September 2nd, 2017

Бе-бе-бе

Ризотто с королевскими шампиньонами


Королевские шампиньоны с темными шляпками обладают более насыщенным вкусом, поэтому они очень хороши для ризотто. В ризотто с королевскими шампиньонами можно не добавлять других грибов, как это делается для ризотто с обычными шампиньонами. Также для ризотто используется круглозерный или среднезерный рис. Самые известные сорта такого риса - арборио, бальдо, падано, рома, виалоне нано, марателли или карнароли, но они, признаться, довольно редкие и дорогие. Из более распространенных подойдут сорта краснодарский и японика. Но и из длиннозерного риса может получиться хорошее ризотто - просто добавьте побольше сыра и масла, а также... маленькую щепотку крахмала. Ведь дело именно в крахмалистости риса, она придает блюду шелковистую текстуру.

Collapse )
Монокль

Дао критика. Часть шестнадцатая: автор и аффтар


Что-то давно я не пополняла этот тег постами о критике, поэтому случившийся разбор несуразицы, выдаваемой ее автором за рецензию, всколыхнул целый пласт тем — не то чтобы нетронутых, но явно недостаточно изученных. Например, вновь возникло нелюбимое мною понятие "стилист". Автор "рецки" хвастался тем, что он лучший стилист в родном городе (вот преимущество жизни в провинции: ты запросто становишься первым на деревне в каком-нибудь деле, которое здесь делом не считают, хотя с тем же успехом в столице можно хвастаться, что ты лучший овчар, благо других овчаров в мегаполисе не найти днем с овчарками). И у меня в очередной раз возник закономерный вопрос: какое смысловое наполнение вкладывают в это странное словечко современные критики и читатели? Каким образом вообще можно быть литератором без стиля?

Мне кажется, это один из хитрых приемов ребрендинга, навязанных искусству маркетологами (существами, далекими от искусства, а порой и от культуры как таковой): вместо того, чтобы называть вещи своими именами (в частности, писателя — писателем, а графомана — графоманом) непочтенная категория называется как-нибудь витиевато. Не один безнадежный графоман лез ко мне с претензиями: "Зачем вы обижаете хороших людей, называя их писево писевом, а их самих — плохими осуждающими словами? Да, они не мастера слова. Они ремесленники!" На вопрос, что же это за ремесленники такие, не владеющие базовыми навыками своего ремесла, начиная с грамоты и заканчивая стилем, графоманы немедленно переходили на мою личность. Злую личность с проблемами в интимном плане. Как говорил Жванецкий: "Что может говорить хромой об искусстве Герберта фон Караяна? Если ему сразу заявить, что он хромой, он признает себя побежденным".

Collapse )