Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Д'Артаньяны при попуганах


Недавно критик-писатель-литературовед П. Басинский запечалился — и разумеется, внезапно: "...издательство "Современник", одно из самых крупных в СССР, в 1986 году выпустило 371 книгу общим тиражом 29,1 млн экземпляров, а в 1998 году там вышло 34 книги тиражом 261 тысяча. В "нулевые" годы издательство практически перестало существовать. Или возьмем такого гиганта книгоиздания, как "Художественная литература" — бывший "Гослитиздат". В 1986 году — 334 издания тиражом 85 млн экземпляров, в 1995-м — вообще ни одной книги, а в 1996-м — всего 38 изданий тиражом 0,5 млн. В 1992 году прекратила существование "Советская Россия" — самое крупное республиканское издательство. "Московский рабочий", орган книжной продукции МГК КПСС, в 1973 году выпустил 251 книгу тиражом 11 млн экземпляров, в 90-е перешел на издание классики и краеведения, а в начале 2000-х приказал долго жить".

Да-а-а, некоторые аффтары и критики демонстрируют поистине феерическую скорость мышления. Улитки и черепахи рядом с ними просто спринтеры, быстроногие Ахиллесы, давно, вопреки апории Зенона, догнавшие и перегнавшие черепаху. Так и хочется воскликнуть: эй, гражданин-товарищ-барин, с того блаженного времени, когда все мы обитали в "самой читающей стране", прошло два десятка лет. С тех пор господдержка и госцензура нас покинули, оставили книгоиздат плыть по воле волн бизнеса, а тот возьми да утони. Привык, понимаешь, на плоту передвигаться. Да-да, цензура идеологии тоже оказалась плотом — и куда более плавучим, нежели цензура денег. Она, как выяснилось, была не плотом, а доской, по которой литературу пустили погулять перед тем, как сбросить за борт.

Г-н Басинский, а не вы ли кипятком... кхм... усердно продвигали графомана-шахтерописца-викизнатца Самсонова, по телерепортажам, сетевым статьям и прочим "достоверным источникам" описывающего "донецко-луганскую войну"? ПО-РУССКИ последнее означает, что Донецк воюет с Луганском — но откуда же РУССКОМУ писателю и восхваляющему его творческие потуги РУССКОМУ же критику-литературоведу знать такие глупости? Отчего же вы полагаете, что это не ваша вина в утоплении современной литературы? "Вы и убили-с".

"Казалось, что советский принцип книгоиздания, когда произведение какого-то автора выходило тиражом от 50 до 100 тысяч экземпляров, правильно менять в противоположном направлении. В начале 90-х годов возник этот девиз: "Больше авторов (книг) хороших и разных". С появлением новых издательств началась новая эра книгоиздания — количество наименований книг стало расти, а тиражи падать. Сегодня обычный тираж книги серьезного писателя — 3-5 тысяч экземпляров. Некрупные издательства выпускают книги тиражом 500-1000..."

"А тираж двести экз. г-н Басинский не хочет? И сто тысяч, как в советские времена, для нацменов-назначенцев", — иронизирует френдесса. Скажут такому "радетелю": ну-ка, прыгни! голос! — и будет прыгать, хвалить и лаять по команде. Но если лет десять назад оно было хотя бы смешно, то сейчас, как пишет прежестокий насмешник В. Лорченков...

Выходит, это г-н Басинский со товарищи колбы и подменяет. А в свободное от сего занятия время занимается статистикой. В некотором роде прогрессирует: от лжи — к наглой лжи, а от наглой лжи — к статистике.

Лорченков же: "В журнале "Новый мир" роман редактора журнала "Знамя" опубликовали
В журнале "Знамя" роман редактора журнала "Новый мир" издали
В журнале "Октябрь" повесть вышла журнала "Дружба народов" редактора
В журнале "Дружба народов" повесть вышла журнала "Октябрь" замредактора
Все они — как написано в журнале "Новый мир" — несут в себе множества смыслов заряд"
...
...однако чего по дружбе не напишешь, особенно по столь полезной дружбе. И все же, по мнению некоторых лиц, это не редакторы-замредакторы толстых журналов, перекрестно опыляемые друг дружкой (в издательском смысле), а наша преступная "группа в полосатых купальниках" друг друга во всем поддерживает. Это наша разрозненная пятерка мафиозна и ужасна. "И пусть мы все по кругу съеб... сговорились, но обвинять будем вас, у вас ведь нет никаких ресурсов, а у нас всё есть!" — уверенно заявляет смена завредов. Она и вам когда-нибудь то же самое скажет, Басинские. Уж будьте-нате.

