Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Неискусственный неинтеллект


В прошлом и более раннем постах зашла речь о написании подложных рецензий. Ну а как еще это назвать? В первую очередь мошенники этого разряда решают для себя, каким образом можно запудрить мозги заказчику (на читателя им наплевать и всегда будет наплевать): через суемудрие, блядословие, истерику или дидактику? Каждый способ имеет свои преимущества. Есть тонкие (с корабельное бревно) манипуляции общественным мнением: мы-то, критики, знаем, отчего вам не нравится этот аффтар!

1. Вы завидуете его успеху — его, в отличие от вас, печатают, награждают и оплачивают! Почему, интересно, никто из любителей подобной аргументации не упоминает зависть к таланту? Всегда речь о том, что объект критики печатают и награждают. Такожде в ход идут суммы гонораров и премий, перечисление мест публикации и даже мест награждения — Красная площадь там, ЦДЛ, банкетный зал шикарного ресторана... Но отчего-то никогда сторонники теории "вызавидуете" и "спервадобейся" не скажут про Божью искру или, прости Господи, магму первотворения (что это такое, спроси у О. Баллы — только обаллы понимают, что такое эта самая магма). Может, потому, что в душе у "успешных" ничего такого не водится?

2. Вы необразованное быдло, которому подавай в искусстве исключительно быдляцки-скрепное: гетеросексуальность, мужское доминирование над женщиной, патриотизм, крымнашество, пропутинские лозунги и прочую дикость! И если автор отзыва вместе с дамским рукоделием не раз жестоко критиковал мужское рукоблудие, то этого конные активисты толерантности не замечают — и весьма старательно. Так же старательно, как либеральные бессребреники не замечают, что от ненавистного им критика и патриотам достается. Короче, любую критику ТЕКСТА легко можно превратить в критику ВЗГЛЯДОВ — даже если ничего такого в отзыве не было, да и рецензент демонстрирует полное пренебрежение к либерально-сексуально-политической ориентации писателя...

"В начале 2020 года в АСТ выйдет антология современной русской литературы «Без дна», собранная оппозиционным издателем Илья Данишевский и Екатерина Писарева. В сборник войдут тексты… (далее джентльменский набор Сальников-Васякина-Рымбу — И.Ц.). Недавно встретилась с Ильей и попросила его спрогнозировать читательскую реакцию на выход книжки. В ответ получила набор штампов про рифму, депрессивность, лесбиянок и Беслан; от этого и оттолкнулась", — пишет бесхитростная, как голожаберный моллюск, журналистка. Ее без затей запрограммировали написать, что этот сборник могут ругать лишь нетронутые цивилизацией гомофобы, стереотипно мыслящие обыватели, позитивные живчики модели "говно с моторчиком", а хвалить лишь тонкие, высокодуховные натуры. После чего дево послушно кивнуло головенкой и пошло выполнять "психологическую закладку". Одно удовольствие работать с этим неискусственным неинтеллектом!

Также хорошее программирующее влияние на неискусственный неинтеллект, читательский и журналистский, оказывает что-нибудь бессмысленно-взаимозаменяемое. Подобные характеристики дивным образом подходят ВСЕМУ. Их основной смысл несложен: аффтар находится в глубоко личных, почти интимных взаимоотношениях с Богом, практически беседует с ним по "вертушке", сливается в экстазе Св. Терезы и вообще стоит над миром.

Прилепить такое: "В этих стихах, звучащих из позднего культурного состояния, чуждого очарованиям и эйфориям, полного горькой памятью о поражениях (не личных, не исторических — крупнее: рода человеческого, человека как предприятия), парадоксальным (ли?) образом чувствуется не успевшая застыть магма первотворения. Всё, о чём тут говорится, происходит в области, где конец и начало смыкаются — и не вполне отличимы друг от друга" можно к чему угодно. Очень практичный фасончик.

Вышеупомянутые строки Ольга Балла выплеснула в очередной обзор о творчестве эстонской поэтессы. Пишущей, замечу, столь же поразительные по мутности стихи:
"но это общее дыхание
синхронизированное мерной поступью
иногда оборачивает землю
необъяснимым страхом
как невидимыми частицами
летящими в указанном направлении
сквозь еще пульсирующие тела"

По мощам-то и елей...

Псевдокритику любят "мастера мути" вроде Баллы, Вежлян, Пустовой, Погорелой. "Магма первотворения" и "экзегетика искусства" у них буквально из ушей течет. Хотя под нагромождением терминов неизменно обнаруживается... Да ничего не обнаруживается. Даже пустота — это что-то, что не проваливается под тяжестью словесного мусора. А тут мусор и мусор до самого дна.

