Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Люди, не совсем люди и совсем не люди


Давно собиралась написать о том, чем живые люди отличаются от персонажей. Весь прошлый век искусство откусывало от чувства реальности, обгрызало его по периметру, проедало насквозь. Изобретение кинематографа разом решило спор между вербальными искусствами и изобразительными о том, кто из них человеческому мозгу полный хозяин будет. Не знаю, как вы, а я Флеминга читать не могу, зато бондиану смотрю и не морщусь. Налицо предпочтение кинематографического образа книжному.)))

Но это все присказка, а сказка совсем не о том, как наши мозги делили кино и литература. Нет, она о том, чего человечество давно искало и наконец допрыгалось нашло - о ясности.

Человечество тысячелетиями копается в себе, пытаясь внести ясность в свой чересчур сложный образ. Высказывание Достоевского "Нет, широк человек, слишком даже широк, я бы сузил. Черт знает что такое даже, вот что! Что уму представляется позором, то сердцу сплошь красотой" не утратило актуальности 130 лет спустя. Впрочем, за тысячу лет до этого высказывания оно также было актуальным.

Человек хочет знать, с кем имеет дело. Ему хочется четкого представления о достоинствах и недостатках этого, который напротив. И ради понимания, кто перед тобой, некоторые готовы предпринять попытку вивисекции, она же живосечение. Вот только живой собеседник не желает, чтоб над ним производили сечение, что по живому, что (тем более) по мертвому. И никто из вас не готов к тому, чтобы его понимали до донышка. Как бы человек ни сетовал на непонимание со стороны окружающих, он не хочет раскрыться до конца даже перед самыми близкими. У любой личности есть затаенные уголки, куда посторонним вход воспрещен.

У любой личности. Но не у персонажа.

Персонажи книг и кино выворачиваются наизнанку, дабы мы четче понимали мотивы их действий. А для того, чтоб нам не было скучно, они совершают... всё, ну буквально всё - от заковыристых преступлений до эпических подвигов. С применением и без применения сверхъестественных мыслительных и физических способностей. Или даже сверхъестественных частей тела. Потому что никакие рога и крылья не делают психику персонажа нечеловеческой, это те же люди, но с рогами (обычное дело). Причем любой олигофрен, по большому счету, сложнее супермозга, придуманного вполне приличным автором.

Ведь реальная психика - будто многовековая секвойя по сравнению с цветущим однолетником выдуманной личности. Состояние сознания реального индивида может быть каким угодно убогим, но человеческое бессознательное не поддается ни измерению, ни описанию, ни изменению. Зато у персонажа имеется только сознание, а подсознание исчерпывается малой толикой глюков/предчувствий/томлений, которыми автор счел нужным подкрепить осознанные действия. Поэтому разбирать по косточкам персонаж неизмеримо легче: непонятки, конечно, будут, кто спорит - но не миллионы, а куда меньше. Дюжина. Или две. Куда там до гигантского слоя ментальной магмы!

А еще персонажи удобны как ресурс готовых масок. Человек выбирает себе подобие (или наоборот, прикрытие) из тех, что ему понравились в книге или в кино. И надевает персонажа на себя, без затей прорывая ткань имиджа там, где реальные потребности не умещаются в рамки выдуманной личности. Но приблизительное сходство - тоже неплохой результат. И если собеседник в какой-то момент понимает: да это же Дарт Вейдер в юности, собственной персоной, вон и обреченность в глазу - то взаимопонимание наладится. Если, конечно, собеседник перестанет ржать.

Ему, собеседнику, кажется, что личность юного Вертера Вейдера куда значительнее, чем личность человека, стоящего перед ним во плоти. Хотя на деле это не так. И человек, который так по-глупому обезьянничает с культового шлемоносца, даже сейчас сложнее, чем вся семейка Вейдеров вместе взятая, включая лиц женского пола. Это если оценивать сложность индивида, а не его успешность. В плане успешности культовый персонаж всегда популярнее живого человека. А поскольку успех в наше время - фетиш и мерило для всего и вся, то мы, как правило, не очень лестного мнения о живых людях - другое дело те, что на экране... Или хотя бы на страницах книг.

Поэтому временами мы подменяем законы, присущие психике, законами, присущими искусству. И ждем, чтобы живые люди вели себя в целостном и последовательном стиле выдуманных героев. Брали бы, ткскзть, пример с лучших - от Беовульфа до Олега Кошевого включительно. И далее везде, как пишут в расписаниях электричек. И как же мы изумляемся, обнаружив, что очередное подобие очередного художественного образа не демонстрирует цельность помыслов и деяний, а разваливается на противоречивые устремления, врет, увиливает и тормозит! Нигадяй, думаем мы. Обманул девушку. Я думала, ты Ленский, а ты Обломов. Я думала, ты Леголас, а ты Дэррил Ван Хорн.

Вы погодите, девушка, то ли еще будет. Через некоторое время вы убедитесь, что и Обломов, и Леголас, и Ленский, и Ван Хорн - это все о нем. А еще там немало Плюшкина, Апломбова и Джека Воробья, надо только в соответствующую переделку попасть. Что говорите? Вам так не нравится? Мите Карамазову тоже не нравилось, но что он мог поделать?

Мы часто путаем целостную натуру с ограниченной. Ругаем персонажей за ходульность и картонность, но в то же время не прочь встретить в живом человеке именно ходульность и картонность. Боимся, что многогранность разрушит предсказуемость поведения того, "с кем жить бы рада вместе".))) И тем не менее, обнаружив рядом совершенно предсказуемого, удобного в обращении индивида, начинаем скучать и стрелять глазами: нет ли в поле зрения более интересного собеседника? Парадокс, однако.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, ловушки психики, пытки логикой и орфографией, разорительная роскошь общения, сетеразм, ходите и кадите
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 111 comments