Ну а пока в своем тесном кругу молодых, смелых и честных они тихонечко себе это самое, учатся наглеть с благостным лицом. Валерия Пустовая щебечет в интервью, рекламируя свою напечатанную по блату (а как иначе-то сказать?) "исповедальную прозу" про помершую маменьку (это никем не изведанное испытание — смерть маменьки) и рождение (вот диво!) ребеночка: "Да, это мой незапланированный заход на территорию прозы, и я очень благодарна издателю Юлии Селивановой, которая взяла на себя смелость выпустить книгой этот документальный дебют, а также первым публикаторам – журналу «Дружбе народов» и лично писателю и заместителю главного редактора Александру Снегиреву". Да как же ему тебя не взять, милая? После твоего-то валяния у Снегирева в ногах (буквально, без метафор, на интервью со Снегиревым Пустовая ползает у "писателя-заместителя главреда" под ногами практически на карачках)... Опять же должна быть в человеке благодарность после твоего совета всем нам, сукам, жрать землю с гондонами, дабы понимать друга пустового сердечного, таракана запечного?

Само интервью, кстати берет Алиса Ганиева, не чуждая Валерии Пустовой ни в каком смысле (это она вторая на фото предается ползанью в ногах у полезного, НУЖНОГО товарища Снегирева). Подружки-попуганки старательно изображают полное незнание общего на всю попуганию принципа "Вали кулём, потом разберём": "Поскольку книга мною в самом деле не задумывалась, и это, хоть и против литературы, кажется мне в ней самым ценным, я решила переживать об этом не больше, чем о том, что муж не дал мне триста рублей..." Иными словами, сырятина, лытдыбр, буквально направленный ПРОТИВ ЛИТЕРАТУРЫ, но поскольку подвернулась оказия — отчего бы не тиснуть и такую дрянь?

Ладно, мы уже поняли, что написать ничего, кроме "плодов новой искренности", а проще говоря, жежешной несуразицы Валерия Ефимовна неспособна. Почему же свой лытдыбр она сует в издательство и по блату рекламирует через существ еще глупее себя (хоть в их существование верится с трудом, но чего в мире простейших не бывает)? Воспитывает смену СЕБЕ? А то пора уже, солидный возраст, пятый десяток скоро, Валерия Ефимовна, выдавят из песочницы молодые-то... Перестанет муж давать по триста рублей — на что дитятко кормить станете? А то глядите, как некая Ольга Девш сноровисто умирает от восторга, читая ваши бесхитростные и беспощадные (к имеющим мозги и вкус) "повести печальные".

"Ода радости" написана дочерью, женой, матерью". Онажемать! Каквыможыти ее критиковать!

"Критик тоже её писал. Критик-дочь анализировала течение дочерней любви, распластанность под ней, беззащитность, но силу жить в память о ней". Распластанность критика под кем? Под мамой? Под дочерней любовью? И в память о ком: о маме, о любви или о беззащитности? Кажется Девш успешно перенимает манеру Пустовой писать "верлибр, переходящий в глоссолалию", как это называет Иваницкая. А проще говоря, нести чушь, на ходу ляпая из этого нечто верлибрическое.

"...критик-жена, то есть женщина, размышляла о встраивании себя в пару, выстраивании мужского в женском и нахождении ответного сигнала в чужеродном родного, как если б яблоко ещё несло знание, и тело примеряло ощущения в полный первый вкус..." А я что говорила? Данное существо прямо на глазах осваивает метод несения верлиброподобной чуши, из которой ни черта нельзя извлечь, зато ОБВМ пишущего сие словно прожектором в нощи горит.

"...а критик-мать метафорировала, собирая в единое сакральное бытование физиологию и метафизику, восхищение и страх, чудо и бесконечность как факт". Здесь уже заметен легкий налет высокодуховной и глубокомысленной вежляновщины, проступающий через пустовую верлиброимитацию терминами, словно плесень через гнилые обои.

