Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Фигов листик, или Из грязи в боллитру


Веселье, как я погляжу, продолжается. "Награда нашла гертруду", — смеялся френд, демонстрируя мне реакцию счастливых моим вниманием "гертруд". Путающих, по великой образованности своей, диссертацию с жежешным постом — тоже многабукафф, разве под силу малограмотной восточной коровнице прочитать, а тем более различить пост, статью, диссертацию, монографию, хрестоматию? Это ж эвон скока читать надо! Публично раздеться и встать в проститутскую "линейку" куда проще.

Я, кстати, видела это жалкое зрелище на Тверской в начале 90-х, идучи поздним вечером из гостей: в переулках Тверской девки выстраивались в шеренги, фары светили им в живот, а у капота стояли "хозяева" — сутенеры, мамки, выбирающие клиенты. И заставляли девок поворачиваться, демонстрировать товар лицом и задом. Похоже на литературные игрища, а? Как фото индивидуалок — на фото начписек, то есть начписок.



Разумеется, мерзких ханжей, включая осторожно вопрошающих: это что, дресс-код такой? — надо оглушить визгом (а восточные женщины в визге понимают!) и ошеломить фотосессией в стиле "фото бобрика совершенно бесплатно". Если по ссылке на ганиевские признания в любви ко мне (данке шен, милочка, но мне оно без надобности) дано эротически-творческое "фото бобрика" семилетней давности (когда очаровательницы были не в пример свежее, еще не столь... потасканы) и относительно робкое (какие-никакие тряпки на "поэтках" имеются), то позже по мере понимания мизерности своего "творческого потенциала" (в кавычках потому, что к некоторым Фиговым листикам термин вообще неприменим), некая Семенова, кажется, решила: фотки наше всё. Фото без трусов, но в каске.



А шопаделать, коли пишешь такие стихи:

"Моим грудям

Нежданно моросящие,
Из скрипок и зеркал
Зевают груди спящие"
(Это по крайней мере болезненная ассоциация: моросящие и зевающе груди. Мастит, не иначе.)

"Сквозь листья ивняка
Потом, как сливы спелые
Вздыхают и дрожат –
Их сон недотерпелый
Сосками в небо вжат"
. (Ну вот, и не дотерпела во сне-то. Энурез, вестимо.)

"Пора их, коль не пойманы
В подпруги, тенета"
... (Ваши платья, милочка, довольно слабая подпруга, но вас и она гнетет, как многих психически больных людей. В частности, вот клиническая история больных гебоидной шизофренией: "Поступки иных больных отличались крайним цинизмом и производили впечатление полнейшей моральной тупости. Они раздевались догола, не стесняясь присутствия близких. Некоторые разбрасывали кал по квартире, обнажали половые органы перед родственниками противоположного пола и требовали от них соответствующих обсуждений". Вы лечиться-то пробовали? Не молоденькая уже, дальше болезнь будет только прогрессировать.)

"Качать, как луны полные
Над небом живота.
Из их упругих луков
Стреляй, верхом скачи"
... (На луках скакать, что ли? А клиент, тьфу, партнер не много ли себе позволяет — прыгать на даме, как на батуте?)

"То ль бусинами клюков
То ль дробью алычи".
(Все оценили творческое склонение слова "клюква", превращенное в "клюк"? Интереса ради гуглю слово "клюк" — и нахожу в компьютерной игре: "Боевой питомец: Летающий (Неукротимый). Можно посадить в клетку. Уровень: 1" — а рядом картинка мутированного гуся с клювом теропода. Да-а-а, это вам не бусина и не дробь, это практически миномет. Из грудей.)

"А после этой рубки,
Таись и не дыши –
Залягут в тихой бухте,
Как гальки голыши"
. (После прилета неукротимого боевого питомца или даже стаи питомцев, естественно, клиент затаился. Ожидая следующих неприятностей — например, декламации своих стихов поэтессой-гебефреничкой.)

