September 5th, 2019

Осень

Человек-калач


Недавно в статье высоко ценимого мною критика А.Кузьменкова обнаружила замечание о метафорах в творчестве писательницы Г.Яхиной: "Сюжет в «Детях» вторичен, на первом месте — поточное производство тропов: «Бритая наголо голова мужчины блестела в точности, как пышный калач в центре стола, смазанный яичным желтком и подрумяненный в печи; богатые щеки розовели подобно ветчине, выложенной на тарелке толстыми влажными ломтями» и другие конфетки-бараночки. Орнаментальность, кстати, не особо разнообразна: сравнения и еще раз сравнения. Союз «как» в тексте встречается 458 раз, «словно» — 143, «будто» — 17, «подобно» — семь". И задумалась, как оно со мною бывает постоянно. Особенно после критических статей.

Сперва я задумалась над тем, сколь удивительной формой отличалась голова описываемого персонажа, поелику калачи бывают гиревидные и кольцевидные. Может быть, мужчина получил некогда травму черепа и ему удалили часть головного мозга? История медицины знает случаи, когда люди выживали и после такого ранения (см. иллюстрацию к посту). И жили дальше — с головой, похожей на калач. Круглыми же и гладкими бывали не калачи, а караваи. Не такими гладкими, шишковатыми от тестяных украшений, но все же круглыми — курники. С калачом тороидальной формы голова ассоциируется... с трудом.

Collapse )