Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Мы стары, как наши страхи


Налетели мысли, разметав заранее приготовленные темы... Сперва хотела написать сочувственное поздравление всем, кому первого сентября в школу. Вместе с дитями. Помогать им с уроками, сопереживать их проблемам, наблюдать за тем, как они взрослеют...

Как тут не поздравить? Поздравляю, дорогие матери школьников и школьниц. Крепитесь. И помните: школа - это не насовсем, что бы вам сейчас ни казалось.

И эти учителя, вечно критикующие вашего ребенка, рано или поздно заткнутся!

Есть роли длиною в жизнь и в несколько минут. Есть роли, в которых приходится отдуваться самому, а есть такие, где можно опереться на партнера. Есть роли трагические и комические. Есть роли любимые и нелюбимые. Одни роли мы играем лучше, другие хуже. И все зависит от того, насколько хорошо мы освоили избранную (или навязанную) роль.

Адаптация к роли родителя - дело чрезвычайно сложное. В отличие от остальных эта сторона жизни – самая ответственная и самая проблемная в плане обучения. Родительской роли учиться трудно. Труднее, чем любой другой. Одна из причин – слишком сильные эмоции, сопровождающие и тормозящие усвоение информации о том, как правильно воспитывать любимое детище. Даже психологи, становясь родителями, признают: в таком деле профессиональные навыки пробуксовывают, а спонтанные реакции нередко берут верх.

Кстати, неважно, идет речь о хорошем родителе или нет. Любой, кто вступает в эту должность, понимает: он не идеален. И страдает от этого. Поэтому на претензии извне родители, как правило, откликаются довольно бурно. Вот рассказ мамы, учительницы по профессии: «Разговаривая с родителями учеников, я часто удивлялась тому, что они принимают в штыки даже самые безобидные наблюдения и рекомендации, касающиеся их ребенка. Мой собственный сын досиживал тогда последние деньки перед «выходом в свет», то есть в детский садик, и я еще не была знакома с теми чувствами, которые может вызвать социальная оценка материнской деятельности. И что вы думаете? Мое удивление по поводу родительских реакций прошло после первого общения с воспитателем в детском саду, когда мне с претензией в голосе было заявлено: «Ваш ребенок совершенно невоспитан! Он не умеет себя вести!» Подавив первый ужас и протест, я поинтересовалась, что же произошло. Оказалось, он чокался кефиром с соседями по столу. Я с облегчением перевела дух, но этот ужас: «Как? Мой ребенок?» и протест: «Нет, этого не может быть!» я запомнила на всю жизнь».

Заметьте: сначала ужас, потом яростное отрицание. Получается, что вышеупомянутая мама, несмотря на свою профессиональную подготовку, подспудно ждала и боялась критики. И моментально отреагировала агрессией, которая, как известно, есть оборотная сторона страха. Представьте, как нервничают родители, чья родительская самооценка не поддерживается профессиональными навыками, да и вообще возможностью парировать замечания любезно-ядовитым: да вы понимаете, с кем разговариваете, милейшая? В отличие от вас, я профессионал! А вы кто? Обычная, «непрофессиональная» мать время от времени слышит подобные высказывания учителей и воспитателей в свой адрес. Отчего ее самооценка, разумеется, падает.

Ведь любые действия пап и мам как в зеркале отражаются в поведении ребенка. Поэтому недовольство каким-нибудь поступком ребенка сразу же рикошетом отлетает в родителя. И всегда найдется некто, готовый день и ночь распекать молодых пап и мам, поднимая собственную самооценку за счет понижения самооценки собеседника. Родственник это или воспитатель, а может, сосед по лестничной клетке – неважно. Реакция распекаемого почти всегда инстинктивна – ответная агрессия. И зачастую в резкой форме.

Причина подобной реакции в том, что ребенок долгое время воспринимается родителем как его собственная неотъемлемая часть – жизненно важная, но практически неконтролируемая часть. Отсюда и агрессивные проявления «в обе стороны» – и по отношению к самому ребенку, и по отношению к его обидчикам, реальным и воображаемым. Родитель сердится на ребенка, как сердился бы на собственные конечности, если бы те вдруг перестали повиноваться приказам мозга. А на ворчливого родственника-воспитателя-соседа он злится за критику в адрес ребенка, как злился бы на высказывания типа «У вас кривые ноги!» или «У вас уродливое лицо!» В ответ на подобное заявление трудно сдержаться и не перейти на личности.

Хотя человек, заявивший: «Ваш ребенок не слушается старших!» или «Ваш ребенок обижает других детей!» не обязательно врет или преследует психологическую/материальную выгоду. Не исключено, что он прав, и чадо действительно шалит, раздражая любителей комфорта и послушания. Есть вероятность, что претензии небеспочвенны. Но как бы вы себя ни уговаривали слушать внимательно и рассуждать хладнокровно, все равно возникает чувство тревоги с примесью ярости. Или ярость с примесью тревоги.

Это естественная реакция, которая старше динозавров. Точно так же, как природа понуждает ребенка бдительно следить за настроениями матери, она заставляет мать (а бывает, что и отца) ребенка болезненно реагировать на всякую попытку внешней критики, даже самой профессиональной и тактичной. Не говоря уже о прочих вариантах критики, вкупе обозначенных понятием «хамство».

Итак, рассмотрим ситуацию конструктивной критики. И попробуем ответить на вопрос: что же это получается? Вы переживаете по поводу исполняемой вами родительской роли, боитесь, что все делаете неправильно - и одновременно отказываетесь от помощи окружающих. Даже если те стремятся научить вас, как надо делать. Откуда эта двойственность поведения и восприятия? А между тем никакой двойственности здесь нет.

Человеческому сознанию свойственно погружаться в безразличие как раз тогда, когда показатели стресса зашкаливают.

Чрезмерная нагрузка заставляет нервную систему отключиться – частично или полностью. Когда тревожное состояние становится невыносимым, наступает равнодушие. Вот и здесь, в деле воспитания любимых чад, родитель ощущает такой прессинг ответственности, что вместо хладнокровной, рациональной, мобильной реакции проявляет либо первобытную агрессию, либо тупое равнодушие.

Получается, что родитель постоянно балансирует между недружелюбной реальностью и мрачным зазеркальем: внутренняя критика вечно ругает личность на все корки и пророчит сегодняшним ошибкам ужасные последствия, да и внешняя критика ничуть ситуацию не проясняет и даже как нарочно все запутывает. Таково влияние психологической защиты - механизма, усердно прячущего информацию. Он скрывает и полезные, и опасные воспоминания, если те окажутся слишком мучительными. Притом, что единственный способ снять психологический стресс – не спрятать его причину поглубже, а перебороть себя и узнать правду.

И все-таки человек закрывается от правды, используя те самые механизмы психологической защиты. Большинство их легко прослеживается в реакциях отцов и матерей:

1) отрицание реальности – защита своего «Я» от неприятной реальности путем отказа от ее восприятия и рассмотрения: родитель отрицает очевидное ухудшение поведения или здоровья своего ребенка, игнорирует любые опасные известия, стараясь максимально продлить время блаженного неведения;

2) замещение – перенаправление сдерживаемых чувств, зачастую враждебных, на объекты менее опасные, чем те, которые эти чувства провоцируют: например, родитель, уязвленный высказываниями учителя или воспитателя своего ребенка, не дает отпор хамоватому учителю-воспитателю, а переносит негативные чувства на ребенка или на другого родителя;

3) фиксация – необоснованное или преувеличенное привязывание себя к какому-то лицу: человек «прикипает» к любимому чаду (к любимому мужу, маме и т.п.), беспрекословно ему подчиняется, думает только о нем, не мыслит никакой эмоциональной жизни отдельно от этого человека;

4) проекция – приписывание другим людям своих собственных неприемлемых мотивов или качеств: родители, которые стремятся переложить воспитание своего ребенка на посторонних людей, нередко заявляют, что все современные люди ведут себя так же - то есть нанимают няню на полный день и с детьми видятся по уикендам;

5) рационализация – использование изощренных объяснений с целью скрыть или замаскировать недостойные мотивы своего поведения: сварливые и вздорные родители объясняют свои придирки заботой о будущем ребенка, выдумками о его дурном поведении, в то время, как их интересует лишь собственная эмоциональная разрядка;

6) реактивное образование – предотвращение осознания своих собственных неприемлемых желаний через преувеличенное проявление внешне противоположного поведения: люди, в принципе равнодушные к собственным детям, нередко имитируют глубокое внимание, демонстрируют мнимую заботливость и тем самым могут обмануть других взрослых – но только не ребенка;

7) вытеснение – предохранение сознания от болезненных или опасных мыслей: периодические импульсы, побуждающие мать убить своего непоседливого ребенка, не допускаются к осознанию, а жестокость, уже совершенная в отношении ребенка, вытесняется из памяти;

8) аннулирование – заглаживание или попытка магическим образом развеять неприемлемые желания или действия: после очередного проступка человек произносит магическую формулу вроде «Это в последний раз, мамой клянусь!» - тактика, свойственная как родителям, так и детям.

Понятно, что некоторые приведенные выше примеры родительского поведения не вызывают сочувствия. Более того: они внушают ужас и отвращение.

Но это лишь иллюстрация того, во что выливается крайняя форма защиты: подсознание прячет от личности не только серьезные опасности, но даже преступные намерения и действия. И если говорить о менее экстремальных ситуациях, здесь принцип действия защиты тот же самый: психологический барьер способен отделить нас от реальности не хуже, чем стенки барокамеры. Поэтому необходимо держать свои защитные механизмы под контролем. Иначе они возьмут вашу личность под контроль.

Бывает так, что со стороны родителя отрицать негативную информацию о ребенке - самое верное реагирование. Человеку свойственно ошибаться. И в то же время человеку свойственно преувеличивать. Особенно в том, что касается детей. Как говорится, дьявольское отродье – это ребенок, который ведет себя, как ваш собственный, но родился в семье соседа. И если для матери фривольное обращение с кефиром – всего-навсего милая детская шутка (при условии, что это ее ребенок «играет с едой»), то для «воспиталки» тот же поступок – сигнал о подозрительном анамнезе и ребенка, и его родни. Например, о страшных семейных тайнах вроде повального алкоголизма. Или о дурном влиянии на ребенка со стороны ближайшего окружения. Или о странном чувстве юмора. Или… Да мало ли что придумает воспитатель детского сада, обладая воображением, подогретым неумеренным просмотром триллеров, и желанием досадить родителям, которое и подогревать не требуется? В свою очередь, родители создают единый фронт обороны и при любой попытке доложить обстановку дают слаженный отпор докладчику. А потом в кулуарах радостно обсуждают повальный идиотизм нынешних воспитателей.

Надо признать: все это не худший вариант развития событий. Родители, напуганные и уязвленные поведением «воспиталок», но не смеющие протестовать, глушат стресс как умеют, постепенно накапливая и пестуя депрессивные настроения. Конечно, лучше один-два раза напрямую сцепиться с критиком, чем позволить подозрениям сожрать вас изнутри. Это не самая дипломатичная мера, но она, в отличие от наращивания оборотов депрессии, все же дает некоторые положительные результаты. Особенно если в качестве альтернативы выступает аутоканнибализм патерналис, он же самоедство родительское.

В действительности для многих людей тема «Мой ребенок не идеальный ребенок, потому что я не идеальный родитель» настолько болезненна, что они не в силах об этом ни говорить, ни слышать.

Где уж тут проявлять характер, требовать аргументированных обвинений, очных ставок и независимых расследований детских проступков! Нервный родитель просто не в состоянии этого вынести. И вовсе не потому, что несостоятелен как родитель. Просто он острее сознает гигантскую ответственность, лежащую на его плечах с момента рождения ребенка. Неудивительно, если ему кажется, что с ролью Атланта справиться в принципе невозможно. Вот, пожалуйста, первая ласточка: посторонний человек говорит мне о плохом воспитании моего ребенка. Значит, я уже не справляюсь.

Вдобавок многие родители, пытаясь добиться одобрения и уважения профессионалов, сталкиваются с отношением, которое, пользуясь биржевой терминологией, можно смело назвать играми на понижение.

Не секрет, что специалисты по воспитанию и обучению детей всех возрастов охотно набивают себе цену, занижая качество «обрабатываемого материала».

Если вашего ребенка характеризуют как злобного монстра/сущего отморозка/ленивого недотепу – вовсе не обязательно верить всему, что говорят. Но просто не верить – этого мало. Гораздо важнее понять, в какие игры собирается играть данный наставник детства и юношества и не пытается ли он использовать вашего ребенка как разменную монету, как подсадную утку, как двойного агента… А заодно понять и еще кое-что.

Нередко критика в адрес того или иного объекта воспитания оказывается… безличной. В том смысле, что она не относится ни к конкретному ребенку, ни к его конкретным родственникам, а является частью некой учрежденческой политики. Проще говоря, здесь так принято: ругать детей за лень и неряшливость, намекать на их «неторопливое развитие», отчитывать всякого родителя, поддающегося отчитыванию, и требовать вознаграждения соответственно проделанной работе. Ну, а неподдающихся родителей всегда можно объявить психопатами, обожествляющими будущего Чингисхана, Аттилу или вообще Мэрилина Мэнсона.

Разумеется, поняв, что здесь, перед самым нашим носом, происходит, мы нагреваемся, словно магма и взрываемся с той же силой. А не надо бы. Предположим, вы столкнулись с играми на понижение, с этой доброй традицией российских воспитательных и общеобразовательных учреждений. Не поддавайтесь эмоциям, не вспыхивайте факелом на статуе Свободы. Оцените, с кем вы имеете дело – с перфекционистом, взыскующим совершенства в своих воспитанниках; с бездельником, требующим награждения за несделанную работу; с трусом, увиливающим от ответственности за свои ошибки; с вымогателем, намекающим на взятку, а не то вашей деточке не поздоровится.
Tags: дети уже люди, ловушки психики, философское
Subscribe

  • Свободный мир пластиковых кукол

    Время от времени мне носят скриншоты "взлаев с псарни". Псарня Жучки со товарищи у меня вся забанена, но когда приносят цитаты, я в них с интересом…

  • Культурный контрафакт

    Временами возникает мысль — скорее теоретическая, нежели какая бы то ни была еще: хочет наш графоман (и неважно, масслитовец или боллитровец)…

  • Не-кающиеся не-Магдалины

    Некоторые явления "тусовочных" народу поражают даже более, чем знакомая с детства картина Иванова, классическая по сюжету и традиционная по…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 85 comments

  • Свободный мир пластиковых кукол

    Время от времени мне носят скриншоты "взлаев с псарни". Псарня Жучки со товарищи у меня вся забанена, но когда приносят цитаты, я в них с интересом…

  • Культурный контрафакт

    Временами возникает мысль — скорее теоретическая, нежели какая бы то ни была еще: хочет наш графоман (и неважно, масслитовец или боллитровец)…

  • Не-кающиеся не-Магдалины

    Некоторые явления "тусовочных" народу поражают даже более, чем знакомая с детства картина Иванова, классическая по сюжету и традиционная по…