Следующая метода — пересказ. Тупой, нехитрый спойлер по типу шапки к фанфику. Публика должна знать, про что читает! "Когда мне эту книгу привёз курьер, я в общих чертах уже знала в чём там дело из аннотации и нескольких рецензий..." — начинает рецензент. И продолжает пересказом, который запросто можно составить из читанных ранее аннотаций и рецензий: "За эту услугу девушку вернут на землю (авансом), кроме того, на кону жизнь и сохранность её отца-шахтёра. Правда, есть сложность: жертв нужно доставить к месту жертвоприношения, а это не прям в поселке, а в лесопосадке неподалеку. Героиня – хорошая девочка, она подходит к заданию со всем тщанием. Героиня влюблена в человека с комичной (и не оставляющей шансов) фамилией Тетекин, одного из топ-менеджеров угольного предприятия. Вообще, имена-фамилии-родственники, вся эта домовая книга привычек и странностей, включающая географию посёлка, в котором проживает две тысячи человек, дана с обстоятельностью кадровика и осведомленностью соседа". Орфография и стилистика аффтара рецензии. "Сохранность отца-шахтера" наше всё.

Уж не обессудьте, но читать книгу такого рода можно исключительно за деньги — вот какой вывод возникает у меня (а я опытный читатель между строк) после отзыва-пересказа. К тому же "обстоятельностью кадровика и осведомленностью соседа" мы благодаря творчеству Сальниковых-Охальниковых накормлены на сто лет вперед. И если вместо сколько-нибудь интересной фабулы мне предлагают стопицот героев со всем их гардеробом и трудовой биографией, я, пожалуй, откажусь.

Однако некоторые критики уже поняли: если пересказ сюжета, да и сам сюжет рассчитан не на фикридера, а на какую-то боле хитровыделанную сволочь, надо растворить то, чего нет, в эмоциональной турбулентности:
"На всём протяжении чтения этого сборничка меня не оставляло чувство беззащитности этих стихов, – намеренной, так и хочется сказать – отважной беззащитности: как бы выставляя напоказ неловкость своего героя и в бытии и в его выговаривании, подчёркивая его бесприютность (в которой и сама родная речь – «без прописки»), иной раз даже как будто акцентируя беспомощность говорящего – и его слова – перед бытием и собственными задачами («моему уму / не даются карты его истоков»)... Говорящий говорит тут не просто из ран, но изнутри принципиальной травматичности".

"Истерику бы!" — подумала Марыськина — и да-ла! Разговорчивые раны, принципиальная травматичность, единение с богом и прочая хурма, то бишь эклектичное объединение нескольких приемов в одну статейку. Чего ж не объединить, ежели объединяется? Так, например, работает г-жа Курочкина, живой пример критической эклектики.

Этап первый. "Ах вы тупое быдло!"

"Самой частой читательской претензией к автору «Финиста» стала историческая недостоверность различных деталей повествования. В первом приближении подобный упрек автору художественного текста выглядит комично и вызывает желание назидательно рассказать что-нибудь хрестоматийное о природе художественной условности, но вряд ли стоит повиноваться этому импульсу. Если мы пристальнее взглянем на типичные отрицательные отзывы, инспирированные рубановским романом, то обнаружим, что в их основе лежит не только когнитивная наивность читателя". Да что вы говорите?

Прежде чем назидательно рассказывать о природе условности, может, объясните, зачем писатель Рубанов в своих интервью утверждал, будто описывает жизнь праславян века эдак третьего-четвертого от Р. Х., при этом все реалии беря из века одиннадцатого? Если пишешь о Гардарике — кто ж тебе мешает, пиши. А хочешь о великом переселении народов — "пожалуй будь себе татарин". Но ты уж разгребись, к какому времени относишь свой роман, а заодно и всю его художественную условность. И к критикам то же относится. Стыдно НАСТОЛЬКО не знать истории, чтобы считать условностью и "фолк-хистори" тупой перенос "хронотопа" на семь веков относительно обозначенного АВТОРОМ периода.

Этап второй. "Вы еще и гомофобы! И что еще отвратительнее — русские гомофобы!"

