Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Длинные-длинные руки эскапизма


Очередная попытка дочитать до конца очередное фэнтези. Популярное настолько, что на данный момент вышло 24 продолжения первой истории. Ее-то я и попыталась прочесть после разбора произведения некого С.Мусанифа. Нашла в топах популярности произведение Ю.Никитина, он же Г.Орловский, взяла первую книгу серии, полагая, что хватанув продолжение (одно из нескольких десятков), многого не пойму или пойму превратно. Тем более, что на первые книги серии «Ричард-Длинные руки» имелись и благоприятные отзывы.

Сижу, читаю книгу первую. И понимаю: это даже не фэнтези. Это форменная ода среднестатистическим страхам старого, уж простите, хрена перед современностью. Кстати, многие пожилые люди испытывают ужас перед тем, что вселенная меняется, а они не в силах эти изменения уловить и осмыслить. Состояние повышенной тревожности, как правило, проявляет себя старческими бла-бла-бла на тему «Наш мир уже не торт». Но здесь аффтар демонстрирует неукротимое презрение к уродам, кои нагло пользуются изменившейся вселенной, к язычникам, утратившим облик и душу человеческую. «Господа! Вы звери, господа!»

На экране разбитые вдрызг машины сменяли окровавленные тела жертв, суетящиеся фигуры спасателей, панорама перекрестка. Очень сексуальная телеведущая, умело накрашенная, с рекордно вздернутыми тончайшими арками бровей, что отличало ее от прочих стандартных телевизионных куколок, строгим голосом, что делало ее еще сексуальнее, перечисляла тех, кто не успел затормозить, рассказывала, кто как врезался, сколько из машин вытащили убитых и кто откинулся по дороге в больницу.
На широком экране с разверткой в сто мегагерц вообще очень хороши все эти сцены с выламыванием дверей, а четыре колонки со звуковой платой от «Saund» в точности передают скрежет раздираемого металла, стоны и предсмертные хрипы.


Это то, что мы с вами смотрим и с наслаждением обсуждаем, споря, будет ли сегодня жмуриков на дорогах больше, чем вчера. Ах, вы не смотрите и не обсуждаете? Тогда вы смотрите вот это!

На первом канале фильм: президент фирмы трахает секретаршу, на втором – лихой ковбой заходит в незнакомый дом, просит напиться и, увидев незнакомую женщину, лезет под юбку. Понятно, тут же коитус. На третьем канале мужичок с солидным брюшком трахает племянника, на четвертом – школьник учительницу, на пятом – немецкий бюргер соседскую козу.

200 каналов ТВ – и везде ебутся-ебутся-ебутся. Это, извините, уже не старческие фобии, а старческие сексуальные фантазии. Откровенно нездоровые. Признаюсь: у меня некогда было 100 с лишним каналов ТВ, из коих порнографией грешат не больше пяти. И то не столько порнографией, сколько Брассом да Боровчиком, мечтательными пошляками. А вообще ощущение такое, что аффтар пресловутые «достижения прогресса» только в рекламе и видел, но сам не юзал. Вместо собственного мнения он описывает то медийные мифы, то возмущенные стоны «свидетелей разврата». Вернее, свидетельниц. Недолюбленных юзерами-геймерами в темную июльскую ночь.

Алина разделась донага и сидела, раздвинув полные ноги, наискось от Бориса. Тот уже засэйвился и переключился на покер, шел на огромный риск, но если удастся подобрать одну-единственную карту, то у него на руках полный стрэйт, красотка на экране вынуждена будет сбросить не только легкое платьице, но и трусики, ибо в банке ставка на две раздевальные позиции.
– Эй, – позвала Алина со смешком, – я здесь, не там!.. И уже без каких-то дурацких трусиков.
Борис отмахнулся, не поведя и глазом.


Ух, я бы эту бабу! – подумал аффтар. И добавил со вздохом: - Будь мне столько же, сколько этому Бориске… А проклятым Борискам все приелось, они на голых Алин не реагируют, они только на кровавое месиво реагируют.

Я недавно играл через сеть на battle.net, так вот, несмотря на все свои неплохие рефлексы, меня быстро облапошили, раздели, ограбили, выпили из меня кровь, и потом какой-то игрок затащил в камеру пыток и долго балдел, выкалывая мне глаза, отрезая язык, уши, нос, а потом вообще посадил на кол... Я сам бы, понятно, сделал с ним то же самое, но он успел раньше. Что делать, есть свободные люди, которые играют дни и ночи, настоящие виртуозы, чемпионы, а я все-таки еще и работаю.

А все отчего? Оттого, что современный человек «мараль» утратил. Утратил «мараль» и стал «цынегом» с языческим подходом к жизни. К «жызне».

В природе вообще ни добра, ни зла. Кстати, не было даже в человеческом обществе! Все придумки христианских теологов. Вспомните, разве ведали разницу между добром и злом эллины, которыми мы так восторгаемся, а их мифы издаем миллионными тиражами? Вспомните, владыка всех богов и устроитель порядка на Земле великий Зевс перетрахал всех баб, замужних и девственниц, причем не видел разницы: человеком он на них лез или животиной. К примеру, спящей Ледой он овладел, как изысканно говорят первоисточники, будучи лебедем. Европу поимел в облике быка... Кстати, настоящих быков, коров и всякий прочий зоопарк он трахал так же спокойно, как и людей, не видя разницы!

В результате действий Зевса наш мир покатился по наклонной плоскости толерантного отношения и прикатился к сексуальной ориентации.

Вон в США президентом избрали голубого. А госсекретарь – лесбиянка. Военный министр не скрывает, даже гордится своей продвинутостью. В чем продвинутость? Не знаешь? Дикий ты человек! Совокупляется с двумя мастифами. Это такие большие собаки... И они его тоже... э – э... совокупляют. Да и вообще, теперь, чтобы стать хотя б сенатором, надо доказать, что не видишь разницы между устаревшими понятиями добра и зла, зато свято соблюдаешь статьи конституции США и прекрасно знаешь юриспруденцию.

Ваистену! Как же можно на одном знании конституции-юриспруденции занимать государственную должность, не отчитываясь о том, кто тебя на данный момент совокупляет?

Я в самом деле чувствовал себя, как будто из меня вынули некий стержень, кости истончились, плечи обвисают, а мясо сползает под действием гравитации.
– Да, – произнесли мои губы. – Нет никакого Добра. Нет Зла. Ничего нет!


Зато есть всякая пакость вроде старости и гравитации, под влиянием которых мясо сползает с костей.

В общем, ГГ - персонификация аффтара, помолодевшая телом, но мозгами такой же старый пердун, от подобной разнузданности весь на нервах. И даже Алина-эксгибиционистка его раздражает. Ибо восхотел ГГ чего-нибудь особенного, нездешнего и не нынешнего... В принципе, понятно: если в подружках у тебя тяжелая, запущенная эксгибиционистка и столь же запущенный игроман... Может, стоит поменять друзей? Тем более что сексуальные извращения и зависимости существовали во все времена, старче. Это не изобретения XX века, что бы Никитины в силу своей «почетной безграмоты» ни врали.

Я вынес Алине одежду, опять вышла голая, она такое проделывает даже абсолютно трезвая, к великому удовольствию курящих на лестничной площадке соседей.

Вынес и пошел на балкон, о мироздании подумать. Без голых баб под боком. Если Алина со своими телесами и со своим геймером Бориской умотали – всегда остается звездное небо над нами и нравственный закон внутри нас.

А ведь в парсеке, мелькнула неожиданная мысль, чертова уйма миллионов и миллионов километров. Ни на какой ракете не доберешься. И никогда-никогда человек так далеко не побывает. И все эти надежды, что когда-то будем ходить под зеленым или синим солнцем, – сказочки, как и надежды на полет в сверкающей трубе, через которую снова вылетим в такой же по сути мир, только покрасивше и побогаче, где все умнее, толще, а женщины еще сговорчивее и сиськи у них еще больше. Нет, бабы все-таки вылезли. Что поделать, подсознание…

И додумался ГГ до таких квантово-физических ужосов, что параллельный мир с унылым вздохом взял его за обвисшую шкирку и перенес прямо в копну сена, мимо которой скакала принцесса, попавшая в беду. А за принцессой скакал отряд тяжеловооруженных всадников, которых герой немедленно побил, аки Самсон, одной оглоблей. Даром что никогда допрежь того оглобли в руках не держал.

Я пригнулся, над головой просвистело железо. Второго всадника выбросило из седла, третий получил страшный удар в голову, а четвертый успел подать коня в сторону, а конец оглобли пришелся по конскому боку. Я услышал жалобный крик, конь рухнул вместе со всадником.
Пятый, не удержав коня, влетел в месиво бьющихся к воздухе конских копыт, выползающих людей, рухнул, придавив тяжелой тушей. Я отпрыгнул, теперь оглобля вращалась, как крылья мельницы при хорошем ветре. Один поднялся с топором в руках, страшный удар оглоблей по шлему бросил его на землю.


Ну, значицца, побил он их – и приняли его в компанию друзья принцессы, прибывшие к шапочному разбору, высоконравственные и прекрасные люди, просто прекрасные.

Голова – настоящая скала из гранита. Эволюция с ним не церемонилась: одним ударом прорубила щель для глаз, надбровные дуги так и остались нависать скальным уступом, грубо тесанула короткий нос, рот, все остальное и вовсе без обделки.
Голова на плечах сидит почти без шеи, так мне показалось, потом сообразил, что чудовищная шея просто переходит в могучую спину и широченные плечи. Грудь его напоминала лобовую броню танка высокой проходимости, на которой навешаны добавочные стальные пластины для кумулятивных снарядов.


Этот прекрасный-высоконравственный кабаняка понравился герою больше других. Ибо функционален был и крут, словно Валуев в доспехах. Но гораздо, гораздо нравственнее.

Я рассматривал его во все глаза, как ожившего динозавра. Талию, конечно, на таком гиганте искать было бесполезно, но где ей положено быть, на широком поясе, усеянном металлическими бляхами, висит кинжал, короткий нож, фляга с вином, а с другой стороны – устрашающего вида топор с широким лезвием. Если на Ланзероте кожаные брюки, то на этом – кожаные штаны. Сапоги великанские, на толстой подошве, такая выдержит и противопехотную мину, а за голенищем еще один нож с простой деревянной ручкой. Чисто выбрит, но все равно щетина торчит, как на спине дикого кабана. Голос рыкающий, низкий, бухающий, словно вдали кто-то бьет в огромный барабан.

А уж принцесса была чистая конфета. Конфета, но чистая. И герой сразу преклонился перед чистотой ее и конфетностью. Это вам не Алина без трусов!

Сейчас все женщины стремятся быть еще сексуальнее, сексапильнее, эротичнее, порочнее, откровеннее, натуральнее. Научно-исследовательские институты ломают головы, фабрики и заводы пашут в три смены, создавая эротические мази, духи, дезодоранты, а я смотрел на это воплощение чистоты, грудь моя разорвалась с треском, я чувствовал, как забилось окровавленное сердце, как ему захотелось служить, подчиняться, быть в плену этой чистоты и целомудренности.

Там вообще чистота сквозила во всем, включая унавоженные крестьянские дворы. Так и стояла куполом – от навоза до самых небес.

Деревья ушли за спину, мы выехали на простор. Я даже откинулся в седле. Изумрудно-зеленый мир, иссиня-синий и оранжевый всех оттенков раскинулся во всей первозданной красе: необъятный и сверкающий. Чистый, нетронутый. Такого я никогда не видел в родной Москве, когда пару раз выезжал «на природу» с собутыльниками, и впечатление осталось препоганейшее.

И что же везут эти чистые люди через чисто поле?

– Мощи святого Тертуллиана!
Я запнулся. Насколько я слышал краем уха, Тертуллиан – один из отцов церкви. Один из тех, кто создавал само христианство. Только неграмотные старушки полагают, что Иисус что-то сделал для религии, на самом же деле он изрек пару прекрасных и совершенно нелепых и нежизненных сентенций вроде того, что подставь щеку ударившему или возлюби врага, он не оставил ни одного пророчества или хотя бы строчки из «своего» учения, это все сделали его именем энергичные ребята, которых и назвали отцами церкви. Одним из этих горячих и умных деятелей был Тертуллиан
, ни разу не святой. Потому что не был канонизирован и даже за свой уход к монтанистам довольно неохотно упоминался средневековыми богословами. Какие уж там «мощи святого»! В средневековье Тертуллиановы мощи если бы и нашли, то лишь поглубже прикопали бы.

