Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Мое представление об антихристе


Обидела человека, обозвав его кумира - Гая Орла Никитина - идиотом. Что ж поделать, если Никитин для меня - пишущий антихрист в вакууме? Многим кажется, что антихрист - образец безнравственности. Не-а. Он - образец пустопорожности. Он выжрет вам мозг, не погрешив ни словом против правил. Ему НЕЧЕМ грешить. Он идет следом за стереотипами, он их адепт и оплот. Он сделает вашу логику одномерной - либо вперед, либо назад, никаких вправо-влево, а про вверх-вниз забудьте, точно их и не было никогда.

Он потакает всем вашим опрометчивым, инфантильным позывам. Если вы ищете виноватого, он вас поддержит, подсунет расклад психологической игры в "Какой ужас", потрындит с вами на тему "Куда мы котимся!", согласится, что мы все умрем, причем вот-вот и повлиять на это нипочем нельзя. Остается только смотреть на мельтешение жалких людишек, наморщив носик, всю жизнь смотреть и ни черта не делать. Он подсовывает вам словечки вроде "все", "никто", "всегда", "никогда" и прочие множества без исключений. Окружающая действительность дерьмова? Всегда! В этом мире есть что-то для меня? Никогда! Все вокруг быдло? Все! Меня никто не понимает? Никто!!! Сам не заметишь, как в петлю полезешь. На ровном, замечу, месте. От эндогенной, то бишь объективно не обусловленной депрессии.

Образ умного, но безнравственного садиста с моим представлением об опасном человеке не совпадает. Умные люди всегда могут найти конструктивный выход из ситуации. Потому что им, по большому счету, жить интересно. У них же планы на эту реальность. Им неинтересно разрушать все вокруг и посыпать пепелище солью, шоб тут вовек ничего не росло - не настолько они мстительны.

Зато глупец не умеет прощать и не умеет смотреть (а заодно слушать, обонять и осязать) вглубь. Поверхность для него - непреодолимая преграда. Если брильянт упал в грязь, то это уже не брильянт, а та же грязь. Пусть валяется, гадь такая. Раз упал - значит, поделом. А уж если поднялся на сияющую вершину успеха - всё, он уже манчкин и наполеончег.

Что из такого подхода следует? Что мироздание состоит из мыльных пузырей, из пустых оболочек. Никто и ничто не имеет сути, наполнения, глубины. Индивид - всего-навсего кучка регалий, титулов, званий и грамоток по стенам. Самые лучшие люди - успешные, богатые, наделенные властью. Вот только, положа руку на сердце, много вы встречали таких, кто, устроившись возле титьки богини Нике, вел бы себя как человек? Среди победителей нехилый процент проныр и пролаз. Ушлость - это ум дурака и смелость труса. Но невзирая на пьедестал, сложенный из ушлости, дураки и трусы не перестают быть теми, кто они есть.

Помощнички антихриста многочисленны и активны. Как они бойко лишают нас выбора! И вместо того, чтобы стать кем-то по сути, мы жизнь кладем на антураж и имидж. А там неважно, зеркальным ли шкафом ты интересуешься или рОманы тискаешь - потемкинские деревни можно строить не только вдоль шоссе, по которому едет царь-анператор, но и в семье, и в искусстве, и в науке... Можно карабкаться от кресла к креслу, вырывая горла соперникам, отбивая званьице за званьицем и умереть, точно газы пустить - с громким пшиком и зловонным облаком. Был академик - и нету академика. Творческое наследие - три методички и монографийка на тему "Как нам реорганизовать сортир в Рабкрине". Большой человек, ученый. Вон какая табличка на двери блестючая. Отворачивай ее, Равшан, новая насяльника кабинета занимает.

Впрочем, целая полка монографий, из которых мыслей на курсовик не надоишь, ничуть не лучше. Формальная работоспособность ни на йоту не лучше грязных служебных интриг. Кто из нас, учась в вузе, не сталкивался в библиотеке с проблемой - историография вопроса насчитывает десятки книг, а по делу - три-четыре. Остальное - шлак, блохоискательство и томная эссеистика. Взгляд и нечто. Блудословие и суемудрие.

А как блудословы-суемудры ненавидят людей, зрящих вглубь - это что-то! И всегда готовы их перелицевать в самом начале творческого пути на свой ранжир. Если такой "мэтр" пишет книжку на тему "Как стать писателем", то непременно перечислит десяток-другой нехитрых правил "Как слабать приемлемый формат, как угодить вышестоящим, как не спорить с системой". Ничего нового, ничего конкретного, зато сколько приятных иллюзий всемогущества, контроля, перспективности! Сколько предложений идти своим путем, наплевав в харю этим, которые были допрежь вас, всем этим Толстым-Тургеневым-Тредиаковским!

Вы, конечно же, лучше какого-то там Льва Толстого, но все-таки не рискуйте истратить жизнь в ожидании музы, что сделает за вас все сама.

