Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Призрачны границы, а жизнь коротка


Написала я недавно половинчатое эссе про трилогию Марины и Сергея Дяченко "Метаморфозы" - "Vita nostra", "Цифровой, или Brevis est" и "Мигрант, или Brevi Finietur". Первые две книги определенно имели связь между собой, зато третья, как это нередко бывает в трилогии, уже ни в Сеть, ни в Речь, ни в беленую печь. Единственная связь с первыми книгами ощущается в названии: втроем названия составляют фразу из "Гаудеамус игитур", которая в переводе значит "Жизнь мы краткую живем, призрачны границы".

Герой "Brevi Finietur" попадает с Земли прямиком в рай. Планета называется Раа, но разница в одно "и краткое" совершенно неощутима. Это экологическая утопия, где на деревьях только что тапочки плюшевые не растут, а так все есть: кров, еда, напитки, экраны с базовым пакетом развлекательных каналов и полное гособеспечение. Одно "но": мигранты с других планет не могут пройти так называемую Пробу, чтобы стать полноценными гражданами. И не потому, что им запрещают - просто они физически не приспособлены для испытаний, включенных в Пробу. Видеть кожей, регенерировать травмы, еще что-то, глубоко необходимое в каменном веке и совершенно бесполезное в цивилизованном обществе... Впрочем, даже не пройдя Пробу и не имея возможности принимать жизненно важные решения, мигранты не пашут на галерах, не дробят щебень на дорогах и не строят дачи местным генералам. Всего-навсего они должны спрашиваться у хозяина, как дети: ну мона, ну мона мне, ну маааааам!

Нутк большинство людей и без всяких проблем с райскими Пробами всю жизнь спрашиваются - если не у мамки, то у начальства, если не у начальства, то у жены, если не у жены, то у батюшки в церкви. Им только дай возможность на кого-нибудь положиться, они положатся так, что надежа и опора рухнет под тяжестью их доверия.

А вот главный герой так не может. Он вообще с изрядным прибабахом, тот герой. Для начала он не может примириться с тем, что некогда принял решение слинять с Земли. И ничего сам себе объяснять не стал, прямо как разлюбившая супруга. Отдал два года своей жизни вместе с памятью об этих годах в уплату за миграцию, оставил себе сообщение в духе "Слюш, тебе же лучше будет, поверь мне, то есть себе - и езжай уже, езжай нафик!" - и немедленно принялся сам себя изводить воображаемыми картинами несчастий, произошедших с Землей. Напредставлял ужасов - и ну рефлексировать.

К тому же у ГГ имелся сын, сыночек, сынулечка, кровиночка ненаглядная. Которого жена, сука страшная, увезла не то в Австрию, не то в Австралию. Об этом сыне герой и переживает, усыпляя читателя унылой трепетностью: как он, малютка, в эпицентре армагеддона? Волноваться волнуется, а попасть назад не может. Потому что законы миграционного бюро и квантовой физики не позволяют.

Душевные метания ГГ оправданы. Хотя бы тем, что Раа - планетка для пожизненных инфантилов: хочешь - приходи-работай, не хочешь - не приходи-не работай. В таком месте знаете, как рефлексируется? Идеальная почва, чтоб с жиру взбеситься. Планетка без будущего, поскольку у всей цивилизации Раа одна-разъединственная сверхценность - эта самая Проба, инициация мальчиков-девочек среднепубертатного возраста. Побегал, попрыгал, порегенерировал, кожей поглядел, себя показал, спел гимн полноценных граждан - и считай, самое важное в жизни совершил. Можешь почивать на лаврах. Есть охота - повышай свой индекс ответственности за судьбы родной цивилизации, нет охоты - всю жизнь в ладушки играй и на экран, свисающий с елки, пялься. Мотивация, мягко говоря, настолько слабая, что не знаю, как они на Раа кризис амбиций переживают. Потому как прошедшего Пробу никто даже лузером не назовет. Нет на этой планете ни конкурентности, ни соперничества, ни обсценной лексики, чего ни хватишься - ничего нет. И мотивации нет как нет. Одна самодеятельность в Сети и экраны на елках. Каменный век, одни нервы. (с)

Вот и пришлось авторам придумать своему герою искусственную, внешнюю мотивацию - страх за родственников, оставленных в черной бездне космоса. Уж так ГГ за них волнуется, что готов нарушать законы гостеприимной Раа, лишь бы узнать, как они там, взорвались или только собираются.

Образ рая, отравленного беспокойством за родную планету - это чистой воды предупреждение всем попаданцам: вот вы окажетесь в сказочных зеленях, а ностальгия вас за душу хвать! - и никакие местные блага вам будут не в кайф!

