September 21st, 2011

Курю

Праглабальнасть


Под действием предыдущего поста задумалась над вопросом, что такое мелкотемье в современной фантастической литературе. Формально книги о конце света, о втором пришествии, о судьбе человечества (или другой мыслящей расы) можно считать произведениями на глобальную тематику, просто глобальней некуда. А на деле?

А на деле перед нами километры и километры полок. На них строем стоят оодинаковые опусы с попаданцами-спасанцами, с постапокалиптикой, с киберпанком и фэнтезибоевкой. В таких жанрах кончина всего сущего - незначительный атрибут, исполняющий роль стимула (в буквальном смысле слова - роль палочки, тыкающей в задницу неповоротливую скотину ГГ). И читатель изначально в курсе, что мироздание:
а) точно уцелеет, потому что силам зла надают по сусалам за семь секунд до большого бздяка;
б) уже накрылось медным тазом и на его обломках процвела плесень иная цивилизация;
в) в этой книге выживет, но будет продолжение, в котором... тоже выживет, потому что серия есть серия.

Не скажу, что темы такого рода, обусловленные жанром, можно считать глобальными. И вообще не бывает глобальных тем в произведениях, где художественные средства и цели меняются местами. То есть автор вроде как рисует образ общества в свете скорой гибели мира. Хотя если приглядеться, видишь, что он показывает публике себя: эвона, насколько я крут и эпатажен! Для чего наваливает кучу матерных слов и тошнотворных описаний, прикрывает все это многозначительными намеками в количестве не одна штука - и ждет, когда критики поналетят. Купленные и просто тупые, умело жужжащие в унисон. И понеслась... Как он играет стилями! Как он меняет героев, а вы и не замечаете, что он их меняет, потому что роман его целостен и един! "Вы видите, как он видит?"

Collapse )