"Исследования антропологов показывают очевидную гендерную дифференциацию в типах устных повседневных рассказов, в системе которых мужские и женские жанры, с одной стороны, противопоставлены друг другу по стилю и интерпретации излагаемых событий, а с другой – тесно связаны и в своем противостоянии образуют целостную картину личного, социального и культурного опыта. Антрополог Ненси Рис, изучавшая русские повседневные разговоры в 1990-х, отмечала, что мужчины чаще использовали в речи жанры хвастовства, самовышучивания и повествований о хулиганских выходках, сексуальных похождениях и собственной маргинальности, опасности. В указанный период, по наблюдениям исследователя, подобная речевая стратегия являлась средством формирования маскулинности, противостоящей образу «правильной» (сдержанной и ответственной) мужественности, транслируемому дискурсом официальной культуры". Верно lemon-sole назвал это "использованием бредовых "штудий" заезжей "белой госпожи". Приехала, послушала, сделала всеобъемлющие выводы об этих ужасных русских... А по родным краям Ненси Рис никогда не путешествовала? Или сделать такой вывод ей позволили только о русских?

Этап третий. "Кручу-верчу, запутать хочу!"

"Здесь мы имеем дело с типологически близкой трансформацией, происходящей со сказочным текстом при переходе из устной традиции в массовую культуру. Все приметы этого процесса мы находим и в романе Рубанова «Финист – ясный сокол»: здесь и нетипичная контаминация сюжетов о чудесном супруге и змееборце, и условно исторический хронотоп, и рационализация фантастики (история летающего города, описание физиологии людей-птиц, образы Горына, старухи Язвы, Соловья-разбойника). Все эти трансформации служат своеобразному «переводу» знакомого сюжета на язык образов современных медиа, тиражирующих варианты упомянутых мотивов". А устная традиция у нас больше не массовая культура? Да и контаминация не бывает типичной, нетипичность — сама ее суть, ироничная или безграмотная, как в выражении "играть значение" или в шутке "Баба с возу — волки сыты". Также и хронотоп не бывает неисторическим, ибо он есть закономерная связь пространственно-временных координат, и по Ухтомскому, и по Бахтину...

Френд, дочитавшие вот это всё до конца, добавил, что "гораздо интереснее выглядят сноски: например, "No 432, по классификации сказочных сюжетов Аарне-Томпсона", — мало того, что нормальному человеку в любом случае достаточно обозначения AT432, а для славянских сюжетов вообще-то есть СУС, так и классификация Аарне-Томпсона в немодифицированном виде не применяется в научных работах минимум полтора десятилетия". Короче, наукообразие текста спасет критика от справедливого обвинения в идиотизме и безграмотности. Может быть.

Этап четвертый. "Новый хахаль, тьфу, Гоголь родился!"

"Коммуникативные задачи текста множатся: заявленная история любви Марьи к Финисту вытесняется трансляцией различных форм мышления в их связи с разнообразным социальным укладом, обрастает историко-философскими смыслами. В этом роман Рубанова наследует именно драматургии Е.Л. Шварца". И братьев Гримм с Шарлем Перро заодно! В контаминации. Так, нацисты в гитлеровской Германии рассматривали Золушку как героиню, принадлежащую к "чистой расе", мачеху как иностранку, а принца — как нацистского героя, обладающего неиспорченным инстинктом распознавания рас.

Какое поле для человека, который хвалит что бы то ни было, толком не ознакомившись с предметом похвалы!
Tags: замысловатые фигуры на льду достоинства, литературная премия Дарвина, пытки логикой и орфографией, сетеразм, уголок гуманиста
Subscribe

  • Vendete ergo sum — продаюсь, следовательно, существую

    Моя статья в "Камертоне", вышедшая почти три недели назад. * * * Казус, приключившийся некогда на передаче «Вечерний Ургант», когда ведущий…

  • Блестящий критик я

    Презентация сборника, в котором есть мои статьи, на Московской международной книжной выставке-ярмарке прошла довольно гладко. Я сижу в центре и мешаю…

  • Ихневмон, убийца крокодилов

    Небольшая справка, о ком вообще речь в названии. Египетский мангуст, или фараонова крыса, или ихневмон (лат. Herpestes ichneumon) — вид животных…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 174 comments

  • Vendete ergo sum — продаюсь, следовательно, существую

    Моя статья в "Камертоне", вышедшая почти три недели назад. * * * Казус, приключившийся некогда на передаче «Вечерний Ургант», когда ведущий…

  • Блестящий критик я

    Презентация сборника, в котором есть мои статьи, на Московской международной книжной выставке-ярмарке прошла довольно гладко. Я сижу в центре и мешаю…

  • Ихневмон, убийца крокодилов

    Небольшая справка, о ком вообще речь в названии. Египетский мангуст, или фараонова крыса, или ихневмон (лат. Herpestes ichneumon) — вид животных…