March 15th, 2018

Убить Билла

Иов на гноище. Часть вторая


Не буду же я удерживать уст моих; буду говорить в стеснении духа моего; буду жаловаться в горести души моей.
Книга Иова

Утром померила сахар глюкометром. Надо сказать, что в больнице меня держали на инсулине (больше 20 кубиков в день), а после выписки в понедельник я его больше не колола. И за половину недели приняла всего 3 таблетки из прописанных средств (пока записалась к эндокринологу, пока купила диабетон с форметином...). Плюс не сошедшее еще воспаление, при котором сахара повышаются, как сказал лечащий врач. Так что сахар пока высокий, 10.8. Хотя после госпитализации был, как я говорила, 19-20. Определенно, это прогресс.

Письмо пятое. Близость смерти

Казалось бы, откуда в гнойной хирургии взяться такому насыщенному, концентрированному чувству близкой смерти? Подумаешь, загноилась рана, ее же вычистили, зашили — веселись, пациент! "И тебя вылечат, и тебя вылечат, и меня вылечат". Однако на деле половина больных здесь не из-за инфекции — это диабетики и сердечники с отказывающей или уже отказавшей трофикой: весельчаки с отрезанными ступнями, нестарые еще женщины без ног, раздутые водянкой страдальцы с гормональными сбоями и неработающими почками... Мы не на войне, у тех ужасов, что довелось мне видеть в гнойной хирургии, причины самые мирные — и все равно впечатление такое, будто где-то рядом идут бои и в палаты свозят раненых.

Collapse )