Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Гроза в моем ЖЖ надвигается...


Все замерло. Притихло и попряталось. Огромные желтобрюхие тучи, воняющие старым матрасом, притиснули флору и фауну к закаменевшей земле. Мелкая живность безмолвствует, потому что где-то рядом, склубившись в тугой узел злобы, располагаюсь я. И я в таком расположении духа, что лучше никому не натыкаться на меня, где бы я ни располагалась.

Мысли у меня ничуть не лучше расположения духа. С такими мыслями за детектор лжи не садись. На первую же попытку с честными глазами ответить: "Нет!" на вопрос: "Замышляете вы убийство?" самописец улетит в стену. Иначе ему нипочем не показать размаха кривой дорожки, по которой сейчас движется мое сознание.

Однако сколько же мы слов придумали, стараясь запараллелить и обсинонимичить ужасно звучащие понятия "подлость" и "предательство"! Вот скажешь: "подстава" - или "подляна" - и понимаешь, что это так себе упрек. Ни в какое сравнение не идет с высокими словесами: "Вы подлец, милсдарь!" После ТАКОГО упрека уже вместе не поквасишь и караоке пьяным хором не споешь. После такого возможен только разрыв отношений.

Если всякие там полумеры физического характера - бить или не бить по мордасам канделябром, стреляться или не стреляться с 10 шагов, мазать или не мазать ворота дегтем - есть индивидуальный выбор, то тут выбор не индивид совершает. Его совершает логика. Согласно логике, с подлецом водиться станет только другой подлец, еще подлее. Не хочешь таковым оказаться - не корешись с подлым людом (буквально подлым, а не в историческом контексте).

С другой стороны, где ж я столько чистых господ найду, чтоб хватило и на дружеское, и на деловое общение, и на зарабатывание сумм, достаточных для содержания себя в чистоте и холе? Но искать все-таки приходится. И всегда одним и тем же методом - методом тыка и облома.

Не могу сказать, что согласившийся на сие испытание дружбой и сотрудничеством со мной ничем не рискует. Характер у меня тяжелый, а рука еще тяжелее. grandi_flora свидетель. Уж какой, видит бог, она свидетель! И страдатель. Потому что именно к ней я обращаюсь в самые тяжкие моменты жизни - в моменты, когда меня грозят отправить в турму! Или хотя бы содрать с меня сладку денежку, под сурдину напевая: "Напрасно старушка ждет сына домой, ей скажут - она зарыдает..." Правда, происходит это не оттого, что я граблю прохожих и проезжих в нощи. Скорее, это меня периодически приходят грабить, а я не даюсь. Но в России отказ грабителю (да еще несимметричный) всегда есть повод для обращения в суд. Причем со стороны грабителя, а не со стороны предполагаемой жертвы. И когда это происходит в очередной раз, у приведенного на заклание агнца могут сдать нервы. А тогда бог весть в какого монстра он мутирует прямо на жертвенном камне.

Тем более, что агнца до того могли водить за нос не один месяц, как овцу какую. И бесконечно советовать положиться на госорганизацию, каковая все устроит, все утрясет, все подотрет. Ибо всегда так делала. И, конечно же, наслаждения предварительного этапа пикантно дополняют чувство бессильной ярости, возникающее от чтения бесконечных теплых писем, адресованных агнцу грабителем: "Сдавайся по-хорошему, отдай то немногое, что поимел в качестве оплаты, подари уже написанный текст даром, стань раком - а то засужу! С угрозой, Ивашка Красная ряшка".

Сие послание значит, что очередная соска своего папика пытается вырвать у меня книжку (или хоть кусок книжки) даром. А то ей на жизнь в ЛондОнах не хватает. К тому же, похоже, никто в тусовке не верит, что это вагиноротое созданье знает грамоту.

Между книггером и вагиноротым заказчиком крепостной твердыней стоит издательство. Причем не столько оно само, сколько какая-нибудь трясущаяся бабенка средних лет, на автопилоте лепечущая про свои болячки, когда ее спрашиваешь про гонорар. Который задерживают месяцев эдак на дцать. Но бедная тетенька, встречающая тебя объемистой грудью на пороге редакции, така больная, така вся больная... Где уж ей отстоять твои дивиденды!

Одно время я искренне жалела малых сих издательских. Мне казалось, что я чем-то перед ними виновата, что вот так жестоко и беспардонно требую, чтоб мне платили за работу. Или чтобы издательство курировало тех, кто обязался перед издательством заплатить мне за работу. Или хотя бы вовремя сообщало, что оно не в силах курировать никого и ничего, включая собственный мочевой пузырь. А сейчас надоело. Надоело все. Остохерело зрелище ссущих под себя редакционных баб, которые и на краю пропасти гундят: ой, у нас все-все под контролем! - и тем самым жрут твое время, сосут твою кровь и вяжут носки из твоих нервов. Да, я знаю, что с некоторыми Ивашками совладать трудно. И приходится объединяться, чтобы выйти хоть на какой-то результат.

Поражает не лузерство этих псевдопосредников. Поражает их тяжелая профнепригодность. Ну если ты такое сыкло, что боишься не только левого заказчика (который лишь кажется ужасным, а на деле тот еще понтярщик), но и меня, зависимого от тебя автора, хули ты вообще пошла на такую работу? И на что ты надеешься, откладывая разрешение нашего конфликта еще на недельку? На то, что я вот-вот уеду в загрань, и все дела автоматически заморозятся?

Ну да, они заморозятся. Все равно подать в суд на отсутствующую меня, оказывается, невозможно (спасибо еще раз Грандифлоре, которая стукнула меня по железобетонному черепу этой ослепительной истиной). А значит, я и работать не стану, и договариваться не захочу. Уж очень в заграницах воздух свободы пьянящий, я как опьянею под Рождество, так до Пасхи не протрезвлюсь.

И будет Ивашка Красная ряшка с присными бегать вдоль полосатого шлагбаума, поджидая моего возвращения на родину. Чтоб сделать мне новое, куда более выгодное предложение относительно усовершенствованного формата ограбления. Три месяца будет бегать и прицеливаться в европейскую даль, биатлонист позорный. Хотя именно издательству такое развитие дел не нужно. У издательства план, согласно которому я должна отстреляться текстом раньше нашей сентиментальной встречи с Красной ряшкой в тени шлагбаума. Ну хотя бы к Новому году, он же по-европейски день Святого Сильвестра.

А между тем нам с пылкой заказчицей, похоже, не горит встречаться. Под шлагбаумом. Наши отношения еще не перешли в романтическую стадию. Так что хуже всех энурезные издательские бабы делают себе. Как, впрочем, и авторам, у которых нет в друзьях Грандифлоры. Потому что кабы не она, я бы, возможно, отдала свой кровный аванс, лишь бы грядущие суды и следствия не отменили вожделенной поездки в заграничный рождественско-кондитерский Эдем. Очередной приступ бессильной ярости уже переходил в отупение лузера, когда набежала Жанна Д'Арк Грандифлора с сияющим мечом правосудия и сияющим антиивашковым спреем. И всех разогнала одним звонком, как нефиг делать.

Нет, без утрясания и взаимного кусания не обойдется, я понимаю. Просто любители поугрожать судом и потребовать их обслужить на халяву намного тише делаются, когда видят перед собой кого-то не совсем овцеподобного. А тем, чье поведение по показателю овцеподобности давно зашкалило за красную черточку, одно могу сказать: щитильнее надо, бабоньки, щитильнее. Как бы своими попытками спрятаться от проблемы и наврать автору насчет вы не перевалили из категории "подляна с подставою" в категорию подлецов и предателей.

Ну а я уже видела ваше предательское нутро, как оно есть.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, пытки логикой и орфографией, сетеразм, уголок гуманиста, фигак!, цирк уродов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments