Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Два мотива наших поступков - хорошие и истинные


Задумалась я тут на днях... о борцунстве. Борьба, в отличие от борцунства, есть дело амбивалентное: с одной стороны, стоящее и полезное, с другой, разрушительное, а может, сыщется и третья сторона, и четвертая, также примечательные. Но борцунство - вещь настолько однобокая и бессмысленная, что один в ней смысл: внутреннего Родителя переорать. И заткнуть внутреннего экзаменатора.

Психологическая структура под названием «экзаменатор» является финальным образованием довольно долгого психического процесса. И начинается процесс с критики в адрес ребенка. Ну а я начну с того, что влияние критических высказываний на сознание может быть разным – в том числе и конструктивным. Дети, которым никто никогда не делал замечаний, приходят в мир неподготовленными к требованиям, к отказам и вообще к какой бы то ни было негативной реакции на свои действия. К тому же до сих пор они пользовались исключительно тактикой предъявления претензий. И думали, что им все должны - по жизни и по определению.

Следовательно, детей можно и нужно критиковать. Хотя бы для развития в них мобильности.

Но разве те, кто достают дитятко сообразно принципу «Не мытьем, так катаньем», имеют высокие и благие цели? Скорее всего, нет. У них свои цели и свои игры. И одной из самых распространенных является психологическая игра под названием «Недостаток».

Исходной точкой для нее становится депрессивное состояние внутреннего Ребенка нападающего. Эта психологическая структура выдает тезис «Я ни на что не гожусь». Но защитные механизмы психики преображают самопорицание в позицию Родителя: «Они ни на что не годятся». Задача игры состоит в доказательстве защитного утверждения. Участники «Недостатка» не успокоятся, пока не обнаружат в своем знакомом или родственнике какой-нибудь изъян – от поверхностных («что за дурацкая прическа») до финансовых («зарабатывает гроши»), эзотерических («не читает Кафку»), сексуальных («вот потаскуха») или рефлексирующих («что он/она хочет этим доказать?»).

То, что мы нередко принимаем за бескорыстную любовь к сплетням, на самом деле есть попытка защититься от собственного разбушевавшегося Ребенка. А чем защититься? Конечно, Родителем.

Он, как вы могли догадаться, зануда и паникер. Ругая окружающую действительность, Родитель взращивает страхи с такой интенсивностью, словно собирается разбогатеть на урожае фобий. Те, кто не сумел справиться с тревогой, инсинуированной Родителем, рано или поздно дают волю своему Ребенку. А тот, следуя привычкам шкодливой малолетки, делает пакости, параллельно измышляя отговорки - на случай, если поймают. Игра Ребенка с Родителем в "казаки-разбойники" длится вечно. Она старше человечества. Ею даже приматы увлекаются.

Таким образом формируется и закрепляется порочный круг неблаговидных действий, совершаемых под благовидными предлогами. Незачем и говорить, что подобное поведение не понижает, а лишь усиливает депрессивное состояние.

К тому же ответом на прессинг со стороны любителей поиграть в «Недостаток» в большинстве случаев становится агрессия. И зачастую предмет «благожелательной» критики изрядно превышает порог самообороны. Например, молодежь в ответ на сетования старшего поколения может такое сказануть, что у критика разом все хронические заболевания обострятся. Агрессивный отпор вызывает тревогу, тревога перерастает в панику, паника порождает метания, метания усугубляют панику - и спираль идет на новый виток. Психологи называют эту бесконечную череду однородных событий генерационным циклом тревоги.

Самозащита вынуждает людей становиться невнимательными и жестокими. Они как-то не думают о том эмоциональном прессинге, который по их милости переживает объект сплетен, травли или троллинга. И не считают нужным разбираться в собственных побуждениях. Любая отмазка типа «Это для их же пользы» сгодится в качестве официального обоснования.

Люди вообще охотно выдумывают сверхзадачи и сверхцели, каковые небывалой чистотой своею могут (якобы) оправдать любые ошибки, глупости и гадости, совершенные по ходу достижения задуманного.

Притом, что участие в генерационном цикле тревоги - что в качестве царя, что в качестве псаря - вызывает внутренний дискомфорт, а дискомфорт доводит до эскапизма. Притом, у нас широкий выбор искусственных миров. И извечный вопрос «Быть или не быть?» для нас звучит совершенно иначе: где быть? В какой реальности осесть и пустить корни?

Современная молодежь начинает познание этого мира с пребывания в иных мирах, вложенных в давно знакомую действительность, словно драгоценные безделушки – в старую, ободранную шкатулку. А любая (в том числе и психологическая) игра затем и затевается, чтобы дезориентированная, напуганная личность смогла отказаться от контроля за собственной жизнью и превратиться в фаталиста, живущего сегодняшним днем.

Это основное предназначение игры. Закрепляясь в человеческой психике, она постепенно разрастается в характерную деформацию.

Психологи описывают ее как «нарушение временных предпочтений (неумение отказать себе в чем-то сейчас ради более важных целей в будущем), отсутствие стратегии, что проявилось у разных групп населения… феномен гипертрофированного нарушения пространственно-временных характеристик адаптации к внешнему миру, а именно: крайнее сужение временной перспективы и выведение локуса контроля в зону рабства (делегирование ответственности за свою жизнь, здоровье, благополучие)». Проще говоря, по мере погружения в игру человек превращается в избалованного ребенка, одновременно порабощенного игрой и свято убежденного в том, что «здесь все от мене зависит». Уверенность в своем всемогуществе избавляет игрока от необходимости внутреннего развития и приспособления к внешним условиям.

Английский историк Джон Актон, сказавший «Власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно», описал только один полюс могущества. Положение дел на другом полюсе изложил американский политик Эдлай Стивенсон: «Власть развращает, а отсутствие власти развращает абсолютно». Дайте Ребенку поле для игр и отнимите у него ответственность за собственные поступки - и можете копать могилку. Даже две. Ему и себе. Потому что Ребенок никого не пощадит. Психологический Ребенок - маленький Шива. Но не синеликий кокетливый божок, а невинный, как дикая природа, и столь же дикий ублюдок, не ведающий (а вернее, забывший) о существовании добра и зла.

Но бывает так, что личность передает управление своей особой весьма безжалостному руководителю. Это и есть экзаменатор - психологическая структура, в которой концентрируются все негативные реакции на поступки порабощенной личности. Любой поступок, любое ощущение, любое состояние индивида немедленно подвергается критике. В роли экзаменатора могут выступать и реальные люди – например, строгий, а точнее авторитарный родственник или насмешливый старший приятель. Постепенно высказывания, интонации и даже тембр внешнего экзаменатора передаются экзаменатору внутреннему. По мере формирования этого внутреннего голоса, непрерывно распекающего личность за все ее пристрастия, ожидания и стремления.

Нечего и надеяться угодить экзаменатору. У него диаметрально противоположная цель.

Он, как и участники «Недостатка», просто играет на понижение. Чем скромнее выглядят достижения индивида, чем глупее он себя чувствует, чем ниже его самооценка, тем успешнее экзаменатор. После того, как эта паскуда преобразуется в стойкую психологическую формацию, можно сказать, что ее обладатель станет играть в «Недостаток» сам с собой: его Ребенок вечно будет пребывать в депрессии, а Родитель будет выносить ему моск своим сарказмом или нотациями.

Вот почему кругом столько борцунов, подсевших на игру «Недостаток». «Мильоны вас, нас - тьмы, и тьмы, и тьмы», попробуйте, отбейтеся словами...
Tags: ловушки психики, разорительная роскошь общения, философское
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 71 comments