May 21st, 2020

Бе-бе-бе

Перспективный жанр "УСГ" ("Унылое Скандальное Говно"), или Как надо писать порево


Ох, беда, беда, разорение... После чтения рецензий Чекунова я внезапно задумалась вот над чем. Писатели у нас как-то сбиваются в стаи, в стаях поднимаются выше облаков, обретают единство с соратниками по... э-э-э... как бы это помягче-то назвать? А! По фракции. В общем, делятся они так, делятся — и в ходе почкования, то есть деления совершенно перестают применять к себе то, что, в общем-то, неплохо помнят и понимают еще с пройденных ими Литов, ВШЭ, филфаков и прочих курсов по повышению квалификации того, что повысить если не нельзя, то очень сложно. Вот только понимание это отстраненное. Взять, например, чудовищно плохо пишущих людей, которые вчуже могут замечать соломинку в чужом глазу, в своем не замечая ни бревна, ни хрена.

(Признаться, данное качество имеется у большинства писателей: критики из нас более суровые и жесткие, чем из собственно критиков, да только критиковать себя есть особое, мазохистское занятие. Я бы даже сказала, мазохистское искусство.)

Collapse )
Бе-бе-бе

Доктор, я умру? — Непременно!


Вчера принялась кашлять ночью. Прокашляла часа три, с ужасом понимая, что у меня есть ВСЕ усугубляющие предпосылки для ковида: от диабета до гипертонии. Чтобы не удариться в панику, залезла в горячую ванну (что совершенно бесполезно) и пробыла в яркоокрашенной (от какой-то солевой фигни) воде шесть часов. Естественно, от баньки не то давление поднялось, не то спать захотелось. И мозг перестал фонить мыслями вроде: "Я заразила всех, Боже мой, я умру, мы все умрем, вот и конец моего жизненного пути — и сама окочурилась бознамо от чего, и БМ за собой утянула... И кто будет нас хоронить, скажите на милость?"

Сначала прекратился психоз, потом кашель. Кашель, что характерно, сдался вторым. Вот что перегрев животворящий делает.