Женаимать в распластанной позе под течением дочерней любви выстраивает мужское в женском и, как выразилась френдесса, "метаморфорировала-метаморфорировала, да не выметаморфорировала". Похоже, О. Девш метит во вторые Д'Артаньяны при попуганах: и стиль копирует, не стесняясь и не прикрываясь ладошками.

Сравните с тем, как хвалит лучших людей песочницы В. Пустовая: "Меня задела и исцелила — в самом деле выправила что-то старое, наболевшее — книга Анны Козловой «Рюрик»..." Так задела или исцелила? А то живо представляется влетевшая куда следует пуля, выправившая что-то старое, наболевшее, — например, в голове Валерии Ефимовны.

Или эдакое, подвежлянское: "Что касается тенденций, то я не открою новой земли, если скажу, что сейчас перспективное направление движения – синтез, сочетание разноприродного, разнофактурного, выход за то, что кажется границей". Какое новое, неожиданное направление! Открою ВАМ новые земли, дорогая смена Вежлян с Юзефовичами: это направление известно на протяжении всей истории мировой культуры. Оно культурно называется эклектикой, господа маловысокообразованные болтологи.

"В недавних своих произведениях Виктор Пелевин сочетает дамский роман с притчей о невместимости откровения, Анна Козлова соединяет подростковую бунтарскую прозу, роуд-муви и психотерапию, Алексей Сальников слепляет филологический трактат о пользе поэзии с бытописательством, реалист Роман Сенчин пробует себя в фантастике, а по Дмитрию Данилову, вдруг вышедшему в ведущие драматурги, ставят оперу", — изумляется бывший штатный панегирист издательства "Эксмо", явно не намеренный оставлять своего занятия и при каждом случае споро перечисляющий "поднимающиеся бренды". О, сколь новый маркетинговый ход!

Не следящий ни за каким "актуальным литературным процессом" дилетант — и тот может заявить:
а) Пелевин частенько совмещает откровения с бульварными жанрами, это, можно сказать, его фирменная фишка — и делает он это с начала 90-х, ненамного дольше, чем вы живете на свете, мадам критикесса.
б) Козлова что, раньше Керуака писать начала? У "классика роад-муви" подобных книг предостаточно, фактически ВСЕ его книги таковы — только Керуак пишет талантливо, в отличие от внучки более чем среднего писателя Вильяма Козлова, не унаследовавшей даже дедовской бойкости пера.
в) Сальников "слепляет" (о эти пустовые метафоры и гиперболы! о их сомнительный второй смысл!) то, что может, из того, что было — причем из того, что у него было, есть и будет, филологический трактат получается, как из говна пуля. Хотя почему "если"?
г) Сенчин не только с фантастикой — он с любой литературой несочетаем, оттого товарища вашего и понесло в фантастику: в данной сфере требования именно литературного плана давно уже опустились на дно Марианской впадины и пытаются пробить дно земной толщи;
д) Данилов может быть счастлив: по какой только дури не ставили опер! За разъяснение, чёзахерь понаписана в либретто оперы Верди "Трубадур", в трактире напротив "Ла Скала" более ста лет хранится бутылка шампанского. Глядишь, Данилов окажется мутнее и сюжета "Трубадура", и "крепнущего" шампанского...

"Можно сказать, что «Ода радости» «сознательно» поддерживает и этот «набирающий силу тренд», сочетая эмоциональное погружение с критической рефлексией". О робкая, девственная (особенно умом) мисс! В просторечии все вышеупомянутое называется нытьем, а в психоанализе — первой стадией проговаривания травмы, сопротивлением аналитику. Ничего в оном нет ни интересного, ни умного, ни завлекательного, поэтому аналитику за выслушивание плодов вашего эмоционального погружения с критической рефлексией и платят деньги. От ста до двухсот долларов за сеанс.

Зря печалуются Басинские — литература не больна, она в надежных руках. В руках своих палачей, которых господа Басинские и воспитали. На совесть воспитали, с душой! Вернее, с тем, что у них было в качестве души...
Tags: замысловатые фигуры на льду достоинства, пытки логикой и орфографией, сетеразм, уголок гуманиста
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 139 comments