Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

С первым кризисом тебя, прастигосподифэнтези !


Ну что, вот мы и там, где должны были оказаться - поздно или рано. В кризисе.

Соавтор говорит, пора выводить произведение на финишную прямую. А я прям вся в раздумьях. В раздумьях я, совсем как Мэри Сью на картинке. Может, Старый Новый год, пропущенный в ходе творческого цейтнота, на меня так подействовал, а может, еще что. Но если буквально вчера я была согласна с ann_duglas в ее намерении споро завершить наш креатив, то сегодня уже не очень. Привычный профессиональный перфекционизм не позволяет мне заканчивать своих трудов там, где меня настиг первый кризис озверения.

Кризис озверения - это такая штука, которая приходится аккурат на середину книги. То есть все персонажи уже во что-то по разу впутались, у каждого имеется биография, все вопросы заданы, ни на один не отвечено. И надо бы переходить к собственно раскрытию тайн человеческих и вселенских, то бишь подниматься выше уровня земли и смотреть сверху. Этот взгляд превращает броуновское движение персонажей в образ мира. А образ мира, если подняться еще выше, раскрывает законы своего существования. И законы эти работают не просто так, а на результат. Каковой результат, собственно, и есть концовка, если кто не понял.

Но, как сказано было в сериале "Сверхъестественное": "Любая макака с клавиатурой может написать начало, а вот развязка - это уже нечто невозможное", с чем я полностью согласна. Прежде чем автор создаст достойную концовку, с ним самим может концовка произойти. Причем нехорошая.

В общем, Энни, я тебя понимаю. И больше мучить не стану.

Давай-кось я какое-то время попишу одна, посмотрю, насколько близка эта самая концовка нашего дорогого прастигосподифэнтези. А то, глядя на текст беспристрастным взором, я осознаю: мы именно на середине, но никак не в финале. Просто у некоторых креативщиков то лапы ломит, то хвост отваливается. Что поделать, душа моя Энн, это и есть момент, когда структура произведения превыше интереса авторского и читательского, когда книжка требует, чтобы ее довели до конца. Ведь даже затеянная смеха ради лабуда должна завершиться развязкой, а не тем, что у писателя (и даже у пейсателя) равносильно заявлению "Тьху на тебя, заррраза!!!"

А если, как ты, Энни, говоришь, какому-то там народу осточертело читать нашу сагу, то пусть и не читает - делов-то! Я, словно Гумилев-младший, "народу не сочувствую" - причем чувство это взаимно. Поэтому в моем ЖЖ полным-полно такого, чего большинство френдов не читает. Для моего блога это норма. Главное для незаинтересованных - не объявлять декларативно, чего именно они у меня не читают и читать не будут, никада-никада. За такие заявления я расфренживаю, причем после показательной порки. Очевидно, что мне нравится проводить показательные порки. К тому же это одна из самых востребованных частей моего ЖЖ.)))

Итак, беру на себя бразды правления и продолжаю сагу о Дерьмовом мече единолично (разве что у Энни возникнет желание присоединиться, когда она отдохнет от Праздника Окончания Года, самого тяжкого из российских национальных гудежей гуляний).

- Ты что, не мог к флюгеру присандалить? - орала я, доведенная до нервного срыва.
- Я не виноват, что оно все трухлявое! - Чкал защищался как Мог, а Мог был крепким и настойчивым парнем.
- Увы, моя королева, это все проклятая Мордевольта...
- Перживаль, не нуди под руку! - рявкнули мы хором.

И в разгар этого скандала с неба раздалось характерное:

- Я таки всегда говорила, что если стоит гвалт на все наше скромное королевство размером с носовой платок, то надо обглядеть вокруг себя внимательно, не явилась ли наша королева, задолжавшая проценты со скромного тетимениного гешефта? И если хорошенько понюхать, то ее дерьмомеченосное величество непременно окажется поблизости.
- Менька! Громудила!!! - изо всех сил заорала я. - Мы здесь!
- Слышу, слышу, мы таки идем на посадку, - протрубила Менька, и в этот момент крыша обрушилась окончательно.


Дерьмовый меч


Потуга двадцать первая


Какое там "проклятая Мордевольта", "проклятая Мордевольта"! В замке, в котором ремонта не было со времен драконьей сладкой парочки Каина и Авель, винторогая зануда попросту не могла ничего разорить. Некоторое время хозяин этой кучи заплесневелого камня и сгнивших балок, по недоразумению названных замком, глядел на приземлившегося посреди тронной залы Задохлика. Наш недолеченный нарколептик, разумеется, уже спал глубоким нездоровым сном, храпя во всю камзолотовскую. И вдруг Перживаль, как оглашенный, бросился вперед, путаясь в ножнах и норовя достать оттуда меч, по части дерьмовости превосходящий мой собственный.

- Остынь! - Менька, небрежно ткнув рыцаря в лоб, перевела его из активного режима в режим гибернации, осмотрела вновь обретенных друзей и завела свою шарманку: - Ну что, как у нас дела, все ли живы, все ли здоровы, все ли готовы оплатить наши услуги, помните, ваше величество, дело стоит, а проценты идут, мерчандайзер спит, а капитал округляется, привет, малыш Поппи, что это у тебя за мешочек, есть там еще что-нибудь интересненькое из дальних краев, из прошлым времен?
- Привет, мы тоже рады тебя видеть! - помахала я своему личному мерчандайзеру. Но он, то есть она не заметила, с головой уйдя в мешок юного Гаттера. Поппи гордо тыкал пальцем в недра мешка и приговаривал:
- Вон, вон еще штука такая, с камушками! Прикинь, они ее курят! Прям как бонг! Сверху засыпают, снизу наливают... А вот это на тетке было, то есть на кошке... На кошкотетке, в общем. Болталось там сзади, фактически под хвостом. Я и взял: такой хороший камушек - и коту под хвост! То есть кошке. Диадема с ужиком - та вообще бесхозная валялась, так что не считается. Мужик ее бросил, когда пошел нашу королеву тра... одолевать в поединке. А я что, дурак рядом стоять, свечку держать? Я все собрал, чего нашел, сложил аккуратненько...
- Сложил он, - слышалось из мешка. - Кто тебя учил сра... с раритетами обращаться? Свалил все кучей, не разбери поймешь, где что!

Раскрасневшаяся Мене-Текел-Фарес вынырнула из глубин безразмерной холщовой емкости для награбленного, держа в руках какой-то изрядно пожеванный манускипт.

- Кто их теперь разберет, эти протоколы Шмонских мудрецов? Цена вдвое упадет из-за сохранности! Вот это эн? А это ша? Какое это ша, а тем более эн? Кто это прочесть сможет?
- Дай сюда, - Гаттер вырвал протокол. - Я прочту! Хабары пополам хазары по домам хибары по регламентам, сук-ёк имеко-сам, мир нам, война дворцам!

И не успели мы сказать юному Поппи "Ну ты и Поппи!", как все вокруг озарилось нестерпимым брильянтовым блеском. Развалюха Перживаля стала прозрачной насквозь, мы словно повисли в воздухе на высоте третьего этажа. Даже табуретка, на которой я по-прежнему сидела нога на ногу, казалась высеченной если не из цельного алмаза, то по крайней мере из цельного хрусталя.

- Утерянное заклинание строительного подряда! Йо-о-опт! - только и успела сказать Менька, как всё погасло.

Только это всё было не тем, что прежде. Проломленная крыша починилась сама собой и украсилась горгульями в натуральную величину. Колонны зазмеились змеевиком в золоте и зазолотились золотом в змеевике. Стены зазеркалились полированными серебряными зеркалами в резных рамах. Окна завитражились художественно изображенными сценами битв и прелюбодеяний. Полы опаркетились ценными породами дерева. Табуретка подо мной рванула вверх спинкой в два человеческих роста и подлокотниками, инкрустированными морионом и оливином. А под спиной у меня сама собой образовалась бархатная подушечка с вышитым девизом "Живи красиво".

- Где я? - послышался слабый голос из-под скромного, но антикварного пазырыкского ковра площадью двадцать на пятнадцать метров. - Почему так темно? Я ослеп? Я умер? Где все?

Чкал с Финлепсином (на которых сами собой образовались ливреи от Армани) в четыре руки сдвинули образец древнего ковроткачества и вытащили хозяина неожиданного великолепия, всего в пыли и строительном мусоре. Видимо, заклинание строительного подряда не включало в себя подзаклинания генеральной уборки. Ничто в этом мире не совершенно. Кроме меня, разумеется.

- Принимай работу, хозяин! - хихикнул Гаттер и немедленно получил подзатыльник от Меньки, явно собиравшейся предъявить хозяину счет в полмили длиной.
- Боже мой... - ошарашенно выдохнул Перживаль. - Не может быть! Это же Камзолот! Древний Камзолот эпохи короля Артура Шикадам! Я и не думал, что когда-нибудь снова его увижу...
- И не увидел бы, - буркнула Мене-Текел-Фарес, - кабы не наш, кхм, Гаттер Торопливый.
- О сэр Гаттер Торопливый, - рыцарь молитвенно возвел очи на обалдевшего Поппи. - Вы великий волшебник. Древняя столица королей Ипритских и я, ее скромный местоблюститель, в долгу перед вами...
- Стоп-стоп-стоп! - рявкнула Менька. - А вот с этого места поподробнее, пожалста. Кто кому блюститель и кто перед кем в долгу?
- Сей замок, - начал Перживаль, с кряхтением поднимаясь с колен, - есть наследие, оставленное предком нынешней царствующей династии Артуром Шикадам на попечение моего предка, Приживала Перживальского. Мой род обязался хранить замок до той минуты, как на его трон воссядет Избранный и восстановит королевство свое до самой Последней Тютельки. И когда это случится, последний в роду Перживальских должен передать ключи сюзерену своему и отправиться в поход за Святым Грюневалем. Мои предки, - Перживаль поник главой, - будучи Рыцарями Печального Образа Жизни, беспутно расточали вверенные им богатства, надеясь остаться единоличными владельцами королевской резиденции. Они собрали вокруг себя самых отъявленных мотальщиков фамильных достояний и назвали эту гоп-компанию Орденом Рыцарей Стола Полной Чаши. Пиры и гулянья длились много веков подряд, пока даже самый наивный из кредиторов не отказался поставлять ко двору Перживальских продукты, напитки и предметы первой необходимости. Но заклинание, наложенное на мой род, заставило распутников сберечь главное - Последнюю Тютельку. Когда в замок ворвалась Мордевольта, она довершила разруху, пытаясь найти наше последнее сокровище. Но не преуспела.
- Ну и где она, эта тютелька? - как бы ненароком поинтересовалась я.
- Не знаю, моя королева! - вздохнул Перживаль. - Мой отец, отходя в мир иной, забыл мне сообщить, где она и что это такое, вообще. Склероз.
- Блин! - вырвалось у меня. - И как нам теперь узнать, где искать чертово доказательство моего права на замок королей Ипритских?

Менька картинно завела глаза, после чего указала могучим ногтем на Навигатора.

- Семьдесят сантиметров вниз, - бесстрастно сообщил конь, глядя мне в переносицу. Я приподнялась с трона и тупо уставилась на подушечку, которую сама же и упихала под седалище, чтоб морионы с оливинами не царапали мой царственный афедрон. - Эта фигня, что ли, Последняя Тютелька?
- Она самая, - кивнул Финлепсин. - Отец всегда надеялся ее найти. Для того и столицу осадил - думал, что захватит эту... э-э-э... вещь - и превратит род Ипритских в бомжей, лишенных права на царство.
- А вот фиг папаше твоему! - мстительно скрутила кукиш я. - Тютелька у нас! Значит, замок Артура Шикадам мой. А Галоперидолу по усам текло, да в рот не попало, извините за народную мудрость!

Финлепсин поднял на меня беспомощные глаза. Мне стало неловко: и с чего я на парня взъелась? Сын за отца не отвечает. И вообще он свой, верный паладин меня, можно сказать.

- Ты, Финлепсинчик, не расстраивайся, - улыбнулась я и погладила принца по голове. - Придумаем что-нибудь, харю... хартию напишем. Примиренческую хартию народов мира. Все останутся довольны. Я хоть и Избранная, но не Мордевольта какая, чтоб над народами изгаляться.
- Пойду собирать вещи, - вздохнул Перживаль, наглядевшись на воцарившуюся идиллию. - Моя великая миссия здесь окончена.
- Вот еще! - фыркнула Менька. - Честными управляющими не разбрасываемся. Не всякий местоблюститель бы сознался, что замок не его, а временно вверенный. Сидите уж дома, сэр Перживаль, в картишки на досуге играйте, за замком присматривайте, какого вам еще Грюневаля надо. Я вам в помощники папашу своего выпишу, он вам не даст скучать. А нам с винторогой стервой разобраться надо. Наш священный квест пока не оплачен. То есть не окончен.

И все, кроме Перживаля, посмотрели на моего будущего премьер-министра с омерзением.

UPD. Соавтор решил вернуться в строй. Энни беспокоит злодейская линия (то бишь судьба введенного ею в повествование вампира Цуккинуса, он же Кабачок Недорезанный). Так что пока продолжаем работать в прежнем режиме. А очередной кусок "Дерьмового меча" для тех, кто готов его читать, выложен здесь.
Tags: Дерьмовый меч
Subscribe

  • Цыпленок с виноградом

    Виноград можно использовать не только в кондитерских изделиях и в соленьях, но и в качестве гарнира. Особенно хорошо он подходит к птице. Если…

  • Испанская тортилья с рыбой и картофелем

    Испанская тортилья, в отличие от мексиканской - не пшеничная или кукурузная лепешка, а омлет из куриных яиц с картофелем и репчатым луком. Есть…

  • Зефир на агар-агаре

    Зефир без пектина и без шоколада тоже получается очень симпатичным. Его можно делать практически на любом фруктовом пюре, но оно должно быть либо…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments

  • Цыпленок с виноградом

    Виноград можно использовать не только в кондитерских изделиях и в соленьях, но и в качестве гарнира. Особенно хорошо он подходит к птице. Если…

  • Испанская тортилья с рыбой и картофелем

    Испанская тортилья, в отличие от мексиканской - не пшеничная или кукурузная лепешка, а омлет из куриных яиц с картофелем и репчатым луком. Есть…

  • Зефир на агар-агаре

    Зефир без пектина и без шоколада тоже получается очень симпатичным. Его можно делать практически на любом фруктовом пюре, но оно должно быть либо…