July 8th, 2011

Курю

Страдаю какой-то фигней...


Вот уже третий день сижу и переписываю свою гигантскую фильмотеку на внешний винт. Надоело прожигать фильмы на DVD: на некоторых программах диск пишется чуть ли не три часа подряд, ноут только что не закипает, точно автомобиль в жару. Тем более, что в последние годы качество чистых дисков все сомнительней: из 10 минимум 3 бракованные. И вообще формат mkv лучше компьютерным плеером читать, чем мучиться с видеоплеерами, на которых он все-таки раскрывается (оттого они и стоят вдвое дороже обычных).

Кстати, не понимаю, какого черта матрешка так упорно презирается западным производителем. Очень удобный формат. Намного легче и удобнее того же ts. И вместе с тем ни нормальных программ, которые бы его редактировали, ни совместимых с ним видеоплееров по нормальной цене нет и не предвидится. Иной фильм, чтоб переозвучить, приходится тремя программами терзать - отрывать старую дорожку, менять частоту кадров в секунду, отрезать там, прибавлять сям... И каждая операция - на новой проге.

Зато фильм в старой, доплеерных времен озвучке и с разрешением HDTV вполне удовлетворяет мою жадность пирата-коллекционера.

Одно "но", как говорила Васса Железнова. "Для кого я эту прорву коплю, для кого припасаю?"

Collapse )
Бе-бе-бе

Смишные миссионеры


Кто сказал бурному польско-еврейскому пожилому ребенку Мареку Хальтеру, что он знает русский язык? Какого хрена он каждый раз считает долгом позориться, произнося свои ужасающие "Каждое преступление кому-то пользовает!" и "Она хочет с ним спит!" То, что он пользовает председательствует Французскими колледжами в Питерском и Московском университетах, ничуть не умаляет его неспособности разговаривать на русском. От напряжения он весь пузырится, задыхается, пучит глазки и несет фигню. И выглядит столь же разумным, как бомж после инсульта.

Не понимаю этого стремления европейцев говорить на ломаном русском корявыми примитивными фразами, теряя по дороге большую часть смысла сказанного и с трудом сохраняя видимость адекватности. И дело уже даже не в акценте, произвольных ударениях и обрушении падежей. Дело в том, что стремление разговаривать с русскими на их языке напоминает стремление миссионера беседовать с дикими, но перспективными туземцами на их наречии - больше-то не на чем.