Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Сама садик я садила


И продолжение себя тоже сама, всё сама, весь мир по корпоративчикам шляется, одна я, точно последняя прастигосподи, лабаю прастигосподифэнтези. Охота, как говорится, пуще неволи.

Итак.

- Если нет, то телемост окончен. Будем выбираться из этой гранитной жопы. Цуккинус, отодвинься, а то зубной камень сниму. Вот этим самым мечом, - я поднесла Дерьмовый меч к носу вампира. Меч налился коричневым светом и запах особенно отчетливо. Шарахнулись все, не только фон Патиссон. - А ну говорите, боевые скопцы, где здесь выход!
- Не скажем, - сделал последнюю попытку тонкого шантажа ближний к нам жирдяй. - Раз вы так, то и мы так. Наш народ верой-правдой служил пророку и правителю, а вы жениться не хотите!
- Найдем мы вашей вековухе мужика, найдем! - отмахнулась я. - Салямку охомутаем, если что. Будет ему семисотой женой, юбилейной.
- Гм... - заинтересованно протянул евнух. - Мысль, конечно, интересная... А документик не подпишете? Где-то у меня тут пергамент был и чернильница. Ой, да где ж они? Надо же, посеял!

Я скосила глаза на юного Гаттера. Юный Гаттер стоял, заложив руки за спину, возил ножкой по полу, пялился в потолок и насвистывал. Я показала ему большой палец. Правильно мы парнишку спасли. Перспективный кадр.


Дерьмовый меч


Потуга девятнадцатая


Не найдя никакого средства отбояриться от роли проводников, евнухи со вздохом побрели к выходу из зала - к дыре в углу, которую мы бы и сами заметили, оглядевшись вокруг при свете факела или файербола. Но все ж привыкли, что выход из пирамиды фиг найдешь - вот и нанимают местных жуликов в качестве гидов. Это древняя глупая традиция и нарушать ее туристам не положено.

Мы, сгрудившись, направились следом - и тут одна из забинтованных топ-моделей, торчащая в нише, ожила. Тощая дылда с кряхтением сползла с пьедестала и двинулась ко мне, раскинув руки. За ней другая, третья... Двигались они медленно и вяло, но почему-то оказались возле нас быстрее, чем я успела изругать черными словами все темные силы этого мира. Когда забинтованные дистрофики окружили нас со всех сторон, с потолка в пол ударила золотая молния и рассыпалась золотыми искрами, подняв золотое облако, сгустившееся в золотой силуэт.

В кокетливой позе перед нами на задних лапах стояла кошка в босоножках и с такими сиськами, что даже я, Мурмундия Богато Одаренная, на секунду задумалась: не обделила ли меня природа? а то вон у некоторых какие... дары!

- Стой, человеческая мелочь! - прошипела кошара, поднимая зажатый в лапе (а может, в руке? черт, да включите уже кто-нибудь свет!) посох. - Мы не дадим тебе уйти!
- Мы - это кто? - сухо осведомилась я. - А то в последние пару суток, киса, вокруг столько желающих побыть в моем обществе, что я собираюсь завести секретаря-референта. Чтоб записывал всех на прием и визировал списки раз в неделю. Вам повезло - попали без очереди. Так что вам, милочка?
- Как ты смеешь разговаривать в таком тоне с богиней Сухимнет, покровительницей пивоварения и винопития, насылающей и излечивающей аццкое похмелье одним движением руки! - заорала грудастая кошатина и щелкнула пальцами - совсем как я. Только из моей ладони вылетел файербол, а из ее ладони ничего не вылетело. Зато все находящиеся в пещере вдруг взвыли, схватившись за головы, и осели на пол, как подкошенные. Одна я ничего не почувствовала.

Сухимнет недоуменно осматривала свою руку (теперь было видно, что это не лапа, а рука - зато с когтями, которые бы сделали честь саблезубому тигру), когда в нее врезалась сотворенная мной шаровая молния. Богиня винопития и похмелья зашипела, отплевываясь, по телу ее побежали голубые трескучие разряды. С огромным усилием она снова щелкнула пальцами. Некоторые из присутствующих лишились чувств. Один из евнухов достал откуда-то преогромный мех, в котором что-то булькало и теперь все - даже мумии - по очереди пили оттуда, жадно глотая и отдуваясь.

Я снова запулила в гламурную кису файерболом и, когда она отвлеклась, хлопая себя по бокам с оскорбленным мявом, одним прыжком сократила расстояние между нами и занесла над головой Сухимнет Дерьмовый меч.

- А ну говори! - рявкнула я, пытаясь сформулировать вопрос, который почему-то полагается задавать в таких случаях.

Вроде бы следует спросить "Кто тебя послал?" - разве нет? С другой стороны, мне пофигу, кто ее послал. Меня саму сюда послала Мордевольта, которая далеко и которую отсюда ни вострым мечом, ни добрым словом не достать. А разбираться в местной магической фауне я уже задолбалась. Только божественных домашних животных мне и не хватало, в пару к Лассалю.

- У тебя что, совсем нет мозга? - с удивлением спросила Сухимнет, глядя на меня снизу вверх. Уловив нотку ужаса в ее голосе, я приосанилась.
- А я предупреждал тебя, о когтеносная, - послышался отовсюду голос, сладкий, как хурма в рахат-лукуме. - Самый могучий противник - тот, кто неуязвим для твоего оружия. Ты вышла на бой и проиграла. Брысь! - И Сухимнет с истошным "мрррряяя!" растворилась в воздухе.

Вместо нее на том же месте образовался голый мужчина. То есть не совсем голый - на пришельце была кокетливая полосатая юбочка-клеш и бандана в тон. А на лбу - клевая фенечка в виде загнутого вверх ужика.

- О моя прекрасная принцесса... - улыбнулся он, светясь зубами даже в темноте.
- Между прочим, почти королева! - буркнула я, из последних сил сопротивляясь сочащемуся из незнакомца обаянию.

"Розамунд, Розамунд, Розамунд!" - повторяла я про себя, понимая, что в этих треклятых песках ни одному мужику доверять нельзя и лучше держаться старых проверенных отношений.

- Неважно! - отмахнулся соблазнитель в юбке. - Вот мы и встретились вновь, самая прекрасная из дев подлунного мира. Тысячи раз в тысячах реинкарнаций наши души тянулись друг к другу - но безжалостная судьба разлучает нас, губит наши тела и развеивает с песчаной бурей, мешая воссоединиться в загробных кущах и пущах. И все-таки я вновь и вновь прихожу в бесприютный людской мир, дабы узреть твое бесконечно любимое лицо, о прин... да понял, понял уже! ...о королева моя. И вот - мы снова вместе и снова у тебя не то склероз, не то амнезия. О луноликая, ты должна меня вспомнить, должна!

Его мерцающие зубы приблизились к самому моему лицу. Я ощутила волшебный аромат нагретых солнцем камней, мускуса, шашлыка и коньяка. Сильные, жаркие, приятно-бугристые руки охватили меня с головы до ног и бронелифчик (вот предатель!) в который раз за последние двадцать четыре часа ухнул куда-то вниз, мгновенно пропав из поля зрения. Сияющая пелена отделила нас от прибалдевшей толпы евнухов, мумий и моих горе-вояк. Я ощутила себя в жадной власти непреодолимой силы. Мое категорическое "Не дамся! Отвали!" было прервано пылким поцелуем, плавно стекшим с губ на шею и ниже.

И тут на спину моему кавалеру с ревом прыгнула кошка. То есть не кошка, а целая пантера. Сухимнет с урчанием вгрызлась во вспучившиеся мышцы, одновременно молотя когтями по чему попало. По мне тоже попало - да так, что очарование момента бесследно улетучилось. Ругаясь на чем свет стоит, мы с таинственным незнакомцем отлепились друг от друга. Пользуясь моментом, я подхватила свой доспех и змеей проползла под занавесками, оставив этих двоих разбираться между собой.

Снаружи кипела битва. Евнухи и мумии, опустошив все отрядные запасы спиртного, устроили пьяное махалово, а моя команда теснила их к стенам, прорываясь к выходу. Я тоже рванула вон из гробницы, не тратя времени на одевание и оправдания. Сливаться в экстазе со случайными партнерами мне резко расхотелось. Почему-то.

Мы летели сквозь пирамидальную пыль и тьму, как на крыльях, мечтая поскорее выбраться назад, в пески, казавшиеся смертельно опасными совсем недавно. М-да. Все на свете относительно. Это говорю вам я, Мурмундия Многоопытная.

Оказавшись с наружи пирамиды, оглядела я эту наружу и вздохнула: да что ж такое, куда ни кинь, всюду клин! Опять мы влипли всем кагалом и опять непонятно, куда бежать. Попытаться создать портал? Так его снова перехватят. Вернуться к Саляму? У Саляма я с голоду помру, боясь отведать очередное блюдо - как бы в нем сонного порошка с приворотными зельями не оказалось. К пустынным бабуинам? У них верховная старейшина без мужика сидит, кукует, за две тыщи лет девственности еще не так остервенеешь... А главное, никто, никто из местных не в силах исполнить мое желание, мое самое большое желание!

Я и не заметила, как произнесла последнюю фразу вслух.

- Почему никто? - заметил философский голос за моей спиной. - Через тысячи лет мудрецы, сведущие в бизнес-тренингах, изрекут: учитесь озвучивать свои желания в правильное время правильным людям - и дастся вам.

Я оглянулась, судорожно сжимая Дерьмовый меч. За моей спиной витал в раскаленном воздухе голубой полупрозрачный мужик, которого я видела во дворце Саляма-Алейкума-Кебаба.

- Джи-и-инн! - завопил Финлепсин, знакомый со здешней обстановкой больше других. - Джинн, исполняющий желания! Слушай, забери нас отсюда, а? Верни нас домой!
- Я выполняю не все заказы подряд, а лишь пожелания женщины, уязвившей сердце господина моего, - обломил его мужик. - Мне было велено зачитать прощальное послание солнцеликого, предназначенного для ушей луноликой. О аспарагус моей нервной системы! - забубнил он, закатив глаза. - Вижу я непреклонную чистоту твою и скорбь моя столь глубока, что любовь шестиста девяноста девяти нежных серн моего сераля не в силах меня утешить. Но я благородный человек и понимаю, что запад есть запад, восток есть восток и вместе им не сойтись, как сказал поэт. Роза твоего лица плывет в моем зрачке, как в роднике, потому что наблюдаю я злоключения твои посредством волшебной оптики и вижу, что хрен ты выберешься без моей помощи, куда бы тебя ни занесло. Есть у тебя дивное свойство - навлекать на голову свою полчища люлей (и откуда что берется?). Поэтому опасаюсь я за государство свое и за здоровье свое психическое и физическое, если столь неординарное существо будет ошиваться где-нибудь поблизости. Оттого, безмерно печалясь, посылаю тебе штатного джинна моего, именуемого Рой-Аль-Вкустах, дабы исполнил он самое заветное желание твое - покинуть вверенную мне территорию незамедлительно. Прощай и помни обо мне, о лилия невезучести, покрытая росой тщетных усилий.

Тут джинн перевел дух, скрутил замысловатую фигу и помахал ею у меня перед носом.

- Иннах! - раскатилось в знойном воздухе. И пустыня пропала с глаз моих, будто и не было ее.
Tags: Дерьмовый меч
Subscribe

  • Гении одноразового общественного пользования

    Недавно понадобилось мне просмотреть несколько минут из фильма Мела Гибсона «Apocalipto», исключительно чтобы понять, на кой ляд он использовал…

  • Зразы с сыром и зеленью, проше пана

    Поляки гордятся своими зразами не меньше, чем итальянцы – пиццей. А вот я никогда не понимала смысла запекания начинки в фарше. В конце концов,…

  • Жаждущий крови бог сетей

    Опубликована моя статья в «Камертоне» (скриншот упомянутого в статье поста журналистки О Андреевой там же) - и у меня неожиданно возникла мысль:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments

  • Гении одноразового общественного пользования

    Недавно понадобилось мне просмотреть несколько минут из фильма Мела Гибсона «Apocalipto», исключительно чтобы понять, на кой ляд он использовал…

  • Зразы с сыром и зеленью, проше пана

    Поляки гордятся своими зразами не меньше, чем итальянцы – пиццей. А вот я никогда не понимала смысла запекания начинки в фарше. В конце концов,…

  • Жаждущий крови бог сетей

    Опубликована моя статья в «Камертоне» (скриншот упомянутого в статье поста журналистки О Андреевой там же) - и у меня неожиданно возникла мысль:…