April 21st, 2012

Бе-бе-бе

Придайте меня приведению


Обожаю этих наших сетевых "писателей", неспособных разобраться, где "е" ставить, где "и". Прям тащусь с них, как удав по стекловате - или даже как анаконда по теплотрассе. Вот дОбыча из одной только главы чего-то молодого, необузданного, остросюжетного.

Волосы, которые в таких произведениях развИваются (очевидно, в тентакли) повсеместно.

Мысли, которые навИвают (на отросшие тентакли, чо ли?), не стесняясь уже развившихся волос.

ПривЕдение, третирующее напуганных граждан (пральна, пусть боятся приводов в полицию, пусть) - это вам не какой-то там жалкий сгусток эктоплазмы, сгустки не оставляют следов в полицейской базе данных.

ПрИлюдия (прелюдия, совершенная публично, няммм!), которой прИдаются (да уж, такому занятию предать себя - мало, надо придать и обратно не требовать) - о, это так возбуждает, даже теоретически.

ПрИдательство (акт, обратный предательству, зуб даю) должно, просто обязано являться частью договора между доминантом и сабмиссивом.

ПрЕзнание (видимо, пред-знание, иными словами, интуитивное озарение) в прИступлении (а это, канеш, уголовное деяние, совершенное в приступе чего-нибудь - голода там или эпилепсии) - вот стоящая затравочка для сюжетца.

ИстЕна (не иначе как информация, которую постичь можно, лишь стукнувшись ап стену), исьтессьно, превыше правописания, тьху на него совсем.

Но стоит мне хихикнуть над сетератором с упоминанием имен и сцылок, как фоннатеги сего тварьчества приходят ко мне со словами: "У вас, наверное, к автору неприязненность". После чего мне немедленно хочется поговорить о том, ЧТО есть разница между "неприязнью" и "неприязненностью", между "жалостным" и "жалостливым", "унижением" и "уничижением". Я ведь еще помню все эти тонкости. Боже, я такая старая! )))