Писать литературные произведения может каждый. Писать грамотно может каждый… грамотный. Писать так, чтобы печатали, читали и восторгались, – тоже каждый, кто над этим поработает.

Вы создаете новый мир своими работами. Потому не оглядывайтесь на старый.

Филигранность языка – доведенный до совершенства уровень ремесленников.

Вы должны это уметь признавать, иначе останетесь в том дремучем веке, когда потолком были вещи Бунина, Тургенева, а то и Тредиаковского.


Маладой аффтар парит на крыльях мнимо революционной лжи, разбавленной приятненькими банальностями. О! Это я смогу, думает он, вдохновляясь на то, чтоб свой, чтоб новый мир построить. И побыв никем, стать всем, настроившись согласно советам мудрого дяди, чьи добрые советы понятны любому малограмотному ушлепку. И вдруг опочки! Дядя проговаривается.

Если знаете, что пишете брехню, то не надо косить под «научную фантастику», это сужает палитру, связывает руки. Если уж брехня, то должна быть очень интересной.

Вот оно, кредо мелкой шестерки антихриста: сделай публике интересно - и можешь не писать, а брехать, точно дворняга у рабицы. Главное - рекомендация к печати. Вливание в струю. Заказ и договор. Ну а вся эта сраная филигранность, бунинщина-тургеневщина - дремучий век. Дремучий золотой век русской литературы, на который оглядываться современному брехуну, пардон, МТА смешно. Что ж, если аффтар такой дурак, что поверил ушлому идиоту, быть ему конъюнктурщиком, пишущим дико интересную брехню и считающим себя лучше Толстого.

Кстати, я совсем не удивлюсь, если меня станут обвинять в том, что я призываю всех подражать классикам и не искать собственных путей. И тем более не удивлюсь, если мой вопрос: "Что, поиск собственных путей исключает знание классики?" - будет проигнорирован обвинителем. Большинство этих свободных канареек от литературы пишут так, словно искусство затормозило на героическом (куртуазном) средневековом романе, вместо героев использует жесту, вместо этики - дидактику, вместо логики - силлогизм. Только для средневековой литературы подобные приемы были нормой, а в XXI столетии они даже не стилизация, а фейк и боян.

Впрочем, от адептов клишированного чтива не приходится ждать ничего, кроме перечисления известных им двух притопов, трех прихлопов. Жаль, что по молодости, наивности и малограмотности в объятия подобных гуру падает множество начинающих писателей, которым бы учиться и учиться, ковать вкус и шлифовать язык, копить знания и мысли, которые однажды родят идею, достойную воплощения в книге. И попробуй порченым МТА объясни: гнать объем, подстраиваясь под бредни маркетолога, значит всегда быть позади той же публики, столь презираемой никитиными-орловскими всех мастей. Рынок коммерческой литературы таков, что следует ЗА уже сложившимся спросом. На шаг, на два, на десять позади, ориентируясь на плотно забитые ниши востребованной ВЧЕРА литературы. Без понятия, чего публика захочет ЗАВТРА.

Вот почему сколь бы МТА ни презирали классиков, сами они отстают от тех же авторов советского, застойного разлива. Отстают безнадежно. Старые дядьки, глядевшие в лицо своему времени и пытающиеся разглядеть за реалиями настоящего лик будущего, обогнали их, таких продвинутых, обогнали навсегда.

А всё он, антихрист. Вперед! - призывает он, аккуратно оттесняя мир назад. Своей большой чугунной жопой, состоящей сплошь из стереотипов.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, мир за вычетом меня, пытки логикой и орфографией, сетеразм, цирк уродов
Subscribe

  • Pepparkakor — имбирное печенье

    Pepparkakor в переводе с шведского значит "имбирный пряник". Хотя на деле это печенье, хрустящее печенье из тех, что поедается, как семечки.…

  • Меренга с ревенем

    Меренгой называют не только печенье из белка и сахара, но и пирог с джемом или вареньем и меренгой сверху. Итак, пирог-меренгу я делаю самую…

  • Курино-креветочный шашлык в духовке

    С Пасхой всех и с майскими праздниками. Вот-вот пойдут любимые всеми шашлыки (у нас возле пруда и в овражке возле линии метро уже вовсю курятся…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 133 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Pepparkakor — имбирное печенье

    Pepparkakor в переводе с шведского значит "имбирный пряник". Хотя на деле это печенье, хрустящее печенье из тех, что поедается, как семечки.…

  • Меренга с ревенем

    Меренгой называют не только печенье из белка и сахара, но и пирог с джемом или вареньем и меренгой сверху. Итак, пирог-меренгу я делаю самую…

  • Курино-креветочный шашлык в духовке

    С Пасхой всех и с майскими праздниками. Вот-вот пойдут любимые всеми шашлыки (у нас возле пруда и в овражке возле линии метро уже вовсю курятся…