Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Заткнуть глотку дураку — невежливо, но позволить ему продолжать — просто жестоко


Господи мой боже, почто ты меня оставил среди всего этого г...ратуала? Я же сотни и сотни раз в нем, в этом вашем интернете писала, что интересуют меня в литературном произведении исключительно его литературные свойства. Я даже на сюжетные линии и на композицию почти не обращаю внимания, целиком погрузившись в оценку стиля, ведь бывают же великолепно написанные вещи без сюжета и с крайне прихотливой (или неприхотливой) композицией. Сколько раз надо это повторить, чтобы меня перестали подлавливать на запретительстве всего подряд, от политической ориентации до сексуальной?

Я же простым, понятным русским языком пишу в постах что думаю: "Дело в том, что литературу беспардонно объявили средством для ведения политических игрищ, после чего лихо привязали к соответствующей системе оценок, будто так и надо: привыкай, читатель!" — это же про объявление литературы СРЕДСТВОМ ДЛЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИГРИЩ, разве нет?

Оказывается, нет. Товарищ, процитировавший вышеупомянутую фразу, немедля начал нудеть: "Так всегда же этот компонент присутствовал". (И что, признать его полезным и необходимым? О каком вообще компоненте речь — о компоненте политических воззрений или о компоненте продажности?) "Недавно прочитал, наконец, "Уленшпигеля" — и там большая часть книги про эту самую политическую борьбу". (Или, Или, лама савахфани... И вот ЭТО одноклеточное пытается со мною дискутировать, до зубов вооружась демагогией?)

Не знаю, сколько лет комментатору, но я Шарля де Костера прочла в детстве, лет в четырнадцать. И тогда же из предисловия узнала, что: а) книга выражала ЛИЧНОЕ отношение автора к врагам Бельгии и к ее непростой истории; б) не была заказной и денег автору не принесла. Впоследствии я "Тиля Уленшпигеля" не раз перечитывала. Очень, знаете ли, полезное для ума, души и литературного вкуса чтение. Кино по роману Костера, столь же выдающееся, я тоже смотрела и никогда не думала, что это может быть поводом для гордости. Во времена моей молодости было в порядке вещей читать классику в юности и смотреть экранизации классики, предисловия к ней читать, так, для общего развития.

"Нынче иные пришли времена": данный конкретный ушлепок, осиливший гениальный роман сейчас, когда ему далеко не четырнадцать, а раза в три поболе, еще до всяких там "Уленшпигелей" прочёл "Гарепотыр шарит в матане" фикера Юдковского. И пришел ко мне с приветом рассказать, что солнце встало. Над литературой, надо понимать. А также открыть мне глаза на Очень Важные Вещи: "Просто можно даже политическую агитку написать талантливо, так что в другое время и в другой стране люди будут с восторгом читать (за литературные достоинства). А можно попытаться заменить "правильной идеей" все остальные литературные компоненты и удивляться — а чего ж не читают?!"

Некогда этот тип с такой же убежденностью звездел про Юдкин опус, что и плагиат с графоманияей может содержать бриллианты мысли. Типа глубоких вопросов: "Стоит ли решать задачи и выбирать себе друзей по рациональным соображениям?" Да таких друзей, как ты, можно только по алкогольным соображениям выбрать. Чтоб спьяну не скучно было наблюдать за твоими ужимками. Читая тред простыней про пользительность философских идей, впиндюренных в корявый фикерский опус, я печально раздумывала: кто бы объяснил дуракам, что никакие математические и физические теории, засунутые в текст посредством Гарепотера, спизженного у законной владелицы, не прибавят ума дураку. И ежели Шлёма Юдковский научил этот крошечный мозг рационально мыслить, где, я вас спрашиваю, плоды обучения?

Теперь оно рассказывает, как хороши бывают агитки, параллельно воспевая "литературные достоинства", которые и у агиток бывают. Агитки, дооо, это круть. ЛЕФовские. Товарищ, недавно осиливший Костера, разумеется, не помнит, что с ЛЕФовских времён миновало столетие. И что в наши дни агитки имеют форму слоганов, а оцениваются по тому, сколько говна удалось скормить лоху-потребителю под ритмичный ор промоутеров. Никому и на хрен не сдалось сохранять в памяти народной перлы из числа слоганов — да и не было тех перлов. Что же касается политизированной по самые помидоры конъюнктуры, коя из года в год назначается литературой, то ее как литературу только награждают. Оценивают ее совсе-е-ем иначе.

Похоже, я начинаю привыкать к тому, что из желающих пообщаться ко мне приходят только представители славного (а главное, многочисленного) племени дураков. И не то что недоумков каких, "а полных дураков, кои ложку в ухо несут и никак их ничему не научишь". Нет, я понимаю: передо мною технарь. Ещё один. А они все такие. "Серый волк наивен, как дитя…" Надо сосчитать до ста и приступить к разъяснению сов. Тех самых сов, о которых имеет представление любой гуманитарий-первокурсник. Имел! Когда гуманитарные науки были науками, а не лужайкой для засирания любознательными технарями.

Можно раз пять во первых строках повторить, о чем повествует данный пост, какие проблемы затрагивает и ради чего написан. Нет, припрется эдакий наркоман-диспутант и станет ныть, что подмеченная тобой современная тенденция имела исключения в прошлом веке и ранее. И Шарля де Костера в пример приведет. А потом ещё "Трое в лодке, не считая собаки". Как политическое и заказное чтиво. А я с ними разговаривай, как с людьми. Пока они, приписав МНЕ стремление запретить писателям иметь политические взгляды, будут убеждать меня в праве писателя на взгляды, вероисповедание, сексуальность… А иллюстрациями, естественно, послужат шедевры вековой давности.

При этом в расчет не принимается тот факт, что я говорю:
а) о современных авторах, усердно удовлетворяющих нужды премиального, но никак не литературного процесса, а вовсе не о представителях классической, старинной и прочей проверенной временем литературы;
б) о художественности текста, а не про его идейность-безыдейность, каковая меня не интересует абсолютно — так же, как не интересуют меня "философские мысли" в убогой писанине фикеров-сетераторов;
в) о конъюнктуре я говорю, о награждении конъюнктуры из года в год, без продыху и сроку, с полным и безграничным разочарованием читателя — потому что оно, разочарование это, гробит шанс пробиться к читателю тем немногим, кто занят литературой, а не риммингом "старшим товарищам".

Затем, само собой, следует добрый-предобрый совет: "Единственный известный мне метод борьбы с подобным — плюнуть и забыть. И посмотреть, кого из нынешних лауреатов вспомнят лет через пять (не говоря уж о двадцати и более)". Совсем недавно (меньше месяца назад, так что даже подпорченный чтением Юдковского мозг в состоянии это припомнить) я за такие советы и авотуменяторство вышвырнула из своего ЖЖ долбака, явно слишком долго работавшего с таджиками на стройке и вконец отаджичившегося. Мне кажется, если ты уже дошел до стадии "насяльника" и гебефренического синдрома патологической дурашливости, держись подальше от таких, как я. Пиздюлей получать и в вирте неприятно.

Кандидаты на получение пиздюлей не желают понимать, что для писателя картина уничтожения дела его жизни — не то зрелище, на которое можно наплевать и забыть. Я, пожалуй, предложу товарищу как-нибудь обнаружить, что его дом горит. И познать дзен над пепелищем, — эдак наплевать и забыть.

У некоторых моих собеседников между прочтением и пониманием — прокладка. И она всё впитывает. Внемлите же, убогие: в моих постах никто не запрещает автору высказывать политические воззрения и сексуальные предпочтения. Но когда литература оценивается по этим самым воззрениям-предпочтениям, то есть путинцы штатно восторгаются самсоновскими шахтерами в макияже, а радфем — васякинскими мизандрическими стишатами, поскольку это СВОИ, пишущая братия начинает подлаживаться под вкусы покровителей. После чего литература катится в застой, в мертвечину, слепленную для одобрямса. И никаких вам литературных достоинств для агиток, ибо гениальное пишут на ИСКРЕННЕЙ вере, понятно? Если нет, то какого черта вы сюда лезете?

Я что, действительно не могу донести до публики нехитрую мысль: система оценок, отборочных критериев в искусстве не должна быть политической, однако само произведение вправе содержать любые авторские взгляды на жизнь? Или такие собеседнички есть выведенная виртом порода, реагирующая на раздражители в форме запрета? Причем запрет должен быть прост и незатейлив, таков, чтобы всякие Передовые Лесби, Упитанные Упыри, Пустовые Погорельцы могли возопить: а-а-а, нам запрещают делать кунилингус, заявляя, что это плохо! (почти цитата из статьи Е. Георгиевской)

Хотя я всю дорогу твержу: попытка откусить кусок побольше, въехать в банкетный зал литпремии на "актуальности", не обращая внимания на художественность — дорога в никуда. Автор может быть патриотом и диссидентом, цисгендером и трансгендером, у него может быть собственный взгляд на вещи с любой стороны — вопрос лишь в том, насколько талантливо этот взгляд выражен. Но многие выхватывают из моих постов лишь то, что им кажется отличным поводом развести "дискюйсию" на пустом месте. На месте самоочевидного постулата, что автор вправе иметь политические пристрастия и сексуальную ориентацию, а злая Ципоркина ему это запрещает, когда пишет, что текст антихудожественный и нечитабельный.

Между тем именно так действуют Георгиевские и им подобные: приписывают критику некие запретительские установки и потом бойко анализируют (как бы анализируют) их неправомочность. В конечном итоге всё сводится к визгу: "Вы кремлядь/либераст/гомофоб!" или к заполошному: "Бабоньки, наших бьют!" Почему, спрашивается, сходное восприятие моей персоны я должна принимать от дурака, вылезшего в комментах?
Tags: разорительная роскошь общения, уголок гуманиста, цирк уродов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 69 comments