December 23rd, 2012

Бе-бе-бе

Человек-плеер в мертвой петле сюжета

будущее-старперы-игромания-101262.jpeg

Продолжаю убивать время рефлексировать. Когда я упоминала о приставных сюжетах, то имела в виду не столько жанр или поджанр. Вот обещала я когда-то написать пост о том, что такое жанр с точки зрения филологии, а что – с точки зрения книгоиздательского бизнеса, но все никак не соберусь. Просто потому, что от всех филологических классификаций скоро останется три категории: пьеса, повесть и рассказ. Да еще скетч останется. Может быть. А роман превратится в повесть большого объема – или в громадную пьесу с расширенными репликами. Потому что читатель, видите ли, этого хочет.

Так уверяет нас издатель. Он, издатель, уверяет нас, читателей, что мы хотим избавиться от более сложных литературных форм и жанров, поскольку нам бы чего попроще, чтоб заглатывалось, не жуя, в транспорте, в приемных, в больничной палате. Как будто мы, читатели, больше нигде не бываем и книгу используем исключительно как оружие, убивающее время. Видимо, господа издатели с себя переносят – или со своих отменно образованных близких.

Collapse )