует элемент перемещения героя из привычной среды в непривычную. Убери этот элемент из списка годных художественных приемов - и приключенческой литературе пиздец.

Каковым пиздецом ходячим и является наш родимый графоман, которого самозваные критики-теоретики норовят красиво обозвать ремесленником. В отношении приличного автора у них ничего, кроме лая, в арсенале не находится, а для милого дружка - и сережку из ушка, и термин из... не будем говорить откуда. Но участием мозга там не пахнет. Зато крепко пахнет общеграфоманской солидарностью. Как же, человечек из нашего фандомчика - ну как не порадеть?

И вот, благодаря крепкой спаянности графоманских рядов, мы получаем нехилый пласт литературной почвы настолько безжизненной, как будто ее посолили и перелопатили, чтоб тут вовек ни черта не росло. В этом пласте, крепко притиснутые друг к другу, валяются бесполезные, безмозглые, бесхарактерные и бесцветные людишки в ожидании, когда их переместят в лучший мир. К сожалению, не на тот свет, а в параллельную вселенную. Где их скиллы чудеснейшим образом прокачаются до мегакрутости и... и ничего. Какими они были мудаками и мудачками, такими и останутся. Чтобы этот персонаж изменился, надо автора менять. С особой жестокостью.

Я не против эскапистской литературы. Эскапизм в искусстве подарил миру множество шедевров. Но наш дорогой графоман мастерски засирает все жанры, поджанры и приемы, к которым прикоснется. Мидас наоборот - тот в золото все превращал, этот - в говно.

Вот почему, если ты, приличный автор, используешь схему, знатно поработавшую на литературу ДО того, как полтыщи графоманов взяли ее на вооружение, то тебя автоматически записывают в графоманскую рать. А, говорят утомленные графоманьем сограждане, снова попаданцы и попаданки? Не, мы такое не читаем. Потому что заебало. Видеть больше не желаем это самое перемещение из привычной обстановки в непривычную. Ну а нашу публику, ежели она вошла в пике, то есть в состояние "Знаем мы вас!", никакими аргументами не проймешь. Публике важнее самой себе доказать, что она не лохушка и ловко отмела притязания на себя ушлого фармазона.

После чего эта не лохушка пойдет и радостно отдастся в объятия очередной франшизы - а ты стоишь, как оплеванная. Спасибо, дорогой "ремесленник от литературы" (хотя, конечно, ремесленник из тебя, как из говна пуля), испортивший репутацию нормальному художественному приему. Теперь все, что написано с его применением, считается некошерным.

Вдобавок какое раздолье для игр разума (или почти разума) дают художественные образы! Возраст, семейное положение, профессия - и готово дело, "рыжая ведьма", "прокачанная мерисья", "хикки-задрот", "тупой прогрессор". Но знаете, что? Любитель на досуге посудить по неймингу и поклеить ярлыков - не критик, отнюдь. Он всего-навсего обсиратель. Хотя в силу психологической проекции может обвинить в обсирательстве меня. За то, что я, в частности, отвесила заслуженного пинка его хорошему приятелю. Повторяю: за дело отвесила. Давно пора.

А потом пошла и написала книгу с главгероиней, по нескольким параметрам похожей на главгероиню обиженного аффтара:
- не первой молодости тетка, нахально претендующая на наличие остаточного сексапила;
- имеющая ребенка, но одинокая, мужиком брошенная и оттого в депрессии пребывающая;
- попаданка, чо уж там уж, как есть попаданка;
- встретившая в иномирье много странных и неприятных личностей, а за некоторых так даже вышедшая замуж.

Все началось несколько лет назад, когда мне прям под нос принесли некую Наталью Бульбу. Словно дохлую крысу с помойки: глянь, хозяйка, на мою знатную добычу. А через энное количество времени я написала книгу, которую друзья, сторонники и всяческие хомяки поклонники Бульбы могут радостно объявить плагиатом, коли нечем больше заняться.

Я и не отказываюсь: моя Катя подходит под все вышеперечисленные определения. Подозреваю, что под них подходит еще десятка три героинь ну очень разных произведений. Не все ж про мОлодежь бездетную писать, некоторые авторши преклонного возраста решили наделить героиню нестандартными качествами. Тем не менее бульбогероиня как была, так и осталась мерисья картонная, хрестоматийная. И я сегодня в настроении объяснить, почему не сработал "оживляж" - а именно увеличение возраста героини, придание ей семьи и прочих якорей-привязок к реальному миру.

Да потому, что это не изменило героиню ни на йоту. Сказавши "а", надобно сказать "бэ". Если героине не шестнадцать, то она, наверное, должна иметь образ мыслей, хоть сколько-нибудь соответствующий возрасту? А нифига. Пресловутая "Ловушка для темного эльфа" написана именно про сексапилку-инфантилку. Которая все о себе вываливает в первых же строках письма книжки:

Этот год в моей жизни был довольно тяжелым.
Сначала меня бросил любимый мужчина, с которым нас много лет связывали близкие отношения. Они, конечно, не сулили уже ничего нового, но были удобны, как растоптанные тапки, знакомы до каждого слова, малейшей интонации, полужеста и радовали мнимой стабильностью.
Моя соперница, молоденькая длинноногая блондинка, обладающая к тому же гипертрофированным чувством собственной значимости, всерьез поколебала мою уверенность в себе.
Вскоре начались проблемы с сыном. Впрочем, трудности возникли не у сына, а у меня. Потому что он вырос, а я продолжала делать вид, что ему ну никак не обойтись без моей заботы, от которой он категорически отмахивался, настаивая на своем праве быть самостоятельным. Попытки уговорить себя, что все матери рано или поздно через это проходят, результата не приносили, а сил относиться к этому спокойно не хватало.
А затем, как и следовало ожидать, началось что-то непонятное на работе. Вроде бы ничего особенного, но… Идти туда не хочется. И с работы домой тоже не тянет.
Так что, несмотря на то что на дворе зима и температура за окном вызывает желание закутаться потеплее и с кружкой чего-нибудь горячего занять место на любимом диване, я иду в парк. И гуляю там до тех пор, пока окончательно не скрючит пальцы и ступни не примерзнут к стелькам сапог.


Итак, поглядим в лицо тому, что в данном тексте выполняет роль литературного стиля. Я лично сомневаюсь, что язык произведения заслуживает звания стиля.

Отчего-то если не каждую, то каждую третью фразу аффтар начинает с нового абзаца. Интересно, знает ли г-жа Бульба, для чего литературному тексту абзацы? Между прочим, не просто так, а для того, чтобы эмоционально выделить новый поворот темы. Ну и кто видит тут хоть один поворот? И далее везде - фраза-другая на абзац, не больше, без всякого смысла и закономерности. Очевидно, чтобы объем натянуть. Как некий девайс на некую часть тела.

Прыгаешь глазами по абзацам, а книжечка еле ползет - и одновременно летит пулей. Почему? Потому что события даже не описываются - они лишь бегло перечисляются. Прием, знакомый по книгам тех авторов, которые не умеют или/и ленятся писать. Им не до образов, не до характеров, максимум, что они опишут - внешность очередного персонажа, да еще костюмчик (фанфики наше все, вротмненоги). Скорее, скорее, скорее добраться до миров, где имена пишутся исключительно через апостроф, а лучше через два - Валиэль Д’Сар’Амэль или, скажем, Ахрениэль Не’Лингам’Собачий... Там - красиво. А тут... всё такое фу, что главгероиням, будущим воительницам, магам и просто мерисьюшечкам, нестерпимо прям, нестерпимо.

Да и нафига все эти приемчики по созданию настроения, атмосферы, образа, когда и так усё ясно: баба побегла в парк, ща встретит там магического клована, он ее в другой мир пригласит. Разумеется, милые. Прямщаз, буквально через несколько строк:

Это был… Как ни смешно звучит, это был мужчина. В отличие от смазливых представителей сильной половины, которыми пестрят телеэкраны, он был по-мужски красив. И от него даже на расстоянии веяло силой, уверенностью, надежностью и… абсолютной самодостаточностью.
Высокий, даже по сравнению со вторым, который шел рядом и тоже был немаленького роста. Атлетически сложенная фигура. Стремительные и грациозные движения делали его похожим на хищника, уже выследившего добычу и теперь уверенной тенью скользящего за ней.
Он ступал так мягко, что практически не оставлял следов на недавно выпавшем снегу, не издавая ни единого звука.
Обращали на себя внимание гладко зачесанные назад, собранные в хвост длинные волосы и странная татуировка на правом виске, которая, пересекая бровь, спускалась на скулу и была похожа на раскрывшую капюшон кобру.
При взгляде на него комплекс, заставивший меня поставить жирный крест на своей личной жизни, раздулся как воздушный шарик. А уровень самооценки резко понизился.


До-о-о-о, в реальном мире такой прелести маскулинной нет и быть не может. Кругом одни смазливые пидарасы, а тут цельный Д’Артаньянушко, брутальненький, с татушечкой, грациозненький и атлетичненький. С хвостиком. Хищничек. Интересно, они что, друг за другом списывают, бульбы эти? Куда ни глянешь, от фика до издатого - стремительные-грациозные-татуированные хыщники, скользящие, не оставляя следов. Их что, атлетичных, через жопу гелием накачали, что они следов не оставляют? Или Гарри Поттер опробовал на них на всех заклинание Вингардиум Левиоса, чтоб они полетали, только низэнько-низэнько, как в анекдоте?

И, конечно, немедля начинается нытье на тему "Мне такой мужик не светит". А что светит? Малокалиберное женское щастье, описанное в следующем абзаце:

Нет, я, конечно, старалась убедить себя, что для своего возраста выгляжу вполне ничего. Я даже делала по утрам зарядку, чтобы сохранить остатки своей фигуры, утруждала себя ежедневным макияжем. Надеялась, что какой-нибудь индюк с пивным животиком и абсолютной уверенностью в своей неотразимости сделает меня счастливой.

Итак, героиня не очень-то надеется сделать хорошую партию, заарканив какого-нибудь татуированного красавчика, который ходит, как Леголас. Ей, типа, хватит и индюка с пивным животиком (вообразите себе эту вкусную, питательную птицу, вспоенную пивом - ммм...). Так? Так или не так, я вас спрашиваю? А хрен их знает, этих описательниц потемков главгеройской души. Потому что следующая строка, мягко говоря, не имеет отношения к предыдущим:

Но теперь, глядя на это явление, которое с безоговорочностью танка продвигалось в противоположную мне сторону, я понимала, насколько напрасными были мои надежды.
Возраст, в котором можно было мечтать о принце на белом коне, остался давно позади.
Да и для того чтобы его встретить, надо самой быть… минимум принцессой.


Ох уж эти мне аффтарские метафоры... "Безоговорочный танк", ояебу... Метафоры дивно сочетаются с аффтаррской же логикой, которой неважно, что за пару строк до того ГГ НЕ надеялась ни ни какие безоговорочные танки, неважно, что принц ей, старушенции, все-таки встретился, несмотря на близость пенсионного возраста и отсутствие аристократического статуса.

Который, может, еще отрастет. Чтоб красавчик (оказавшийся типичным параллельноизмеренным быдлом) не вел себя с главгероюшкой с истинно принцевым хамством:

Опешив, я не заметила, как мужчины поравнялись со мной, и незнакомец, заставивший мое сердце сладко замереть, ненароком задел меня плечом. От этого случайного движения я отлетела, едва не вписавшись в решетчатую ограду.
<...>
Спас меня от наваждения второй. Он что-то произнес, отвлекая своего спутника от моей скромной особы. Незнакомец вздрогнул, на его лице отразилась гримаса, словно что-то вызвало в нем отвращение, и… пошел прочь.
Оставив мою душу растерзанной на куски.


Почему, отчего душа героини сперва так воспарила при виде кроссаффчега, а потом так же стремительно грянулась об плинтус - ничего не объясняется, не раскрывается, не уточняется. Типа "Ну придумайте сами чего-нибудь!" Вот так и вся книга составлена из отрывочных, унылых фраз, обозначающих событие, но не более того. Подобное конспективное изложение не сгодилось бы даже для сценария. Хуже всего выглядят попытки пугать и иронизировать:

– Ты забыл обновить заклинание, и теперь твоя очередная подружка ждет от тебя ребенка?
Да… Что-что, а уж издеваться тонко и изящно в моей семейке умеют все.
Пришлось усмехнуться и вновь повторить отрицательный жест.
– Тогда, – его голос переходил в рычание, – может быть, ты сможешь объяснить мне, что ты делаешь здесь в такое время. – И для полноты ощущений хлопнул половинками книги, закрывая ее.
Я тоже тебя обожаю, папочка. Нашел кого напугать демонстрацией своего монаршего гнева.
Но тем не менее стоило соблюсти правила игры, и я, спрятав норовившую появиться на лице улыбку, спокойно заметил:
– Я нашел на Земле еще одну магичку.
Да, от такого взгляда Большой Совет в полном составе готовился передавать свои земли, богатство и титулы ближайшим родственникам. Потому что тому, на кого он был направлен, ничего хорошего ждать не приходилось.


