Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Здравствуй, ноябрь, самый несимпатичный из братьев-месяцев


Самый неприятный месяц года — ноябрь. Ни надежды на возвращение тепла (а если оно и вернется, то никому от неожиданного потепления не поздоровится — сдуру зацветут первоцветы, проснутся мелкие и крупные зверушки, чтобы потом массово страдать, когда неотвратимо, но как всегда неожиданно грянут холода). Ни пушистого, кутающего одеялом снега (ложится он красиво, словно белотелая барыня во взбитые перины, но надолго снежной роскоши не хватает, уже через пару часов — кислая грязь под грязной зеленью). До "мороз и солнце, день чудесный" как минимум месяц пасмурного уныния, эмоциональных качелей и желтого уровня депрессии.

"Как тускло пурпурное пламя,
Как мертвы желтые утра!
Как сеть ветвей в оконной раме
Всё та ж сегодня, что вчера...

Одна утеха, что местами
Налет белил и серебра
Мягчит пушистыми чертами
Работу тонкую пера..."


А ведь совсем недавно, на Скорпионий день (я так называю свой день рождения) мы с Боевой мышью обнаружили... вполне зрелую землянику. Где-где. В Березовых аллеях Университетского городка, вестимо. О следующем годе будем ходить туда с лета, туеском подпоясанные, как советует нынешний критик-филолог-знаток русского языка, чтоб его (критика-филолога то есть). Еще и шапку с красным околотком прикупим, и бекешу на голову, и аргамак на тело — для тепла, не для красы. И вот в таком старинном теремном одеянии, благословясь, будем шариться в рассветной мгле по заветным ягодным полянкам, пугая собачников, выведших питомцев на утреннее пописать...

Скоро, скоро зелень останется исключительно в водоемах в виде ила и тины. Очень романтично было (до Великого китайского нашествия на первопрестольную) глядеть с мостиков парка "Зарядье" в зеркало тамошнего пруда на подозрительную установку (аэратор для пруда? невзорвавшаяся мина времен второй мировой?), покрытую зеленью. Интересно, с холодами поток китайцев в "Зарядье" уменьшится? А то они уже и тут приспособились наше мороженое жрать! В ГУМе из-за них к киоскам давно уж не пробиться — теперь и за ГУМом, в исконно русских переулках чувствуешь себя, как на площади Тяньаньмэнь.

И солнечный свет, и синее безоблачное небо будут возникать лишь на краткий миг — изломанными отражениями в витражах над вывесками "Даблби" и "Щасспою". И навевать самые что ни на есть декадентские образы и ассоциации. Мне нравится, когда на лощеных коммерческих (откровенно страшноватых) улицах современной Москвы вдруг мелькнет что-нибудь эдакое, истинно московское... Эх, почему я не фотохудожник. Бегала бы по площадям и бульварам, ловила удачные кадры, устраивала выставки с пафосными названиями, пытаясь скрасить впечатление от креативного столичного нейминга.

Ну до чего же дурацкие наименования у современных кафе! Впрочем, оно и неудивительно — при том литературном слухе, коим отличается современный бизнесЬмен. Еще пара поколений, воспитанных ПССами литтусовщиков, — и уже никому не будет странен контраст между "даблбями-щасспою-чайхонами" и красивыми именами улиц и площадей старой Москвы. Нет у людей XXI века чутья ни на шутки, ни на пафос.

Следующий вид для привлечения весьма определенной ЦА можно было бы назвать "Солнце садится в Мордоре" (ну и что, что оно садится где угодно, достаточно выбрать ракурс). Либерасты были бы в восторге и немедля отсыпали мне полный подол серебра, как в песне композитора Я. Пригожего (хорошее имя — "Я Пригожий"!) "С ярмарки ехал ухарь-купец":
"По всей по деревне славушка пошла –
Дочка-красавица на зорьке пришла,
Дочка-красавица на зорьке пришла,
Полный подол серебра принесла.
Полный подол серебра принесла,
А девичью совесть вином залила".







И еще — ужасно раздражают висюльки над переулками. На черта они там, где еще осталась историческая застройка, где на фоне неба видны красивые очертания крыш, мансард и церковных куполов? Только-только рекламные растяжки и провода над улицами сняли — и вот, нате вам. В каждом переулке болтается аляповатая пластиковая паутина, словно мы не по улицам ходим, а передвигаемся по тоннелям в логове гигантских арахнидов. Вот-вот перед нами повиснут коконы, вместилище нерожденных детишек Шелоб и Арагога. Ну и прилагающиеся к ним жертвы, бурдюки с питательной смесью. Жизнеутверждающая картина, достойная вполне приличного городского фэнтези, после которого можно с легкой душой отрезать себе ухо. Или оба.

Надо бы об этом роман написать. Последний нормальный роман нормальным литературным языком. Не на премию и не так, как господа жюрящие любят, чтоб с активным использованием сетевым словарей "забытых старо-православно-церковнорусских словес", однако не без канцелярита и гопояза. Цари там в бушлатах, блины в изразцах, окоем в теремах и сарафаны на ногах.

Ладно, прекращаю ноябрьское брюзжание и жду Нового года (хоть висюльки перестанут смотреться настолько чужеродно). Или хоть католического Рождества, до него на пять дней меньше.
Tags: красота как обещание счастья, нервный климат, портрет меня и БМ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments