February 27th, 2010

С мечом

Пока это только рассказ, но когда-нибудь... Ох я когда-нибудь!

George Grie

- Держи лицо, Тышев, держи лицо. – Она придвигает стул, кладет руку с растопыренными пальцами на отредактированную рукопись, пачкая листы чем-то черным. Сука, старая сука. А какая тихая в начале была, какая послушная! – Я помню, какая я была, Тышев. Именно затем, чтобы отравить тебе каждую секунду жизни, я и была такой. Чтобы сделать тебе самый неприятный сюрприз из всех возможных – снабдить твою жизнь личным демоном, мелкий ты говнюк. Это, кстати, не ругательство, а классификация.

Вы, категория мелких говнюков, проходите в аду как топливо. Вас не имеет смысла мучить, ни хрена из вас не вымучишь, душонка еще при жизни иссохла, только на то и годится, чтобы под котел подложить. Знаешь, как на востоке сушеным навозом топят? Вот ты и есть сушеный навоз.

В аду все очень практичны. Никто не питает романтических иллюзий насчет «Если долго мучиться, что-нибудь получится». Мы точно знаем, сколько чего из вас получится и до каких пор кого мучить. А вот ты бесперспективен. Низшая категория. Поэтому даже воздушных мытарств после смерти тебе не полагается, Тышев. Но меня лично ты рассердил. И я решила пополнить ведомость адских мучений прижизненным добровольным взносом. В твою, Тышев, духовную копилочку. И ты должен быть мне очень, очень благодарен. Потому что в твоей навозной душонке благодаря мне может появиться червячок сомнения в себе и вырасти в бабочку негативного смысла. Глядишь, и после смерти тебя выварят в котле, а не под котлом. И получится из тебя ложечка экзистенциального консоме. Хочешь влиться в эту ложечку? Что мычишь, глаза выкатываешь? Хочется побежать и нажаловаться начальству? Не сепети, дойдет и до него черед, до твоего большегрузного начальства. И с ним будем работать, средств не жалея.

А пока я расскажу тебе одну историйку, Тышев. Историйку твоего триумфа. И моей земной жизни заодно.

Collapse )