Бульба во все дырки юзает надоевший до оскомины прием, обожаемый аффтарами данного левела: проинструктировать читателя насчет того, какие чувства он должен питать и какое впечатление получить от того или иного героя. Создать нужное впечатление-настроение-ощущение они не могут, не умеют. Вот и учат нас, как мы должны отнестись к очередному грозному монарху и к его сынульке, многовековому подростку, неспособному видеть дальше внешности.

Надо признать, они тут все на имидже помешаны, что быдлопрынц, что его будущая ученица, она же дама сердца, а на данный момент убогая чувырла, не идущая ни в какое сравнение с местными крутыми герлами.

Как вспомню, с кем придется иметь дело… И это мне… рядом с которым всегда были только самые прекрасные представительницы женского пола.
– Может, ты прекратишь мечтать?
Ну-ну… Если бы ты видел это чудо. Боюсь, я и в самом страшном сне не мог себе представить, что сам, добровольно…
<...>
Я уже успел подойти к двери, когда отец с легкой иронией в голосе уточнил:
– Она хоть ничего?
Мне не оставалось ничего другого, как закатить глаза к небу. Не знаю, во что она превратится, когда магия начнет ее менять.


Разумеется, в красотко. Как же иначе-то - не царского сына дело с замухрышками спать! И у апгрейд-версии главгероини будет все, чего не было в реальном мире, где она была никто и знать никак. А туточки она не просто магичка, она будущий маг Равновесия, только мелкий ишшо. Необученный. Но уже...

Рыжеволосая бестия с голубыми глазами.
<...>
Все, что теперь окружало меня, можно было назвать одним словом – лучшее.
Самый красивый мужчина – мне завидовали поголовно все, кому посчастливилось видеть нас вместе.
Самые лучшие вещи. Мне не приходилось даже ходить по магазинам – все приносил либо он сам, либо те люди, которых он коротко называл «охраной», не утруждая себя знать их по именам.
Он водил меня в самые лучшие клубы, чтобы развлекаться самому. Он заставлял меня звереть, наблюдая за тем, как очередная красотка вешается ему на шею, и неизменно появлялся словно ниоткуда, стоило кому-нибудь из носящих брюки оказаться в поле моего внимания.


Когда мечты немолодых бухгалтерш и йуных школьниц НАСТОЛЬКО гомогенны, вывод один: бухгалтерши так и не выросли. Или выросли. На дешевом любовном чтиве. Офиснопланктонный страшок, загремев в магические ебеня, немедля вырастает в рыжеволосо-голубоглазую бестию, искусно владеющую мечом, наделенную хрен пойми кому нужной эксклюзивной магией, начинает бурно охмурять мужика, который ее во первых строках на оградку уронил. Будет знать, стервец, как рядовых бабцов недооценивать! Вот влюбит она в себя какого-нибудь левого чувака:

Он среагировал на нее именно так и именно в той последовательности, в которой мог бы это сделать я.
На ее растерянную нерешительность – твердой уверенностью. На спрятавшуюся в глубине глаз беззащитность – желанием уничтожить каждого, кто посмеет обидеть ее хотя бы взглядом.
Его плечи расправились, когда он поднялся, чтобы предложить ей руку.
В его взгляде, которым он обвел замерший от этого зрелища зал, горело торжество победителя, выигравшего смертельную схватку.
В его движении, которым он подавал ей бокал…
А в ее глазах, которые она подняла на меня…
- нет, аффтар не скажет, что там в ее глазах, но я - я открою эту тайну. Там вот такими буквами написано "СОСИ!!!" Изысканное вино из драгоценного бокала, как у вас, у принцев, водится.

Соси, пока девушка не встретит эльфов. А после - тем более:

Стройные, затянутые в узкие кожаные брюки и плотно облегающие камзолы. Словно специально, чтобы сводить с ума женские сердца. У них были длинные шелковистые волосы. Темные у одного и светло-русые, цвета выгоревшей пшеницы, у другого.
С удлиненными лицами и большими, вытянутыми к вискам глазами.
- Не, какова физиология - волосы с лицами и глазами! Чиста ельфийская, чо. При виде столь ниипических фэйри хочется рыдать и плакать. Над судьбой русской литературы, в частности.

Короче, обаяшки. - Меня всегда восхищают попытки аффтара, небогатого умом и дарованиями, сделать ГГ тупее себя и составить с ним классический тандем "Тупой и еще тупее".

Итак, плачь, Как’Тебя’Там, рыдай, Как’Тебя’Там, эльфы выходят на панель сцену и обращают внимание на твою чувиху. То ли убьют, то ли женятся. Все. Разом.

Но наша бульбомерисья - крепкий орешек. Не пугаясь волос с ушами, она немедля становится в позу. В какую? В боевую. Встретить эльфов и не пофехтовать с ними? В смертельном-то танце. Ну разумеется, как же без него. Смертельный танец - такой же атрибут мерисейной жвачки, как и кожаные брюки, как и золотые локоны, как и дебильные описания внешности несчастной расы остроухих. Итак, подерутся они до первой порчи имущества...

Наши мечи сталкиваются, издавая звук тоньше, чем хрустальные бокалы.
Наши взгляды… Нет, глазами такое не увидеть. Это можно лишь ощутить. Когда лезвие клинка проносится слишком близко, чтобы заставить сердце замереть в предчувствии небытия.
Когда мышцы трепещут от напряжения, вызывая сладостную истому. А страх… не успев возникнуть, растворяется в смертельном танце, оставляя за собой лишь ощущение дикого, пьянящего восторга.
От себя. От него. От вязи, что выписывает в воздухе наше оружие.
<...>
Эльф, соглашаясь, кивнул и провел ладонью по разрезу на своих штанах.
Все-таки достала.


Попутно пару раз оторгазмируют на поле боя, корчась в сладостной истоме и пьянящем восторге. Выписывая вязь в воздухе. Ох, ребятки, сказала бы я вам от имени фехтовальщиков всех времен и народов за вязь и истому...

Нет, не все еще штампы поюзаны. Беспомощную жертву, она же рояль в кустах, в студию! Какая мерисья не побеждала безоружных пьянчуг (разбойников, мародеров, пиратов и других пра-а-ативных) силой меча и магии? Всякая прынцесска должна спасти целый автобус сирот и котят мелкого беспризорника, которого пьянчуги отчего-то считают своей добычей (интересно, они его есть собрались или трахать? а то аффтар стисняецца уточнить):

Из резко распахнувшейся двери таверны, мимо которой мы проходили, возвращаясь в свою гостиницу с прогулки по городу, прямо на меня, едва не сбив с ног, выскочил ребенок. А следом, толкаясь и на несколько голосов весьма нецензурно комментируя невозможность всем сразу пройти в узкий проем, вывалилось несколько мужиков весьма примечательной наружности, распространяя вокруг себя «аромат» крепких напитков.
<...>
– Это наш трофей. – А слова-то какие знают.
<...>
Сначала Валиэль, а затем и Санька, не говоря ни слова, медленно, очень медленно подняли мечи. Их лезвия, выходя из ножен, скользнули, словно змеи по опавшей листве.
Расстояние между нами и нашими агрессивно настроенными оппонентами несколько увеличилось. После их дружного шага назад и активной перестановки в рядах.
<...>
Мы заняли оборону, обнажив кинжалы. А вокруг эльфа к тому же заискрились магические щиты.


Славная победа - вооруженные мечами воины и эльф с магическими щитами против зассавшей пьяной компании. Чувствуется неодобрительное отношение аффтара к бытовому пьянству и готовность бороться с ним всеми средствами, включая зарубливание мечом и замагичивание щитом.

К описанной встрече с роялем фехтовать и охмурять мерисьюшечка наша карманная научилась. Пора бы показать класс в колдунстве. И опочки! - бедный трофей оказывается княжичем-оборотнем. ВНИЗАПНА. Надо сказать, что в этой книге детишки из царствующих династий скачут по улицам и вселенным, словно блохи по солдатской бане. То доча у кого-то пропала, слилась в реальный мир, то княжич свалил, недотрансформировавшись... Очень удачно, что свалил и попался пьяной гопоте. Теперь тетя маг Равновесия, кое-как обученный, проведет на нем магический эксперимент - на живом разумном существе. Вот хоть бы раз, блядь, прочесть, как подобный эксперимент не прошел с сокрушительным успехом! Но рази ж бубльбоаффтар опишет, как его мерисья лажанулась? Итак, ГГ помогает ребеночку дотрансформироваться, спасает ему жизнь, дарит ему первое в его жизни оружие, принимает его под свое покровительство, бла-бла-бла.

