January 8th, 2013

Элли с выпивкой

Постпраздничные раздумья


Странная штука этот двухнедельный разброс юлианского и григорианского календарей, разброс верований, разброс традиций перехода из одного года в другой...

На Западе Рождество с его Санта-Клаусом - главный праздник, главнее Нового года. Западное Рождество, собственно, и есть Новый год. Ничем оно на религиозный праздник в нашем, отечественном понимании не похоже: нет в нем ни благолепия, ни конфессиональных ограничений. Санта-Клаус похож на святого Николая не больше, чем Дед-Мороз на Николу-угодника: какой-то совершеннейший Рождественский козел Йолупукки, проживающий на Северном полюсе во вполне языческом окружении эльфов и оленей, весь год вяжущий бантики на коробках (если сравнивать с обязанностями того же Николы-угодника - фигня фигней, а не занятие для лиц божественного статуса), скорее комик, чем святой. Представить себе угодника божьего, летящего на реактивных санях по небу с диким кличем "Юууухххууу!" верующему человеку сложно, согласитесь. Особенно когда приходит это языческое по образу жизни божество в дом, лезет в дымоход, тырит печеньки, раскладывает по чулкам всякую подарочную лабуду (хотя как современный подарок, чаще всего в коробке метр на метр, можно запихать в чулок? даже если это чулок бигфута), потом с полным пузом печенек лезет по трубе обратно...

Так что Санта-Клаус и святой Николай в сознании масс даже не близнецы-братья - какое уж там "один персонаж". И Рождество оттого обретает несколько языческий привкус, несмотря на, повторюсь, вертепы, ноэли и фарфоровых волхвов, глядящих на тебя с каждой витрины с таким видом, точно ты-то и есть Вифлеемская звезда, и они сейчас пойдут за тобой куда угодно.

Зато Новый год, день святого Сильвестра, проходит без особой шумихи: все силы уже отданы, все лакомства съедены, все подарки открыты, все чулки наполнены, а некоторые так даже чьими-то ногами. Народ отдыхает от празднования Рождества, хотя базары еще работают, еще звучит "джингл-беллс" и чьи-то дети мусолят яблоки в карамели, пытаясь откусить сразу половину.

В России Новый год по ощущению тождественен западному Рождеству: Дед-Мороз, наш вариант Йолупукки, заходит в дом, выслушивает стишок, выпивает стопку водки и начинает безобразить почище Санты. Хорошо, что в большинстве домов и дымохода-то нет, чтоб в него залезть и заклинить собою насмерть, а то бы дедуля постарался. Он со своей Снегурочкой способен сотворить вертеп из любого доселе приличного жилища. Особенно если уже успел поздравить штук пять деток и так и норовит спеть караоке. Если зажмуриться и заткнуть уши, можно принять песни Деда-Мороза за гимн. Государственный, во всяком случае. Единственное, чего не хватает для полного сходства - волхвов. Разве что соседи вызовут, утомленные ноэлями, хотя вряд ли. В каждом доме на Новый год - свой вертеп.

А вот к православному Рождеству все уже чинные, умытые, протрезвевшие и благообразные. Будешь тут благообразен, когда печень руками удерживать приходится, чтоб политического убежища в мусульманской непьющей стране не попросила. И на Рождество - уже никаких визитов языческих персонажей с оценкой, был ли ты хорошим в этом году - или как обычно. Хватит, неделю назад наоценивались.

Ощущение от этого расклада - кто первым встал, того и тапки. Что первым празднуем, то и гуляем. Вот интересно, если бы и православные праздновали по григорианскому календарю, то есть если бы и на Руси Рождество приходилось на 25 декабря - было бы оно таким же разнузданным, как Новый год?