Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Краеведение сетеразма


Кого или что нам предлагает современная литература, которую я однажды назвала сетеразмом (от слов, как вы сами, думаю, поняли, "сетература" и "маразм")? Это две категории — полная сетература и молодая боллитра. Полная сетература кучкуется (и уже здорово загнивает) в сетевых болотцах вроде Самиздата, Прозы.ру и проч. Молодая боллитра тоже там пасется (на болотах всегда много живности — особенно кровососущей) и подхватывает из трясины всякие "новейшие" тенденции (самым молодым из которых лет десять).

Как-то, помню, разорялся в Сети К. Анкудинов (по его саморекомендации — первый русский стилист в регионе туркменоязычных овцеводов, создатель изячных выражений типа "несет прекрасным духом"): "...одобрение у меня вызывают такие институции-ресурсы, как сайты «Проза. Ру», «Стихи. Ру», «Самиздат», издательский проект «Ридеро». Они предоставляют всем свободу публикаций и тем способствуют (хотя бы стихийному) диалогу в литературной части культурного поля". Культурное поле премного благодарно тому, что его — поле — заболачивают, превращая нивы и пажити в топкую грязь. А френды смеются: "Институции-ресурсы" — это 10 баллов! Французский псевдофилософский дискурс второй половины 60-х годов 20-ого века добрался-таки до Северного Кавказа. Вау! Пусть дочку Институцией назовёт, если Господь сподобит. Институция Кирилловна: звучит-то как!" Ну а вдруг? Вдруг наше удивительное время что-нибудь присовокупило к традиционному значению слова "институция" (от лат. institutio — наставление)? И теперь название элементарных учебников римских юристов, дающих обзор действующего права, значит что-нибудь эдакое... Например, "наставление в плане культурного творческого поведения, не затрагивающего гордость малограмотного невежды и графомана, а то на его защиту прибегут первые стилисты своего аула".

Неудивительно, что рекламщики руссконеговорящих писателей любят самиздатпродукт. Он им родной и близкий, не то что некоторым, посидевшим на СИ несколько лет без всякого интересу (самиздатовские "малолитры" непременно написали бы "посЕдевшим" — и то правда, поседеть на Самиздате можно запросто). Заглянула в его синемордый интерфейс после изрядного срока отсутствия: что там нынче любит-топит Самиздат? Всё то же и всё тех же. Ресурс радостно выкатил подборку скверного фэнтези пополам с любовным чтивом, причем во первых строках письма стоял, разумеется, фанфик. И разумеется, по "Гарри Поттеру".

Перловки из подобных произведений я нанесла выше некуда ("Так ли уж выше! — я, польщенный, разбавил и выпил. — Если хотите, я нанесу еще больше! Еще выше нанесу!"). Как, скажите мне, можно читать подобное — и одобрять, одобрять, одобрять?

"— Убирайтесь! — вторично прошипел я. Зелье! Заклинание! Точно!
Превознемогая боль, я достал из потаенного кармана флакон, в котором всеми цветами радуги переливался глоток невозможного, созданный моими руками"
. — "Вторично прошипел", "превознемогая боль"... Интересно, где-нибудь в данном тексте встречается глагол "преизнемогая"? Кстати, выросшие на советской фантастике помнят, откуда есть пошло выражение "содрогнулся вторично"? Думаю, любители Стругацких помнят.

Налицо явное сходство с теми, кто употребляет слово "институция" в смысле "общественный институт/место, где выражают, общественное мнение/черт-те его знает что, но общественное"; "нелицеприятный" в смысле "резкий, как критик-хвалитик Вася Владимирский, пойманный на безграмотности". Самиздатовцы с майкопскими стилистами во главе, скорее всего, не замечают всех этих "вторично превознемогая", поскольку истинная задача краеведом сетеразма — нести в массы графоманию. Дать ей дорогу к диалогу, то бишь возможность превратить в трясину все культурные поля.

"Штрек кажется дорогой в ад, где меня заслуженно ждут всякие нечисти". — Там же, у аффтара, уже изданного, кажется, "Альфаармадой". Самое место для людей, неспособных выяснить, есть у расхожего слова множественное число, склоняется ли оно, имеет ли форму деепричастия, не наречие ли оно, часом, пишется раздельно или слитно... "Редактор поправит!" — думают существа, которых издают, не прочитав, микротиражами. Плюнуть в вечность или хоть на пару недель опозориться — вот она, заветная мечта аффтара. Нужен ему ваш литературный диалог, анкудины лумумбарские?

Поговорим о менее очевидных вещах, нежели перлы безграмотности. Не все фразы в перловке обязаны быть откровенно смешными или содержать явные орфографические ошибки. Автору поста тяжелее объяснять проколы графоманов в плане стиля, а не в плане грамотности. Стиль — более высокий уровень литераторской квалификации, до нее в наше время даже мейнстрим не дотягивается, куда уж самиздатышам.

"Чтобы подбодрить себя, поднял скорость до предела. Впереди крутой поворот. Пролетаю его и ... ! Руки без участия моей обезумевшей головы самостоятельно включили оба тормоза — электрический и механический.
Моя объятая ужасом голова лихорадочно анализирует увиденное".
— Всё тот же топ-пейсатель СИ. Объятая ужасом обезумевшая голова для потребителей полной сетературы есть привычное дело. А уж для создателей и подавно.

Оправдания сетевых бездарностей, протекающих в боллитру своим малолитром, за десять лет наблюдения не изменились ни на йоту. Упитанные феи, делая вид, что беспокоятся за другого (а на самом-то деле защищая свою писанину), при попытке спросить: "Это что такое сейчас было? В каком месте ЭТО литература?" оголтело верещат: "Каквыможыти! Человек пишет! Он выражает чуффства! Он передает свое вИдение!" Ну да, ну да. И пусть он самовыражается без стиля и даже без участия головы, объятой тщеславием, самолюбованием и невежеством, всегда найдется тысяча дураков, лайкнувших безнадежное писево.

Притом, что в Сети не только тысяча дураков, но и два дебила — это сила. Вирт ухитряется вытеснить из коллективного сознания элементарное понимание того, что в реальном мире тысяча-две человек — мизерное, в сущности, количество, особенно если это вся ваша ЦА...

Чтобы не попала угольная пыль в волосы, женщины плотно укутывали голову вместе с ушами какими-то тряпками. На этот "тюрбан" каска не налезет, а без неё нельзя. И женщины ставили каску на макушку и привязывали её проволокой к башке. — Голову вместе с ушами. Конечно, можно намотать тюрбан на одну только макушку, оставив уши свободными, как это делают мужчины на Востоке, но женский-то тюрбан, включая европейский фасон шляпок, как правило, закрывает уши. И так его и описывают: закрывающий уши тюрбан. А не "башка вместе с ушами, замотанная тряпками".

Бесполезно объяснять азы существам, которых хвалит целый критик Анкудинов, преподающий в своих майкопских хлебных ебе.. палестинах русскую литературу. Причем туркменам, русского языка не знающим (снисходительный критик — великое дело для графомана!). Как такому "топ-аффтару" объяснишь, что рассказывать друганам, в каком смешном виде бабы спускаются в забой — это одно, а ЛИТЕРАТУРНО описывать это зрелище — совсем другое? Для него разница не видна. Он попросту не знает, в чем состоит разница между литературой и байками. И его в этом невежестве поддерживают все подряд, от критиков, превратившихся в дешевеньких пиарщиков, до издателей, тоннами вбрасывающих в литературный процесс однотипные сетевые байки.

Зельевар аппарировал в лачугу, которую Люпин называл своим домом, и, с лицом раздатчика в доме презрения, протянул оборотню флакон с зельем. — Дом презрения — выражение, весьма распространенное в сетературе. Примерно так же, как "развивающиеся волосы". Никому и в голову не придет проверить: что ж за дом-то такой, где проживающих намеренно и целенаправленно презирают? Даже в борделе к девкам отношение не столь, гм, негативное.

Однако с чего сетераторам что-то там проверять, уточнять?.. С кого им брать пример? Нынешние критики, писатели, журналисты имеют весьма своеобразные представления о том, что есть что: "Дальше — уголок краеведческой литературы: Астафьев, Распутин. Последнему вообще отведена отдельная полочка — он-то из этих краев", — пишет из иркутской командировки Марина Ахмедова, журналистка и "авторка" восьми романов". Прелестно. Френд устало комментирует цитату: "Краеведение — это часть научной дисциплины у учёных специалистов, напр., историков-краеведов, архитекторов и т.д., избирательное изучение определенного края. Астафьев и Распутин — региональные (сибирские) классики, из области литературы, это совсем другое понятие".

В свое время М. Ахмедова восхитила знающих людей тем, что долго и уныло перечисляла вхождение себя-героини в воду: "Сняла туфли. Узкими, бледными ступнями, по которым змеями ползли голубые ве́нки, ступила в воду. Вытянула для равновесия руку: мне б не упасть. Наступила на камень, сдирая с него водяную слизь. Вытянула другую руку к горе, за которой пели птицы. Подтянула вторую ногу". Особенно умиляет ударение в слове "венки" — как будто кто-либо из русских людей (подчеркиваю — русских, а не русско-мало-мало-говорящих) может не догадаться, что может ползти по ноге — вены или веночки. Каждая фраза блещет литературными находками: "водяная слизь"; "ступнями, по которым змеями ползли голубые ве́нки". Каким образом слизь может состоять из воды? А если она не только из воды, отчего она водяная? Или это название неизвестного науке вида, как, скажем, водяной козел (cobus ellipsiprymnus)? "Ступня" же в значении "стопа от щиколотки и ниже" — понятие архаическое, более широко употреблявшееся в позапрошлом веке. Сегодня в русском языке это слово чаще употребляется в значении "подошва". Да и "ступить ступнями", мягко говоря, звучит не очень литературно.

Далее следует описание подтягивания одной ноги (подошвой обдирающей камни!), протягивания другой руки производит двоякое впечатление. "От "сняла туфли" до "мне б не упасть" — еще барышня, а дальше — чёрт копытный, камни обдирающий!.." — восхищается героиней lemon_sole. Также слух у копытной дамы нечеловеческий: "А как вам, дорогие друзья, феноменальный слух героини?" — изумляется tonnenbaum. — "Слышать, что ЗА ГОРОЙ! ПОЮТ!! ПТИЦЫ!!! Эльфийская королевна, право слово".

На фоне подобных "стилистов" и сетература недурственно зайдет. Ведь что тем, что этим "литераторам", краеведам сетеразма, свое, старорежимное представление о литературном стиле, слухе, чутье в не вложишь — их крошечные мозги усердно сопротивляются обучению.

Понимаю, приводимые от случая к случаю примеры малограмотности боллитровцев и малолитровцев кажутся единичным явлением. Но сколько, спрошу я вас, можно считать единичными явления, каковые исчисляются не десятками и даже не сотнями? Причем, если кто не помнит, я беру КАКОЕ ПОПАЛО произведение из того и сего "мейнстрима" и в первых же главах, а то и строках собираю обильный урожай перловки, неграмотности и просто глубокого графоманского идиотизма. Что и без моих комментариев указывает на средний литературный уровень сегодняшнего дня...
Tags: литературная премия Дарвина, пытки логикой и орфографией, сетеразм, уголок гуманиста
Subscribe

  • "Целый мир, целый город в снегу"

    Едва-едва выздоровемши, пошла гулять в один из самых любимых уголков Москвы — в парк при Новодевичьем. Ну а что поделать, коли единственный ясный,…

  • Народные приметы

    Есть у меня в хозяйстве несколько плетеных стульев, причем один из них убит жизнью, кажется, при транспортировке из одной квартиры в другую. Надо…

  • Снег идет, снег идет...

    "Обновила" ботинки, которым уже... двадцать лет! Как давно, оказывается, это было — купленные для суровых зим туристские ботинки на манной каше,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments

  • "Целый мир, целый город в снегу"

    Едва-едва выздоровемши, пошла гулять в один из самых любимых уголков Москвы — в парк при Новодевичьем. Ну а что поделать, коли единственный ясный,…

  • Народные приметы

    Есть у меня в хозяйстве несколько плетеных стульев, причем один из них убит жизнью, кажется, при транспортировке из одной квартиры в другую. Надо…

  • Снег идет, снег идет...

    "Обновила" ботинки, которым уже... двадцать лет! Как давно, оказывается, это было — купленные для суровых зим туристские ботинки на манной каше,…