Не обессудьте, но такого рода поэзия, да в сочетании:
— с экстерьером толстенькой (и явно умственно недоразвитой) "бодипозитивщицы";
— с фейсбучными друзьями, предлагающими облизать тетеньке подмышки (вспоминается "Бунт Афродиты" Лоуренса Даррелла: "...стоило немалых трудов заставить её брить подмышки; как все девушки её сословия, афинские проститутки, она верила, что обезьяньи клочья шерсти под мышками возбуждают мужчин");
— с просьбами дать фото крупнее (клиент уже явно печатает коммент одной рукой) — всё это антураж совсем не литературной профессии, а той самой, которая сама по себе не повод ни для уважения, ни для самолюбования. Хотя к последнему маргиналы, опущенные на дно жизни, прибегают часто — срабатывают защитные механизмы психики.

И не надейтесь, что проститутский антураж в окололитературной среде вижу только я — "ат зависте". Приведу для примера мнение профессионального, известного и весьма мною уважаемого критика (мужчины, который уж точно не станет завидовать женским телесам): "Скорее всего, деффки ломят совершенно неподъемную цену — тут и Листик сойдет за Шамаханскую царицу". Зато, посмеиваются друзья, все современные критики наконец-то выучили красивое старинное слово "демимонденка".

Как бы ни пытались так называемые писательницы (а на деле члены стаи гоминидов — или работницы малого секс-бизнеса, где оплата идет "борзыми щенками") извратить реакцию нормальных людей на простенькое шоу индивидуалок, завидовать им, бедняжкам, не с чего. Самое преходящее в мире — сексуальная востребованность в узком кругу. Буквально за семь годков ты проходишь через постели "своих", всем приедаешься и приходишь в полную негодность. Что как бы подтверждает последнее фото "поэтессы" и подпись под другим фото: "Секс для бедных". А богатые куда делись?

Не иначе как к мужикам ушли. Те тоже не знают, как себя поэротичней подать. Или, наоборот, знают, но увы... "свежесть бывает только одна — первая, она же последняя". И вот уже верные Жучки начинают обзывать тебя молодящимся альфонсом. Хотя кому нужен сорокалетний альфонс — в таком возрасте самому впору обзаводиться, гм, интимными протеже. И вот снимающийся с доской, тьфу, с моделью писатель уже готов позволить и слизнякам по его лысине ползать, и грязью мазаться. Однова живем!



А кто шибко брезгливый и не готов мазаться грязью и бегать неглиже — пускай не ходит в писатели. Ибо сегодня литературный успех так и делается: йуные толанды обоих полов демонстрируют хозяевам жизни свои части тела и свой потенциал (имеющий сомнительное отношение к творчеству, весьма сомнительное). А хозяева жизни сидят и наблюдают за тем, как писательницы и критикессы (!) щиплют друг друга за задницы и валяются в ногах у "подающих надежды" авторов (также готовых в любой момент встать в удобную позу).

Вот она, литература-то, до чего доводит. Будь в чашке Петри мейнстрима хоть один действительно талантливый человек, он бы из окружающей его грязи слепил бы что-нибудь стоящее (а не то, что у итальянцев называется "фигура де ля стронца"). Например, горькую историю мнимого успеха, где бы трогательная, девственная (интеллектуально) Сонечка Мармеладова (никогда не читавшая романа Эмиля Золя и не слушавшая оперу Манфреда Гурлитта) искренне полагала себя звездой, надеждой, мастерицей пера и проч. Глядишь, крушение Сонечкиного пряничного домика под острыми зубами неделикатной и нетолератной реальности заставило бы публику расчувствоваться.

А то пока эти мелкотравчатые подделки под куртизанку по имени Нана не вызывают ничего, кроме сарказма. Как, впрочем, и их поделки, пардон за каламбур.
Tags: вирус графоманства, замысловатые фигуры на льду достоинства, разорительная роскошь общения, сетеразм, цирк уродов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 239 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →