October 12th, 2008

Бе-бе-бе

Я хренею, дорогая редакция...


Честно говоря, никогда не понимала, зачем деятели искусства добавляют в жизнь своих героев этот момент.  Действует он, как заляпывание человека дерьмом: бумс! -  и уже никто не испытывает к заляпанному сочувствия. Разве что интерес, замешанный исключительно на брезгливости. И когда 90-е годы, перевалив за середину, немного проредили армаду художественных и малохудожественных образов с этой характеристикой в анкете, публика, думаю, выдохнула с облегчением. Уж очень грубая фишка. Просто на глазах оставляет от персонажа рожки да ножки. Как говорится, "подписано - и с плеч долой".

Это мое очередное философское исследование дна глупости на материале Вампуки. На сей раз она притаранила опус, в котором главная героиня спит с собственным папочкой. И издательство по этому поводу блюет по углам. В полном составе.

Collapse )
Ковбой

Последняя сказка Шехерезады


Человечество любит сказки и не любит притч. Потому что притчи есть противоположность сказкам. В притчах содержится мораль, а в сказках нет. Как, впрочем, и обещанного намека-урока, один эскапизм. Читаешь и надеешься сбежать из мира, в котором правит бал притчевая мораль. Интересно, что сталось бы с Шехерезадой, веди она дозволенные речи, щедро сдабривая их моралью?

Вот такие, например.

Жил-был некий шах, который совершенно не доверял женскому полу. То есть патологически. То ли его в детстве обидели, то ли он сам кого-то обидел по-крупному и ни за что не захотел простить. Однако женщин обиженный шах считал распутницами и ветреницами неисправимыми.

И хотя у него был гарем дай боже (или не дай боже, кому как), решил шах вырастить себе абсолютно невинную деву. Генетик он был в душе – разведением пород увлекался. Вот и надумал создать нечто вроде Евы до грехопадения. С той только разницей, что без Адама. Даже номинального Адама – евнуха, необходимого в качестве охраны и обслуги.

Collapse )