August 30th, 2017

Бе-бе-бе

Сетература, убийца литературы


Любят у нас пускать на самотек вещи, которые неизбежно отразятся на обществе лет через десять-двадцать-тридцать. Как говорил Ходжа Насреддин: "Ведь за двадцать лет кто-нибудь из нас троих обязательно умрет — или эмир, или ишак, или я". Такой подход понятен для чиновника: ему бы пяток лет отработать, нагрести откатов и не сесть, где уж ему беспокоиться о последствиях собственного разгильдяйства. Но люди, позиционирующие себя в качестве спасителей русской литературы, бумажной книги и прочей культуры-мультуры — они-то с каких щей столь равнодушны к последствиям своего, гм, производства?

Как я не раз говорила, в искусство должны идти те, кто в него, в искусство, влюблен. Рисовать должны те, кто влюблен в цвет, форму, линию, в кисти и краски, карандаши и мелки. Писать — те, кто влюблен в слово. Влюбленность не приходит по заказу, особенно настолько... невыгодная. Немудрено, что личности, влюбленные в вещи куда более полезные — в деньги, успех, славу — не понимают: что вообще в этом искусстве можно любить? И бесполезно объяснять им, что.

Collapse )