Впрочем, аффтар вообще слаб в познаниях, зело слаб. Как быдто и не он юзал 200 каналов ТВ и все просторы интернета, порождения диавола… Зато чистотой и нравственностью его герой так и горит, так и полнится! Несмотря на то, что новые товарищи мигом опустили его ниже плинтуса, наградили статусом простолюдина и принялись гнобить нипадеццки.

– Эх ты... Ладно, вот если бы меня и Ланзерота убили, ты бы убежал?
Да, хотел было ответить я, конечно, это ж нормально, но посмотрел в его честное солдатское лицо, ответил, как отвечали когда-то дикари, но уже не отвечают в мое просвещенное время:
– Как вы можете! Это оскорбление!
Бернард смотрел с ласковой насмешкой.
– Вот-вот, даже оскорбление... Сам видишь, что когда бы нас убили, ты бы продолжал драться. Может быть, даже злее. Ну, меня жалко, ха-ха, чувство праведной мести... Потому что ты – свободный человек. Тебя держит с нами долг, честь, привязанность, чувство дружбы. А они держат человека и тогда, когда все остальное рухнуло. Понял?


Это серв-то свободный человек? Беглый серв, которого принял под покровительство новый хозяин, каковому хозяину пришлось принести присягу о повиновении и коему серв теперь принадлежит со всеми потрохами вплоть до отказа от личного имущества? Ну вы и шутник, папаша Гай!

Итак, бьется этот самый новоиспеченный серв в припадках верноподданнических…

Я все еще пребывал словно в волшебном сне, временами чудесном, временами дурном. Осмелев, приподнимался на стременах, готовый взлететь, как летал во сне, порхать и кувыркаться в воздухе, визжать от счастья дурным голосом.

И пытается причаститься местным духовным ценностям как умеет.

Молитв я не знал, да их сейчас даже попы не знают - здрассьти! Между прочим, молитвы читались на латыни, христианство в иномирье было католического образца. Ты много знаешь католических священников, попаданец, чтоб этак о них судить?

…прислушивался к Бернарду, старый рубака ближе всех, старался запомнить на всякий случай. Вообще-то, никто из этих воинов не просит сокрушить врагов впереди или расчистить дорогу – молитва смахивает скорее на обряд самовнушения, ибо каждый просит укрепить его дух, дать силы для бестрепетности, не дать устрашиться Зла. Есть бог или нет, но после такого обряда аутосуггестии любой атеист ощутит себя сильнее. Да, такая молитва не унижает, это, скорее, психиатрия, а не молитва. О том, что молитвы были на неизвестной ГГ латыни, как-то ненароком забылось…

Но хотя бы «Отче наш» аффтар когда-нибудь слышал? Про «хлеб насущный даждь нам днесь и остави нам долги наши»? Вполне практичное требование. А без «Отченаша», хоть бы и на латыни, думаю, не обошлось. Но им, аффтарам, все едино… Им бы лишь бы еще раз показать, какой падший, падший человечишко наш современник.

Руки тряслись, я все вытирал ладони об одежду. Это не мои войны... Я не человек драк и скандалов. Просто... я уживчивый человек. Я пью с людьми, с которыми не люблю пить, пью то, что мне отвратительно, веду себя так, как принято, говорю то, что надо говорить... Но, похоже, это относится не только к московским тусовкам.

В отличие от местных истребителей зла, к которому относится все, расходящееся с каноническим христианством. Интересно, а ГГ или аффтар его об инквизиции представление имеют?

Зло настолько укрепилось и укоренилось... что господу пришлось прислать своего сына, отдать на заклание... принести в жертву!.. И вот только с того дня началось наступление... но ты должен понимать, что когда Зло властвовало тысячи и тысячи лет, то очистить мир за один день никому не под силу. Даже сыну божьему! Ты должен понимать и укрепиться сердцем, что он только указал путь, как жить и бороться в мире, где Зло разрослось, укрепилось, пустило корни, а действовать нам самим...

Вот пример такого Зла – некто, соблазняющий ГГ «жить умом».

Десятимесячный щенок ростом уже со взрослую собаку! Но какой дурак, верно? Так и мы, люди. Я не про отдельных людей, это понятно, а про человечество. В одних королевствах живут брюхом, в другом – сердцем, в третьих... хотел бы сказать – умом, но таких пока нет. Есть только королевства, где людей, поступающих по уму, гораздо больше. Не знаю, что тому причиной, но в ряде королевств даже короли руководствуются умом, а не детским тщеславием, обидами, гордостью, жадностью.

Одно слово, нигадяй. И то, что попаданец склонен подобных нигадяев выслушивать, а не бить оглоблей по башке, отпугивает от него честных католиков.

– В тебе нет бога, – прошептал священник. Он всматривался в меня с ужасом, худые плечи зябко вздрогнули. – В твоем сердце пустота, страшная пустота... Ты – страшен.
Я взмолился:
– Я знаю!.. Если бы я не знал! У меня стогерцовый ящик с дэвэдэ-приводом, антенна берет двести каналов, выделенка на сто пятьдесят килобайт в секунду, двести гигабайт музыки... но церковной там нет... почему-то.


Ни Паваротти, ни Вивальди? Как же это вы так, батенька? А под какую же музыку вы Алину соблазняли? Неужто под Сукачева? Ты страшен, ГГ, ты страшен!

– Но как? – спросил он почти шепотом. В глазах стоял ужас. – Как можно жить без бога в душе... или без дьявола?
Я развел руками. Не объяснять же, что в моем мире целая страна, а то и все человечество живет в такой же страшной пустоте. Оттягиваемся, балдеем, прикалываемся, расслабляемся изо всех сил, только бы не знать, не задумываться, не заглядывать в будущее дальше, чем день получки.


Гм-гм. Ты за все-то человечество не говори, аффтар, ты и за себя-то все больше врешь, как сивый мерин.

За ночь я продрог, даже Бернард не догадался, что меня стоило бы укрыть двумя одеялами. Он полагает, что я всего лишь деревенский увалень, но я гораздо хуже – размагниченный послеперестроечный интеллигент, во всем разочарованный, ничего не умеющий, привыкший регулярно получать похлебку в жестяной мисочке, изнеженный, который даже летом спит под теплым одеялом...

Кажется, все 90-е, в течение которых народ изучал науку выживания на собственной шкуре, аффтар провалялся в коме. И даже не в алкогольной.

– Зло отдельно от людей? – переспросил Бернард. Ты откуда такой дикий? У Зла и Тьмы не было той силы, а то и вовсе не было, пока не явились люди. А вот теперь в землях, где Зло у власти, где разум и воля служат Тьме, это... Понимаешь, только теперь у людей появились настоящие враги! Да такие, что уже вопрос: выживут ли вообще.
– Почему?
– Тьма наступает, – ответил Бернард торжественно в этот момент он показался мне похожим на священника. – Все эти годы, столетия она только отступала, понимаешь? Люди были чисты, отважны, благородны.


Да уж подайте сюда эту неоднократно упомянутую тьму. А то полкниги – все намеками да полунамеками… Тьму в студию!

Ноздри затрепетали, я чувствовал аромат жареного мяса и внезапно увидел перед собой накрытые столы, что ломились под тяжестью полных блюд с жареными поросятами, гусями, лебедями, я видел горы жареных куропаток и перепелок.
Невероятно толстые молодые женщины, совершенно голые, медленно танцевали на лугу при свете звезд… Я засмотрелся на женщину с крупной грудью. Очень походит на Алину – та же чувственная фигура, такая же развитая грудь, только Алина не только читала всякие кама-сутры, но и проработала разные учебники по сексу, а эта вряд ли знает что-то сложнее собачьего варианта, да и все эти жареные мясы – огромный соблазн разве что для умирающего от голода или же для средневекового дяди, а вот как насчет перчика, аджички, чили? У нас туристы на рыбалке жрут вкуснее, чем здешние короли. Ни бананов, ни йогурта... Нет, для меня это не соблазн!


Еще один валшебный образец скудоумия. Короли ели так, как нам и не снилось. И об этом знают все, кто раскрыл хотя бы одну книгу – да что там, хоть один сайт! – про историческую кухню. Но не аффтар, не аффтар.

Понятно, если мне попадется лидерец, я уж из него выжму все, что сможет дать, а потом велю решить теорему Ферма. Или хотя бы ответить, верна она или нет. - минуточку, минуточку! К моменту издания этой хни теорема Ферма уже давно была доказана. В 1995 году сэром Эндрю Джоном Уайлсом.

