May 5th, 2010

Задумчиво

"Может, у ей тут гнездо!"


Потеплело, и в гости стали заходить желто-полосатые, будто мутировавший символ анархо-капитализма, насекомые.

Сперва прилетела молодая пчела и долго лупила крепкой башкой в стекло. Стекло заканчивалось в дециметре от ее выпученных в немом отчаянье фасетчатых глаз, а еще дециметром дальше стояло Плохо Пахнущее Существо, пускало сизый дым и укоризненно твердило непонятное: "Левее, дура, левее!" Пчела не понимала, чего от нее хотят и упорно обследовала стекло. Пришлось взять журнал и, помавая им, словно опахалом, вывести не желающую леветь гостью вон. К пчелам, шмелям и осам я отношусь с непонятной для накусомого горожанина симпатией.

А сегодня в полтретьего ночи (!) в комнату, отшвырнув занавеску, зашел шершень. Эдак по-хозяйски зашел, с размахом. В человеческом эквиваленте это был бы небритый малый с ног до ушей в черной коже, с косячком и вопросом "Девчонки, чё скучные сидим?" Столь поздний и бестактный визит меня возмутил. Шершень уселся на люстру с заявлением "Я тут спать буду!" Нахал. Был бит прессой по ушам до смерти с полагающимися наставлениями.

Да послужит сие шершням уроком.