Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Что легче всего описывать при помощи алфавита?


Временами, делая рецензии на произведения разных ММТА (молодые малоталантливые авторы), я сетую на отсутствие того, что принято называть атмосферой действия. Нет описаний места события. Внешность персонажей дана по принципу модельной триады "глаза-волосы-фигура". Действия скорее вскользь перечислены, чем литературно поданы. Большую часть текста составляют диалоги, циклично-бесконечные, как будто участвуют в них воспитатели специнтерната и воспитанники с отставанием в развитии: любая мысль повторяется на все лады раз пять-шесть - авось и до персонажа дойдет, и до читателя, каким бы отсталым и невнимательным он ни был.

Но на днях наткнулась в Либрусеке на автора по имени Window Dark. Из преизрядного множества произведений выбрала нечто под названием Лаура - королева призраков: вздумалось любопытной мне посмотреть, как описывают когорту беззаконных призраков МТА (я еще не знала, что в определение данного автора вполне можно включить вторую "М").

Описаний, действительно, в произведении богато. Проблема не в количестве, а, как вы понимаете, в качестве.

Некоторые свидетельствуют о том, что автор и сам не знает, С ЧЕМ он сравнивает описываемый объект.

Здесь в единую точку слились эти дороги со всех концов света, как в некий Рим. Но не видать ни величественных соборов, ни изукрашенных мостов, ни развалин Колизея. Могучий Рим словно отбросил сюда свое искаженное отражение, и потянулись вокруг лишь покалеченные временем неясные силуэты, замершие в неподвижности, чтобы оставшиеся пока наверху люди помнили о тех, кто ушел за горизонт жизни. Вообще-то Рим - настоящий Рим - переполнен покалеченными временем неясными силуэтами, как никакой другой город. И Колизей - один из таких силуэтов, дань памяти этим, ушедшим за горизонт. Противопоставление, мягко говоря, сомнительное.

Другие описания вызывают недоумение своеобразной логикой.

Величественная осанка, бесстрашный взгляд и безупречные волны волос говорят о ее далеко не низком положении в иерархии тех сил, что еще пока подбираются к людским пределам. А что, согбенные лысые личности с тревогой в глазах высокое положение не занимают? Определенно, автору не помешает прослушать краткий курс истории парадного портрета. С просмотром слайдов.

И чем описания подробнее, тем эта логика своеобразней.

Но упаси бог взглянуть в этот момент на ее лицо. В два раза длиннее человеческого, оно поразит Вас исключительно острым подбородком, черным провалом рта, двумя выпирающими сверху клыками и кроваво-красными зрачками, злобный взгляд которых выдержать невозможно. Опасное лицо! Вон сколько поражающих средств - острый подбородок, рот с клыками, зрачки с взглядом. Одно промахнется - другое точно попадет.

Глубокие извилистые морщины избороздили всю поверхность лица, собираясь на пересечениях в отвратительные бородавки. И только волосы, обрамляющие эту нечеловеческую маску, несказанно прекрасны. То есть ни перекрестья морщин без бородавки! Бородавки как логический акцент морщин!

Рядом расположилось существо с головой чуть поменьше, на которой находились переливчатые глаза, выпуклый нос и рот, напоминающий застежку "молния"... А ноги напоминали два извивающихся конуса. Не иначе как призрак дизайнера витрин, погибшего при обрушении инсталляции. Только в инсталляции может оказаться такая вещь, как извивающиеся конусы.

У пришельца, стоящего позади спрута, виднелась только голова, которую легче всего описывать при помощи алфавита. Уж сделайте такую милость, опишите с помощью алфавита, мы тут привыкли к алфавиту в литературе-то, разбаловались.

В глазах, похожих на покореженные буквы "О", плавали точки зрачков. Нос был в точности, как перевернутая буква "Т"; с длинной и узкой верхней и короткой, но широкой горизонтальной перекладинами. Рот состоял из буквы "П" с растянувшейся верхней и почти отсутствующими боковыми палочками. То есть у подозреваемого персонажа были круглые глаза, прямой нос с широкими ноздрями и узкий рот со складками в углах губ? Ужос во плоти!

Рядом с ушами (не похожими ни на одну из известных букв) - это хамский индивидуализм со стороны ушей, ящетаю, не быть похожими на известные буквы! - расположились морщины, напоминавшие латинские "I" разной высоты. Три маленькие аналогичные морщинки находились на подбородке. Одним словом, лицо этого неприятного типа пересекали вертикальные морщины, что явно свидетельствует о его неискоренимой гнусности.

Впрочем, торчала еще и рука, острые пальцы которой сжались вместе, выкинув вверх буквой "V" указательный и средний. Мерзавец. Делать такие жесты на ночном кладбище само по себе есть преступление.

Еще четверть часа назад пустынное кладбище теперь кишело потусторонними чудищами, призрачные очертания которых набирали силу, становясь реалиями. О это освежающее текст использование незнакомых автору слов! О это чистое, детское непонимание разницы между "реалиями" и "реальным", между "реальным" и "материальным", существенно разнообразящее перловку стиль!

Казалось, она желала сказать многое, но пока ни единого слова не сорвалось с огненно-красных губ. Слева от нее опустился громадноголовый спрут. Множество его щупалец приобрели твердую отчетливость. Правые края глаз оплыли черной слизью. Изо рта выползли два изогнутых клыка. Появились ноздри надо ртом и черная стрелка на подбородке, указующая вниз. На голове возникла зеленая девятизубая корона, передний зубец которой сверкал лунным камнем. На ней виднелись разбросанные самоцветы и две глубоких стрелы, направленные вокруг обода. Прямо по центру светился улыбающийся круг, увенчанный черной трехзубой короной. Справа от королевы парил сгусток, крепко сжимавший в своей маленькой руке тяжелый факел. Так кто на ком стоял, кто куда указывал и кто в кого целил?

Снова мы оставили свою страну и переместились сюда. Я не знаю, какие эпохи сменились за промелькнувшее время. Но пусть никто не скажет, что мы стали хуже. Ни боже мой! В незапамятные времена вы были еще гаже, ваше величество.

- Пусть этот мир как и прежде увидит нашу силу и наше величие. Мы еще можем остановиться и повернуть вспять, но не станем! Не мы здесь хозяева, так что с того? Ворвемся же сюда, как много веков назад, и покинутый когда-то мир снова будет нашим, начиная с прошедшего мига, с близкого полета, с королевского парада. Вперед! И пусть наш полет будет свободным. Таким свободным, как никогда!
Закончив отрывистую, немного заумную для представителей человеческого племени, но близкую и понятную любому призраку речь...
Помилуйте, вы опять путаете заумное с косноязычным. А королеве определенно требуется не только пластический хирург, но и логопед.

Но если бы только королева призраков, травмированная, очевидно, пребыванием в забросе и тяжелой дисморфофобией, отличалась странностями поведения и восприятия. Вот персонаж, претендующий на здравомыслие, во первых строках рассказа о себе уже сетует на свои скромные аппетиты.

Кое-как проглотив два бутерброда, я запил свой небогатый завтрак стаканом сладкого чая, Больше в меня не могло влезть ни грамма. Вот так всегда у меня при сильной нервотрепке. В принципе, по нынешним временам очень даже выгодно иметь подобный желудок. Только в гостях возникали некоторые проблемы. Съев три-четыре салата, от которых просто не успевал отказаться, и минимум жаркого, я уже не мог смотреть ни на что съедобное. Поэтому приходилось полностью игнорировать торты и другие сладости, что огорчало хозяев (и меня в гораздо большей степени). По возвращении домой нервы успокаивались. Просыпался утерянный в гостях аппетит, и положенную норму продуктов я добирал уже из собственного холодильника. Это нервная анорексия, однозначно. Съев три-четыре салата и жаркое, анорексик вынужден догоняться тортикаме уже дома.

Еще сорок лет назад вдоль улицы, перед тем местом, где сейчас находится наш главный корпус (то есть прямо там, где я переминаюсь с ноги на ногу и думаю совсем обо всем этом) - совсем не о том вы думаете, юный анорексик, вам бы подумать о том, что умение излагать свои мысли в наши дни не помешает даже МТА - теснились убогие деревянные лабазы. За домишками в глубине квартала стояла церковь, а вокруг нее был рынок, который просуществовал тут до 1953 года. Потом он переехал на теперешнее место в связи со строительством нашего корпуса. Возвращаясь к прежней теме: кто на ком стоял и кто куда переехал?

Вы спросите, откуда мне это известно. Знак вопроса, надо понимать, отсутствует потому, что автор подозревает: не спросят, ой не спросят!

А просто однажды наша преподавательница по этике забыла дома положенную по программе библию. Так я и думала. Где-то, вдали от бдительного ока реформаторов, саботируют программу светского образования заведения, в которых всё изучают по библии - этику, литературу, историю, обэжэ...

Зато у нее в сумочке случайно оказался блокнот, заполненный ею в бытность экскурсоводом. И мы послушно конспектировали краеведческие сведения, не зная еще, что зачет по этике ставится автоматически при условии усердного посещения лекций. Ну, есть еще сомнения, что с логикой и у привидений, и у реалий в этом произведении полный швах?

И еще демонстрации. Не школьные, нет. Там меня всегда нагружали пачкой тяжеленных флагов и лозунгов те, кому положено было развлекаться, а не таскать на себе бремя идеологии. Зато демонстрации детства оставили яркий след, когда я медленно продвигался в недрах нескончаемой реки людей. Оно и видно. И ярче всего оказался след, оставленный на своде черепа пациента упавшим транспарантом...

Читать сам рОман оказалось попросту невозможно. То есть взгляд, брошенный на страницу, мгновенно выхватывал поразительные по невнятности словоконструкции:

Затишочники опять скрылись за массивными дверями. Остальные продолжали мужественно переносить выпавшие им невзгоды, не решаясь раскрыть зонты, так как внезапная посадка означала бы самоубийство для последних. И даже игнорируя неведомое литературе слово "затишочники", все-таки усомнишься в существовании зонтов с суицидальными наклонностями... Получается, что зонты, ведомые жаждой смертью, бросят хозяев и самостоятельно полезут в смертоносную давку.

Рядом кто-то тихо ругался, наблюдая, как рукав его модной куртки безупречно чисто снимал толстый слой грязи с желтой стены... Так и хочется поинтересоваться: насколько безупречно была снята грязь со стены и значит ли это, что после протирки модным рукавом стена становилась чистой?

Мне оставалось приземлиться за вторую парту среднего ряда и ознакомиться с дневником некоего Гологи, старательно выцарапанном в назидание потомкам: «18.12.91. Голога напился. 26.12.91. Голога напился. 28.12.91. Голога завалил экзамен по физике. Все! Конец! Здравствуй, Советская Армия.» Ниже рукой какого-то доброго человека было добавлено: «1.01.92. Голога повесился.» Не успел я посочувствовать разбившейся судьбе несчастного Гологи, как читатель в моем лице подумал: вот на хрена это всё? Зачем аффтару понадобилось километровое описание топтания на автобусной остановке, подробности езды в давке, детали экзамена и элементы путешествия домой с чувством глубокого удовлетворения и четырьмя "отл." в зачетке (ботан фигов!)?

А низачем. Ничто в тот день не предвещало, да и ужасающая рожа королевы Лауры, обрамленная ее же пышным хаером, возникла в окне лишь глубокой ночью, отчего герой на минуточку испугался, а потом свет включил. Определить, какую смысловую нагрузку несет косноязычный дыбр, невозможно - и не в силу некомпетентности определяющего. Просто у нехилых кусков произведения отсутствует смысловая нагрузка.

Временами и вовсе аффтар входит в острую фазу знания жызне.

Зачем заострять внимание на всем известных вещах. На вещах обыденных. Вспомним лучше, что в каждой душе строится свой город, который может выжить и украситься прекрасными дворцами даже при минимальном прожиточном. А может развалиться и порасти плесенью в окружении многомиллионного состояния. Сытый голодного не поймет. А давайте не будем смотреть в сторону сытого, а посмотрим на себя и в себя. Что мы умеем, что сможем, что сделаем? В каком состоянии наш личный город? Ответный вопрос: зачем эти рекламно-проповеднические вставки посередь повествования о том, как уродливая королева призраков (с великолепными волосами, заметьте!) влюбилась в отличника учебы, страдающего хронической девственностью? Или таким образом вы пытаетесь заставить куму "на себя оборотиться", чтоб перестала ржать над малчегом с зачоткой?

Перед нами во всей красе - распространенная проблема многописучих аффтаров, взращенных соцсетями. Излагая свои переживания по поводу автобусной поездки, экзамена, восстания из мертвых и переселения в мир иной, такие литераторы теряют нить повествования как нечто несущественное. Описание становится самоценным и самодостаточным, а оценка важности того или иного фрагмента для развития повествования воспринимается как мелочные наезды на нового Кинга. Впрочем, если бы Кинг описывал окружающую его действительность посредством нытья насчет чего угодно: плохого общественного транспорта, плохого качества китайских товаров, плохой эстрады, плохой обеспеченности ГГ красивыми девушками, как это делает Window Dark, ему бы издатели все стекла побили. Как безбожному халтурщику.

Зато собрат по жежешному перу наверняка останется доволен: формат наш! Сперва пространные описания, потом пакетированное нытье, потом мутный намек на дальнейшие ужосы - глядь, нечувствительно пол-рОмана сваялось!

Что меня неизменно поражает в подобных произведениях, так это самонадеянность их создателя. Я еще понимаю, когда человек держит подобные опусы на своей странице СИ, как память о тяжелом писательском детстве. Но в электронные библиотеки стоит заливать более ли менее зрелые произведения, а не взлохмаченный порывами и позывами лытдыбр. Или я неправа?
Tags: авада кедавра сильно изменилась, литературная премия Дарвина, пытки логикой и орфографией, сетеразм
Subscribe

  • "Целый мир, целый город в снегу"

    Едва-едва выздоровемши, пошла гулять в один из самых любимых уголков Москвы — в парк при Новодевичьем. Ну а что поделать, коли единственный ясный,…

  • Ёлкоуборочное, предмасленичное, философское

    Пора, пора убирать елку. Торты и шампанское под нее уже ставить не будут, а блины, над которыми приветливо машет варежкой уже уставший от вахты…

  • Увидеть Венецию и умереть

    Воспоминания десятилетней давности приходят на ум - как мы с Боевой Мышью зимовали в Италии. Зима в Венеции меня, сколь ни странно, не восхитила,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 89 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • "Целый мир, целый город в снегу"

    Едва-едва выздоровемши, пошла гулять в один из самых любимых уголков Москвы — в парк при Новодевичьем. Ну а что поделать, коли единственный ясный,…

  • Ёлкоуборочное, предмасленичное, философское

    Пора, пора убирать елку. Торты и шампанское под нее уже ставить не будут, а блины, над которыми приветливо машет варежкой уже уставший от вахты…

  • Увидеть Венецию и умереть

    Воспоминания десятилетней давности приходят на ум - как мы с Боевой Мышью зимовали в Италии. Зима в Венеции меня, сколь ни странно, не восхитила,…