…мои родители, пережив период советского атеизма, самозабвенно собирали гороскопы, называли себя козлами и водолеями, плевали через левое плечо, соблюдали счастливые и несчастливые дни, слушали по ящику шарлатанов-астрологов, но я как раз уже из следующего поколения, мы насмотрелись на дурь родителей и теперь верим только в Интернет и атомарное строение вселенной. Родители себя называли козлами заслуженно, если так и не доперли, что знак называется Козерог!

Человек должен жить умом, понимаешь? В этом и есть его предначертание. Или, скажем иначе, Высшая Цель. Только животные бросаются бездумно на помощь своему собрату, но человек выше животного, на него возложено намного больше, и он просто обязан сперва подумать: а так ли уж прав мой собрат? - опять аффтар обосрался ошибочка вышла. Зоологии аффтар тоже не знает. Иначе бы помнил, что животные не больно-то бросаются собрату на помощь. Только самки защищают свое потомство – и то не все и не всегда.

– Ты жил среди языческих волхвов?
– Нет, – ответил я. Поправился: – Не знаю, Бернард. Знаю только наверняка, что они знали больше, намного больше, чем знают здесь самые мудрые из священников. Только это не делало их ни счастливее, ни лучше вас.
Да уж, где нам тягаться с такими светлыми людьми, как некоторые инквизиторы…

– А как же не убий, не проливай крови? Он же не дал тебе оленя пырнуть ножом.
Бернард удивился:
– Так олень же почти человек! А это рыба!
– А рыба не...
– У рыбы ж нет крови, – заявил Бернард твердо. Я посмотрел в его честные глаза, на сияющее лицо священника…
- и отчего-то не удивился, что люди, столь близкие природе, не в курсе простого факта: у рыбы ЕСТЬ кровь. Ибо! Достаточно один раз разделать рыбью тушку, чтобы потом долго отмывать от крови кухонную доску…

Женщина выглядит молодо, но эту молодость я уже видел, молодость подтяжек, золотых нитей, коррекций, пластических операций. Настоящая молодость рыхловата или угловата, а фигура этой отточена мастерами – скульпторами, а потом еще и мастерами аэробики и шейпинга. Ка-а-акие нити, какие операции, какой шейпинг, мужик, это ж средневековая королева! Ты определись, в каком веке застрял, мужик!

Меч потяжелее гантелей, к которым я тоже никогда не притрагивался. Это он о двуручном мече – «потяжелее гантелей». ГГ тем мечом машет дни напролет, точно дворник метлой. Подозреваю, что в средневековом оружии аффтар смыслит еще меньше, чем в точных науках, зоологии, психологии, философии и теософии.

Зубы – как ножи, когти, словно крюки альпенштока, у которого совершенно прямая рубящая часть. Аффтар, аффтар, дубина ты киркоголовая…

Даже мой летающий молот – не магия, ведь с ним все понятно и предсказуемо. Даже понятнее, чем, скажем, с электричеством, которое непонятно абсолютно всем, даже самым ученым академикам. Говори за себя, а, современник?

Помню, в глубоком детстве я еще видел в облаках скачущих коней, бегущих слонов, снеговиков, паруса кораблей Магеллана, сказочные замки, но уже давно вижу только облака, просто облака. Да и какие облака над Москвой, так, грязные серые тучи, лохматые и загаженные промышленными газами.

Все. Ушла смотреть сто мульенов говнофоток, запечатлевших облака над столицей так и эдак. Любой из нас, биздуховных мерзаффцеф, хоть раз да щелкнул фотиком, запечатлев небесную высь над Москвой или иным каким городом. Только аффтар не желает замечать очевидного. У него другая задача: доказать, что мы в подметки не годимся средневековым людЯм, какие бы они ни были мракобесные и малограмотные.

В общем, сколь бы ни старался этот… Гай придать тексту смак и красочность, грязненькое намерение подсигнуть и подмахнуть инфантильному эскаписту – в читателе и в себе любимом – сводит на нет все литературные усилия. Дрянь книжонка. Старческое брюзжание на тему «Куды ж мы котимся». Пусть г-н Орловский котится дальше, а мне моя жизнь, мое время и мои современники говном не кажутся. Мне кажется говном кто-то другой.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, литературная премия Дарвина, пытки логикой и орфографией, сетеразм, уголок гуманиста, фигак!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 172 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →