March 24th, 2017

Монокль

Дао критика. Часть двенадцатая: бабья проза


Выражение "женская проза" давным-давно вошла в окололитературный обиход как удобный ярлык, выводящий за грань приемлемого практически любую книгу, написанную женщиной.

Писательница Светлана Василенко пишет о женской прозе в предисловии к первому выпуску альманаха "Я научила женщин говорить...": "Пять лет назад я закончила Литературный институт, закончила с отличием, мой институтский рассказ «За сайгаками» был напечатан в «Литературной учёбе» и сразу принес мне известность и даже славу в литературных кругах, критики назвали его лучшим рассказом года — казалось, литературная и профессиональная будущность мне обеспечена. Но после института я столкнулась с довольно стойким и мощным сопротивлением. Меня не брали на работу в редакции журналов... Мы были фанатиками литературы, фанатиками прозы, для многих из нашего поколения писательский труд — свят, он похож на почти религиозное служение Слову. Но тут меня поджидали неожиданности. Редакции, куда я относила свои рассказы, мне стали отказывать. Редакторы-мужчины говорили мне: «Это бабья проза! Пойми, мы не можем печатать все эти ваши бабьи сопли-вопли!» Или: «Ты пишешь о женщинах. Но ваши чисто женские проблемы никому не интересны»..." — и даже если бы они говорили чистую правду, как в головы этих бруталов, этих пацанов втемяшилось, что "чисто женские проблемы" неинтересны читательницам?

Collapse )
Бе-бе-бе

Французские багеты


Французские багеты традиционно делаются не из плотного, а из очень мягкого, липкого теста. Я долго пекла их из более крутого теста (так удобней), но со временем приноровилась и перешла на тесто мягкое, липкое, которое складывается, а не раскатывается. Это оказалось неожиданно удобно, особенно если упростить процедуру и не складывать тесто по три раза с двадцатиминутным интервалом.

Collapse )