Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

"Сначала проржитесь!"


Именно эту фразу произнес фиолетововолосый Гитлер, обращаясь к Штирлицу и Мюллеру в СИЛЬНО цветном варианте "Семнадцати мгновений весны". Пародия эта, снятая в издевку над аццки раскрашенным вариантом доброго старого фильма для передачи "Большая разница", мне и сейчас кажется лучше объекта пародирования. В том смысле, что нефиг было красить Мюллера и Штирлица в розово-желтый, черно-белыми они выглядели куда авантажнее.

Зато после демонстрации остолбеневшей публике младенчески-розового Мюллера и желтушно-гепатитного Штирлица (а иногда и наоборот) появилась эта пародия и фраза, которую мы с Боевой Мышью немедленно взяли на вооружение.

Итак, "сначала проржитесь!", а потом я расскажу вам, как БМ едва не оскорбила Ватикан.

Это было в пост-юрскую эпоху, когда динозавры уже вымерли, а мобильники еще не появились. И работала тогда БМ в музее им. Андрея Рублева. И был у нее очень хороший шеф, которого и БМ, и весь отдел любил и уважал. Поэтому весь отдел огорчился, когда он не пришел на какое-то запланированное торжество (можно сказать, протокорпоратив), на которое его ждали. Был ли это Новый год, Пасха или День славянской письменности, БМ вспомнить затрудняется. Однако стол и веселье ждали шефа, ждали, но так и не дождались.

Поэтому народ сел за стол без шефа, изрядно истомившись и проголодавшись, оттого и застолье проходило в темпе фортиссимо. Все быстро наелись-напились и принялись бузить.

Сами представляете, до какого дикого разгула способна дойти вечеринка, устроенная на рабочем месте! Вот она - вечеринка - и дошла. До танцев. На столах. До пения хором.

А после вечеринки, само собой, остались в изобилии грязные тарелки и чашки, рюмки и пепельницы, стол, липкий от пронесенного мимо рта и мимо тарелки, разбредшаяся по углам мебель, воздух, изменивший свой химический состав на смесь зарина, замана и горчичного газа в оптимальной пропорции... Глянула БМ с коллегой на это безобразие - и от одного вида последствий вечеринки устала ужасно. И немедленно предложила: "Давай не будем все это сегодня разгребать! Вот завтра привезем моющие средства, резиновые перчатки - и с толком все отмоем. А сейчас ловим такси - и по домам!" Коллега на здравую речь БМ лишь головой кивнула. Потому как возразить тут было нечего.

На следующий день БМ таки приехала с перчатками-моющими средствами. Где-то часам к одиннадцати. Гуманный шеф - гуманный график. БМ всерьез собиралась убраться до прихода начальства.

Вот только начальство было уже на месте. И в комнате было убрано, хотя, по выражению Мыши, странно как-то. И шеф был странен. Он явно желал о чем-то рассказать БМ. Нет, не желал - жаждал!

Оказывается, шефа вчера на вечеринке не было, потому что он разговаривал с Ватиканом. И в 10 утра у него в этой самой комнате была назначена встреча. С кардиналом, главой издательского дома Ватикана. По поводу издания книги шефа об Андрее Рублеве на итальянском.

И встреча состоялась. В 10 утра, как и было назначено.

Хорошо, что шеф пришел на 5 минут пораньше.

- И вот открываю я дверь, - рассказывал шеф, гневно сверкая глазами на БМ, - а в комнате разруха! В воздухе синий чад, все вверх дном... Я еще глазами труп поискал - в такой обстановке обязательно должен быть труп! Потом начал прятать следы вашей деятельности. Успел убрать почти все. Почти.
- А улики-то где? - потрясенно спросила БМ.
- В книжных шкафах, - вздохнуло начальство. - И частично под моим столом. Вот только стол я вытереть не успел. Тряпку над столом занес - и тут открывается дверь и входит кардинал. Я тряпку шварк в сторону - и быстренько принял любезно-приглашающую позу.

Кардинал, к несчастью, в ходе беседы на тот стол облокотился. И прилип. Мантией своей кардинальской прилип. Практически намертво. А когда с треском от стола отодрался, на рукаве мантии остался след чьего-то ботинка. Как будто ватиканского кардинала затащили в русском музее в темный угол и пытались побить ногами.

- Слушаю я, как шеф это мне рассказывает, - вспоминала Мышь, - а сама понимаю, что не могу больше. Вся эта картина представляется мне в самых ярких красках, и я против воли начинаю громко ржать в лицо любимого начальства. И могу лишь повторять: меа кульпа, шеф, меа, уахаха, максима кульпа, гыгыгы! Когда же я наконец оторжалась и спросила, где моя коллега, с которой мы намеревались утром придти и ликвидировать разгром, шеф устало ответил: "Она, в отличие от вас, сочла неприличным смеяться мне в лицо. Наверное, хихикает где-нибудь в коридоре..."

Так что, согласно совету БМ, прежде чем меакульпиться, сначала проржитесь - а то ж никто не поверит, что вам действительно стыдно за свое безобразное поведение...

А Мышь шеф все-таки простил. Не сходя с места. Золотой души человек, что и говорить.
Tags: месяц драбадан, монументы на колесиках
Subscribe

  • "Целый мир, целый город в снегу"

    Едва-едва выздоровемши, пошла гулять в один из самых любимых уголков Москвы — в парк при Новодевичьем. Ну а что поделать, коли единственный ясный,…

  • Народные приметы

    Есть у меня в хозяйстве несколько плетеных стульев, причем один из них убит жизнью, кажется, при транспортировке из одной квартиры в другую. Надо…

  • Снег идет, снег идет...

    "Обновила" ботинки, которым уже... двадцать лет! Как давно, оказывается, это было — купленные для суровых зим туристские ботинки на манной каше,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments

  • "Целый мир, целый город в снегу"

    Едва-едва выздоровемши, пошла гулять в один из самых любимых уголков Москвы — в парк при Новодевичьем. Ну а что поделать, коли единственный ясный,…

  • Народные приметы

    Есть у меня в хозяйстве несколько плетеных стульев, причем один из них убит жизнью, кажется, при транспортировке из одной квартиры в другую. Надо…

  • Снег идет, снег идет...

    "Обновила" ботинки, которым уже... двадцать лет! Как давно, оказывается, это было — купленные для суровых зим туристские ботинки на манной каше,…