July 10th, 2013

Бе-бе-бе

Свинина, запеченная с васаби

Свинина в васаби

Больше всего люблю простые рецепты. В том числе и такие, с которыми любой новичок справится. Понимаю, что повар, по идее, должен гордиться рецептами, требующими профессиональных или хотя бы полупрофессиональных навыков, но в отношении кулинарии я безнадежный популист. Именно поэтому мне так нравится мясо, запеченное в духовке, и я постоянно придумываю рецепты маринадов, улучшающих вкус мяса. Вот, например, изобрела маринад с васаби. Есть эту японскую приправу в других блюдах у меня не больно-то получается - уж очень горяча. Однако мясо она размягчает идеально, даже лучше русской горчицы. Впрочем, при отсутствии васаби его можно заменить горчицей, только острой, не сладкой.

Collapse )
Бе-бе-бе

Принцессы, королевы и их драконы


Села за редактуру одной из своих первых книг - "Мира без лица". Ни хрена, оказывается, я про редактуру не знала. Когда переписываешь книги за кем-то, запросто можешь выкинуть плод ума какой-нибудь Светки Бзделянской и написать всю книгу заново: все равно плоды бзделянского ума несъедобны, а некоторые так и вовсе ядовиты. Когда правишь свое, родное, жалко и текста, и собственных мыслей, выраженных, бывает, вкривь и вкось, но чем-то в свое время зацепивших и запомнившихся.

При редактуре "Личного демона" приходилось главным образом опечатки отлавливать, да тире, которыми я несколько злоупотребляю, на запятые-двоеточия менять. Отдельные фразы, конечно, переписала, иные выкинула, но редактурой по-крупному это не назовешь. Уровень, как у писателя, у меня с момента написания "Личного демона" не изменился. Пока. А вот "Мир без лица" писался несколько лет назад, когда стиль мой еще не устоялся, так что я не очень представляла, как писать. Как писать МНЕ, а не как писать ВООБЩЕ. Некоторые авторы и как писать вообще не знают, а до собственного стиля вовек не допишутся. Но со мной, коли я встала на чей-то след, номер не проходит. "Это невозможно. Он в грядущем. - Достанем из грядущего. Не впервой". (с)

Словом, правя "Мир без лица", всё мне хочется свернуть с пути квестообоснуя на путь философствования, сыграть на разнице человеческой и нечеловеческой психики, углубиться в разницу женского и мужского восприятия мира. Увы, книга начиналась именно как квестилово, переделывать приходится буквально построчно.

Collapse )