February 3rd, 2017

Бе-бе-бе

Анестезия долороза


Вчера глубокой ночью на волне глубоких же раздумий потянуло на кухню. В результате в три ночи испекла две дюжины йоркширских пудингов и только под утро легла спать. На завтрак потребовала йоркширский пудинг с малосольной семгой, сельдереем и яйцом всмятку. Это, конечно, не английский завтрак, но и не континентальный. В сереньком свете дня выглядит так идиллически-печально — прямо напрашивается, чтобы его сняли.

Будь у меня больше нарциссизма (так и слышу негодующее: КАК? ЕЩЕ БОЛЬШЕ?) и осветительный прибор для съемок (а вот об этом надо подумать как следует, вспышка, откровенно говоря, уничтожает художественность фото на корню), сделала бы цикл фотографий "Завтраки". Поскольку для меня момент осоловелого сидения перед монитором с любимой не-круглой тарелкой — самая важная часть дня. Именно за завтраком я начинаю работать. Всё, что бурлило в голове ночью, надобно изложить словами, иначе оно уйдет в трясину подсознания, ищи его там потом со слегой наперевес. Работать я могу и до вечера, и через два-три часа бросить записывать навеянное просоночным состоянием, но утро — время, когда балансируешь на грани сознания и подсознания, а значит, можешь достать из этих темных вод богатый улов. Если, конечно, повезет. И везению сильно способствуют правильные завтраки.

Collapse )