На волне своей ностальгии Андрей Строганов, главгер наш неугомонный, проходит и Пробу проклятую, и гражданином становится назло всем досужим языкам - а все ж таки маетно ему. И райские плоды ему поперек горла становятся, и себя он самовыразить не в силах. Особенно его донимает тот факт, что знание русского языка отнялось. Вместо русского языка в его мозгу теперь местный рулит, а в нем кровь и любовь не рифмуются, не говоря уж о моркови.

Тут я герою посочувствовала. Уж не знаю, что бы лично со мной случилось, если бы все мои гуманитарные познания оказались похерены, начиная с детских считалок и заканчивая историей земной культуры. Да вдобавок в райских едренях вся гуманитаристика - самодеятельная: кто хочет, пишет, поет и пляшет, выкладывает в Сеть (и рай не обошло наущение диавольское) и идет себе дальше, кумкваты сортировать или попугаев обучать, кому что в бюро занятости предложили.

В конце концов авторы, не зная, как вытащить своего Андрея Уныловича из депрессии, устроили планете форменный кирдых, расщепление реальности, разрыв шаблона, интервенцию ужосов и дестабилизацию материи. И Унылыч всех спас, потому что очень домой хотел и надеялся, что ему, как спасителю Раа, полагается. Достукался, спаситель, вернули его к сыночке, к кровиночке, на заснеженную лыжню, в темные леса не взорвавшейся еще Земли. А сами стали к покорению космоса готовиться. Потому что невозможно разумной расе на одних Пробах жить, без взрослых мотиваций и детской ксенофобии.

Честно говоря, книга поразила меня надуманностью и беспомощностью. Такое ощущение, что авторы всю дорогу спрашивают себя: что бы еще такое у персонажей отнять, чтоб они правдоподобие утратили? Мирок и так напоминает плохо нарисованную открытку - а дай-кось мы еще и бесцветным его сделаем. И бестелесным. И бесконфликтным. Ну ладно, пущай местные власти немножко посопротивляются спасению планеты от полного раскисания материи - и хватит с них. А то как бы лишней живости в аборигенах не зародилось. Они ж тогда нашего дорогого ГГ, ни рыбку, ни мясцо, на корню забьют.

Отчего-то книга напомнила мне притчу из Кастанеды. В этой истории весьма исчерпывающе показана разница между рефлексатиком из цивилизованного общества и "простым аборигеном".

"Дон Хуан с явным удовольствием наблюдал за моими действиями.
— Ну, равны мы? — переспросил он.
— Конечно, мы равны, дон Хуан, — ответил я.
Естественно, я оказывал ему некоторое снисхождение. Я относился к нему очень тепло, даже несмотря на то, что порою не знал, что с ним делать. Но все же в глубине души я считал, хотя никогда и не говорил об этом вслух, что я — студент университета, человек из цивилизованного западного мира — стою выше старого индейца.
— Нет, — спокойно сказал он, — мы не равны.
— Ну почему же, равны, — возразил я.
— Нет, — произнес он мягко. — Мы не равны. Я — охотник и воин, а ты — паразит."

Таков он, мир райских зеленей. В нем никогда не находится места рефлексирующим гуманитариям, хоть с Земли они, хоть с Большой Земли под названием Калифорния. И даже если собрать целую толпу благодушно настроенных вечных студентов на лоне дикой природы, рано или поздно они непременно собьются в жестокое племя с жесткой иерархией и всех не вошедших в совет старейшин лузерами обзовут. А кто не согласится с тем, что он лузер, зажарят и съедят. На Пробе, под племенной гимн полноправных граждан.

Словом, ни утопий, ни антиутопий современные фантасты написать не в силах. Универсализма мышления, что ли, не хватает.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, литературная премия Дарвина, пытки логикой и орфографией, сетеразм
Subscribe

  • Морковный рулет со сметанным кремом

    Это, если угодно, предпраздничное кулинарное предложение. Такой рулет можно соорудить и из домашнего бисквита, и из готового печенья, бисквитного…

  • Террин в беконе

    Обычно я готовлю террины и митлофы - мясные запеканки - без оболочки из бекона. Так они получаются и менее калорийнымми, и менее дорогостоящими. Но…

  • Салат из курицы с радиккьо

    К итальянскому цикорию радиккьо я пристрастилась в Риме. Он был мне в новинку, но его красные кочаны лежали везде - и на рынках, и в магазинах, на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 71 comments

  • Морковный рулет со сметанным кремом

    Это, если угодно, предпраздничное кулинарное предложение. Такой рулет можно соорудить и из домашнего бисквита, и из готового печенья, бисквитного…

  • Террин в беконе

    Обычно я готовлю террины и митлофы - мясные запеканки - без оболочки из бекона. Так они получаются и менее калорийнымми, и менее дорогостоящими. Но…

  • Салат из курицы с радиккьо

    К итальянскому цикорию радиккьо я пристрастилась в Риме. Он был мне в новинку, но его красные кочаны лежали везде - и на рынках, и в магазинах, на…