Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Еще один странный сон

260.79 КБ

В последнее время меня посещают странно подробные сны. Я бы даже сказала правдоподобные, если бы не их безнадежная фантастичность. Похоже, какая-то книжка ищет себе дорогу в сознание и воплощение, кабы не одно печальное обстоятельство: все эти сны явно из разных книжек. Атмосфера в них разная, несопоставимая. Разве что жанр один - городское фэнтези.

Может, пора перестать читать на сон грядущий "Кельтскую мифологию"? Тогда и сны сниться перестанут.

Вот, например, в одном сне мы шли по каменному плато Нового Арбата. Я и какой-то бурый уродец, вроде бы кобольд. Хотя не уверена. Мимо с ревом несся автопоток, реклама одуряюще сияла – и никто не обращал ни малейшего внимания на одинокого героя западной мифологии.

- Адские псы… - вдруг прошептал он и судорожно метнулся куда-то к Дому книги. - Адские псы бегут, прячься!
- Какие псы? – осведомилась я, придерживая кобольда за руку и озираясь. - Тут нет никаких собак!
- Соба-ак! – передразнил кобольд и задергался. - Это не собаки! То есть это собаки, и еще какие. Собаки судьбы! Да что ты о них знаешь, дура? А ну пусти!
- Не трясись, - строго произнесла я. - Я же их не вижу. А тебя они не тронут, трус столетний.
- Во-первых, тысячелетний, - чванливо возразил кобольд. - А во-вторых, собаки судьбы рвут всех – и людей, и нас. Ладно, ладно, я уже понял – они не за нами.
- А за кем?
- Да во-он за тем мужиком с мобилкой! – кобольд протянул руку.

Неподалеку важно шествовал стопами полноватый, ничем не примечательный дяденька. Единственное, что в нем удивляло – это костюм из плотной ткани. В такую-то жару! (Во сне еще стояло лето).

Я прищурилась и, поднатужившись, вгляделась в дрожащее раскаленное марево. И сразу же воздух потек и взвихрился, словно передо мной развернулся гигантский экран, на котором показывали все то же: плавящуюся от жары мостовую, пожухлые деревца и вялую публику, жмущуюся в тени. То же, но со спецэффектами. Воздух струился, как водопад, и застывал, как желе. И в этом призрачном желе увязали прохожие, машины, дома. Сквозь живое и неживое, обыденное до чертиков, рвались к тому самому дядьке волки – не волки… Были они скорее серые, чем черные, но стремительно наливающиеся чернотой. И постепенно стало видно, что это не волки, а нечто вроде доберманов, только очень больших – гладких, мускулистых, распластанных в стремительном беге.

И такое тревожное чувство меня охватило, что дико захотелось спрятаться – куда угодно, хоть в подземный переход.

Тем временем «доберманы» приближались. Передние ряды стаи замедлили бег, кое-кто вообще встал на задние лапы и странной шатающейся походкой двинулся рядом с жертвой, по-прежнему оравшей в телефон. Звери осматривали человека, примеривались. Их пасти растягивала улыбка гурмана, наконец-то добравшегося до любимого блюда.

Мужик остановился, принял багрово-фиолетовый оттенок и оглушительно рявкнул в трубку:
- Чиво?! Да ты! Да я тебя! - и тут один из псов аккуратно взял его зубами за холку. - И началось! Воздух опять вскипел и замутился, словно протока, где пираньи гложут обреченную добычу. Собаки налетели на мужика и облепили его, кусая и отскакивая. Страннее всего было то, что дядька, пока его рвали адские псы, даже не охнул. Постоял-постоял и побрел себе дальше, доругиваясь с маленькой серебристой коробочкой, принесшей, по всему видать, нехорошие вести. А собаки все не отставали – впрочем, парочка черных тварей отошла в сторону и принялась терзать невидимый кусок дядьки.

- И все? – с разочарованием пожала я плечами.
- Тебя бы так, – буркнул кобольд. - Мало бы не показалось.
- Да он же ничего не заметил? – полувопросительно-полуутвердительно развела я руками и посмотрела на кобольда.
Тот покачал головой:
- Живые всегда так. Им любые знаки невдомек. В былые времена… - он ностальгически вздохнул и продолжил наставительно, - вы, люди, потоньше были, почувствительней. Беспокоились, когда мы вам являлись, умасливали нас, отпугнуть старались, внимание оказывали. А теперь, - он разочарованно махнул рукой, - все вам нипочем. Этот мужик наверняка до вечера не протянет. Стая его не выпустит, пока не доест. Их что-то много набежало.
- А в реальном мире что с ним будет? - продолжала допытываться я.
- Кто ж его знает? Инсульт. Теракт. Дефолт.
- Ты не шути! – заволновалась я. - Инсульт дело личное, а теракт-дефолт – это…
- Уже общественное, – довольно хихикнул кобольд. Его морщинистая злобная мордочка еще больше скривилась и от ехидной ухмылки стала похожа на топографическую карту гористой местности. - Извини, мон шер! Ничего определенного сказать не могу! У адских псов спроси. Впрочем, они наверняка не в курсе. А их хозяин с тобой и разговаривать не станет – по крайней мере, на этом свете! – и он торжествующе прищелкнул языком.
- И кто же их хозяин?
- А то ты не поняла… - сразу поскучнел кобольд, линяя на глазах.
- Сатана? – упорствовала я в своей бестактности.
- Пойди и поройся в справочнике, - огрызнулся кобольд, черпая новые силы в словесной перепалке с давним врагом своей расы.
- И пойду. И пороюсь, - сурово сказала я, сворачивая в книжный. - Вот прямо сейчас!

И проснулась.

Так я и не узнала, кто настоящий хозяин адской своры. Вот.
Tags: сказки для очень взрослых, фигак!, философское
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments