Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Красота пасет мир


Я тут решила перепостить одно свое старое ноу-хау, которое, как я подозреваю, вряд ли кому принесет пользу. Так, может, принесет удовольствие? По крайней мере мне. Итак!

Женщин согласно методе обольщения можно разделить на несколько категорий. Архетипы для категорий, ничтоже сумняшеся, берем из мифологии - и из древней, и из современной. И пусть кто угодно попытается мне доказать, что, создавая мифологических страшилищ, сказочники нисколько не имели в виду собственных жен, любовниц, сестер, мамаш, свекровей и тещ (особенно последние, я думаю, послужили богатым полем для игр воображения). Выходит, что легендарные монстры по сути своей еще одна форма сексуальной фантазии, отшлифованная фольклором до эпического вида. Словом, какова женщина, отраженная в призме мифов?

Тип первый, но далеко не единственный - Вейла.

Этот восхитительный персонаж отменно описан Джоан Роллинг в «Гарри Поттер и Кубок огня»: «Какая сила заставляет их кожу сиять лунным светом, а золотые волосы струиться за ними в неосязаемом ветре?» – этот вопрос возникает в мозгу мужчины, но… лишь на мгновение. Потом ему уже все равно: люди это или нелюди, чем грозит приближение к райским (или адским) танцовщицам, какой ценой придется платить за близкое знакомство с вейлой... 

Своего рода следы вейлы можно отыскать даже в Библии. Кем, по-вашему, являлась дочь Иродиады Саломея, исполнительница незабываемого танца семи покрывал? Почему, спрашивается, Ирод Антипа терпел-терпел жесткую критику святого Иоанна Крестителя в адрес своего морального облика, но после танца размяк до невозможности и требованию падчерицы своей Саломеи уступил? Опечалился, но «повелел дать ей, и послал отсечь Иоанну голову в темнице»? Чем такое нарушение государственной политики объяснишь? Только роковым обаянием вейлы в образе человеческом.

Красота вейлы отточена и смертоносна, да так, что ее впору квалифицировать как психотропное оружие: от ее применения мозги лиц мужского пола абсолютно и блаженно пустеют. Максимум, на что способен мужчина, глядя на вейлу - это захотеть «совершить что-то неописуемое, небывалое». В результате, разумеется, очарованный вейлой до опустения мозгов совершает нечто неописуемо глупое. Например, неизобретательно врет, неловко путает следы, нервно отказывается от родства и от призвания, лишь бы вызвать к себе интерес.

Разве вам не доводилось наблюдать подобную ситуацию со стороны и испытывать на себе - где-нибудь на тусовке: красотка сидит перед стойкой бара нога на ногу под перекрестным огнем пламенных взоров или танцует в кругу восхищенно расступившихся зрителей; а парни вокруг уже заготавливают байки, скорее вредящие, чем помогающие знакомству и сближению.

После сногсшибательно-зажигательной демонстрации вейлой полного объема ее колдовского очарования представители мужской половины аудитории будут подваливать и отваливать, захлебнувшись трепотней насчет собственной крутости. И если вы знакомы с одним из зарвавшихся и завравшихся, то наверняка удивишься: как можно в секунду так поглупеть? Уж не микроинсульт ли у него случился? Что-то типа того. Выпадение сознания в результате созерцания. Ибо созерцание вейлы во всем ее блеске не может не сказаться пагубно на мужском интеллекте.

Но шок от удара красотой тоже длится недолго. К хорошему, в том числе и к хорошим внешним данным, мелькающим время от времени в твоей спальне, ванной, кухне, привыкаешь довольно быстро. И если вейла избирает нехитрую тактику самодемонстрации – танцует зажигательные танцы, глядит проникновенным взором, перемещается с грацией пантеры от телевизора к холодильнику и обратно – ее сожитель вскоре перестает цепенеть от восторга и начинает гнать пургу про свои феноменальные способности и сногсшибательные перспективы уже другой вейле. Поэтому вейлам приходится искать способ, дабы противодействовать мужской «усталости металла».

Вейлы, как правило, холят и лелеют свое вооружение: ухаживают за своим телом и лицом тщательно и регулярно, носятся с ними, как никакой Рэмбо - со своими гаубицами-автоматами (разве что со своими бицепсами). Вейлы умело оперируют сменой имиджа, хорошо знакомы с возможностями косметологии и моды, разбираются в стилях одежды и макияжа не хуже (а во многих случаях и получше) большинства стилистов и не имеют глупой привычки надеяться на всемогущество этих самых стилистов-визажистов.

Вейла умеет читать между строк и фильтровать базар, который устраивают пиарные конторы и проплаченные журналисты вокруг публичного образа жизни. Это наивную девчушку, доверчивую потребительницу манной кашки, сваренной иллюстрированными журналами, можно без конца кормить рекламными байками и конформистскими нравоучениями, а с вейлой подобные номера не пройдут. Она отыщет зерно истины, похеренное под напластованиями слащавого сюсюканья или гневных обличений, если только вейле это зерно зачем-либо понадобится.

Вейлы - тем более опытные, а не начинающие - отнюдь не всегда так глупы, как судачат про них остальные представительницы женского рода, обиженные могуществом вейл и побежденные вейлами в женской гонке вооружений. Но профессиональное обаяние вейл - не роскошь, а средство продвижения. Вперед и вверх. Влюбившись и потеряв голову от нахлынувших чувств, вейла, подобно всей остальной женской породе, нередко расточает свои профессиональные возможности без всякой пользы - изливается, словно дождь милостей в шекспировском «Венецианском купце»:

«Не действует по принужденью милость;
Как теплый дождь, она спадает с неба
На землю и вдвойне благословенна:
Тем, кто дает и кто берет ее».

Ну, и если темперамент вейлы (учтите: вейла отличается от Барби именно наличием темперамента) направлен вовсе не на любовь, а, например, на карьерный рост, вейла своего добьется. И не обязательно силой харассмента. В мире довольно много профессий, смысл которых в том и состоит, чтобы классно смотреться – в одежде и без. И даже без перехода от зрелищ к действиям.

Итак, вейла своим видом вызывает восторженное остолбенение у мужской половины человечества, а у женской, наоборот, стимулирует активность - главным образом речевую. Зависть к красоткам вошла в поговорку, а высказывания типа: «Папа, а бывают девочки и красивые, и умные одновременно? – Нет, сынок, это фантастика!» не слышал только глухой, чья жизнь протекает без слухового аппарата, в тишине и медитации. Впрочем, эти домыслы можно назвать своего рода военной пропагандой (или контрпропагандой). Как бы то ни было, женская красота по-прежнему остается оружием - практически непобедимым.
Tags: декоративный пол, ловушки психики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments