June 23rd, 2018

Ковбой

Мозги и Магия взбешенных палласов


любой приличный попаданец
на трёх аккордах кое как
хрипит высоцкого для эльфов
а эльфы блин в восторге прям

Сумеречный Макс


Что меня всегда раздражало, с самого детства, когда за плечами у меня не было ни университетов, ни авторитета, ни авторитарности, нажитой непосильным трудом, так это диалектизмы. Причем не местные, принятые для обозначения каких-то вещей, как питерский поребрик и смоленские турлы — эти слова всегда были мне, как будущему писателю, интересы. Ими можно было обозначать нечто, вызывающее у местного населения внимание и почтение. Как сорок названий снега у народов Севера. Интересно, а у русских сколько? Снег — и снежок, снежник, снежинка, снегопад, наст, фирн, пороша, поземка, поземок, пурга, буран, вьюга, метель, метелица, веялица, завируха, зазимье, зазимок, сугробы, заносы, наледь. Уже двадцать один — и это без метафор вроде крупы и белых мух, без названий зимних ветров — сивер, сиверко, бора, верховик, ангара, баргузин, сарма.

Collapse )
Осень

Грозовой хрусталь

Гроза пришла. Накидала в окно мелкого (с фасолину) града, прозрачного, как хрусталь, засыпала мне грозовым хрусталем всю лоджию и мою любимую козетку, которая стоит прямо под окном. Но окна закрывать было жаль - люблю грозу.



Collapse )