June 28th, 2018

Монокль

Дао критика. Часть двадцать седьмая: что это за критик Латунский?



— Да, — продолжал Коровьев, — удивительных вещей можно ожидать в парниках этого дома, объединившего под своею кровлей несколько тысяч подвижников, решивших отдать беззаветно свою жизнь на служение Мельпомене, Полигимнии и Талии. Ты представляешь себе, какой поднимется шум, когда кто-нибудь из них для начала преподнесет читающей публике "Ревизора" или, на самый худой конец, "Евгения Онегина"!
— И очень просто, — опять-таки подтвердил Бегемот.
— Да, — продолжал Коровьев и озабоченно поднял палец, — но! Но, говорю я и повторяю это — но! Если на эти нежные тепличные растения не нападет какой-нибудь микроорганизм, не подточит их в корне, если они не загниют! А это бывает с ананасами! Ой-ой-ой, как бывает!


Открою вам секрет Полишинеля: я неустанно восхищаюсь рекламами и анонсами всяких литературных и окололитературных сообществ — по шесть булек на стакан ошибок на объяву. А между тем в подобной писанине содержатся предложения научить младоаффтаров писать, обещания вывести на уровень бумажных изданий, намеки на возможность получения литературных премий... А уж как пишут наши Самые Влиятельные Критики (некоторые, правда, настолько давно и прочно засели в Лондонах и Парижах, будто ржавый гвоздь в старом бревне, что и русский-то язык позабыли — а всё критикуют русскую литературу, впрочем, называя ее российской)...

Collapse )