А что из этого следует? То же, что и всегда: теперь к ногам нашей мерисьи падут не только остроухие наглые чистоплюи, но и пылко-антисанитарный правящий клан оборотней. Разумеется, клан Серебряного волка, кого ж еще. Не Золотого же павлина, эрмитажные часы вам в одно место!

А столько загадок в одном месте… - глубокомысленно замечает г-жа Бульба и терпение мое иссякает. С воплем "БЛЯ!!!" я не столько закрываю, сколько захлопываю программу и ожесточенно стираю файл под названием "Бульбобня". Так стирают плевок с лица.

А что? Читалка показала вожделенные цифры: питнадцать прОцентов бульбобни прочитано, можно сворачивать лавочку. Вот у Чорного Критика Энни хватает упрямства дочитывать подобное до конца, а я... я и так знаю, что героиня охмурит-таки своего брутального-татуированного, родит ему наследников, придаст его жизни смысл, взбодрит в нем любовь вечную и будет у них все зашибись. Но чтобы написать именно это вожделенное "одно место" своей книги, бульбоаффтар заставит нас продираться через унылые, бегло перечисленные интриги по примирению межрасового конфликта оборотней и эльфов с помощью залетной магички с прокачанными скиллами.

Я не понимаю, за каким хреном расходовать время на подобное чтиво. Игра-кино-сериал доставит ощущения КУДА богаче, чем сухое перечисление: встали-сели-огляделись-повернулись-колданулись. Да и сюжетов НАСТОЛЬКО заезженных там не встретишь. И не придется помирать от скуки в голимом лесу апострофов, среди натужно-красивеньких, но совершенно не запоминающихся персонажей и имен.

В заключение анализа этого ужоса хочу сказать о своей книге, о "Личном демоне":
- если бы моя героиня ничем, кроме паспортных данных, не отличалась бы от туповатой, завистливой школьницы, мечтающей охомутать первого парня в классе;
- если бы прожитые годы не принесли ей никакого жизненного опыта и не оставили никаких воспоминаний;
- если бы ее данные, что внешние, что паранормальные, возросли бы нисхуяли до небес сразу после попадания в иномирье;
- если бы она по щелчку в одночасье превратилась из серой мышки в говно с моторчиком зажигающую феечку...

Если бы вот это все, плюс жизнь своим домком в финале, но с намеком на продолжение квеста, то я бы сама себя покарала отлучением от клавы. Ибо фишечки вроде зрелого возраста, наляпанные поверх схемы попаданческой мерисьи, не реабилитируют надоевшее всем дрянцо. Зато каждая единица бульбомерисьи гирькой падает на весы общественного мнения, убеждая публику (и без того разочарованную в нас, в современных писателях): ни черта-то эти нынешние не умеют. Которое десятилетие пишут одно и то же, "так блевать и кидат" (с).

И какими словами мне объяснять прихуевшему читателю, давным-давно составляющему мнение о книге по неймингу, по обложке, по анонсу, что у меня и у всяких бульб не только книги разные - у нас и профессия-то разная? Потому что я - автор. А они - аффтары.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, литературная премия Дарвина, пытки логикой и орфографией, сетеразм, уголок гуманиста, цирк уродов
Subscribe

  • Свекольный суп

    Когда говоришь про овощной суп-пюре, все, как правило, представляют себе гаспачо или разные варианты лукового супа - классический французский и…

  • Гардманже хрючева

    (Картинка не по теме. И уж тем более не МОЁ! Поставлено просто от ужаса перед чужими представлениями о прекрасном) Время от времени в моем поле…

  • Зразы с сыром и зеленью, проше пана

    Поляки гордятся своими зразами не меньше, чем итальянцы – пиццей. А вот я никогда не понимала смысла запекания начинки в фарше. В конце концов,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 353 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Свекольный суп

    Когда говоришь про овощной суп-пюре, все, как правило, представляют себе гаспачо или разные варианты лукового супа - классический французский и…

  • Гардманже хрючева

    (Картинка не по теме. И уж тем более не МОЁ! Поставлено просто от ужаса перед чужими представлениями о прекрасном) Время от времени в моем поле…

  • Зразы с сыром и зеленью, проше пана

    Поляки гордятся своими зразами не меньше, чем итальянцы – пиццей. А вот я никогда не понимала смысла запекания начинки в фарше. В конце концов,…