Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Эволюция комиссаров, или Сетеразм. Часть вторая


Признаться, я несколько разочаровалась, когда Эволюция Комиссаров(а) стала единственной, кого заметили в прошлом посте о пишущих сетеразматические опусы. А дагестанская нерусскоязычная писательница Алиса Ганиева, пишущая с таким же "комиссарским юморком"? Гляньте, какое изящество слога и глубина мысли: "Как говорится, любой эрудированный человек отличит Гоголя от Гегеля, Гегеля от Бебеля, Бебеля от Бабеля, Бабеля от кабеля, кабеля от кобеля, кобеля от сучки". Как вы думаете, что это? Это статья о трагической судьбе писателя Бабеля. Начатая с тупой, бородатой шуточки, знакомой всей образованщине.

В 1916-м он приехал в Петроград учиться (как еврей он мог попасть в столицу только под этим соусом, только в качестве студента). — Бабель под соусом. Видна рука мастера — мастера пролизывать себе путь на современные мусорные Олимпы.

Буденный пыхал яростью. Даже накатал в "Красную новь" статью "Бабизм Бабеля в «Красной нови". — Попыхал-попыхал, да и накатал. Верно френд подметил: "Все эти идиотки думают, что можно писать статьи и даже книги на сленге. "Чёйта этот Лев Толстой был абьюзер и не понимал в феминизьме" — развязным жаргончиком малограмотных дур".

Горький, первый литературный патрон Бабеля, одесского гения защищал как мог и сравнивал бабелевских красноармейцев с запорожскими казаками Гоголя (кстати, настоящая фамилия Бабеля была Бобель — в рифму с Гоголем). — Непонятно, что за "кстати" заключается в том, что Бабель на самом деле звался Бобелем и какая РИФМА наличествует в сочетании "Бобель-Гоголь". Вот если бы Бабель отроду имел фамилию Боболь или Гоголь звался Гогелем, рифма бы нашлась. А так если что и нашлось, то исключительно отсутствие литературного слуха у Алисы Ганиевой.

Впрочем, наезд Буденного возник не сам собой, а как первая ласточка сталинской монополизации истории и эхо внутрипартийной борьбы (главред «Красной нови» Воронский был троцкистом, вот два лагеря и сцепились). — "Наезд Буденного", "два лагеря сцепились". Назначенным в писатели незнакомо само понятие "литературный язык". Жаргон малограмотных тусовщиц — их потолок. Однако малограмотные не оставляют претензий выглядеть образованными и высокодуховными.

Как же усердно нас стараются приохотить к чтению безграмотного писева! Некий критик, по профессии географ (очевидно, ушедший в критики после пропития глобуса), разоряется в поистине административном восторге над лауреаткой, держащей за яйца "Колту", а значит, и литпишмассы: "Совместными усилиями критики показали, как в книге Степановой авторское приключение/воспитание мысли приходит к анализу собственно мышления и его принципов, а от него к рефлексии, "мышлению о мышлении", по Аристотелю".

Одного критика, дабы отыскать рефлексию в романе Мани (а вот это уже рифма, не то что "Бобель-Гоголь"), не хватило. В любом более ли менее приличном опусе имеется пресловутая рефлексия, в ней и заключается главная цель литературного произведения — мышление о мышлении, самопознание автора и через самопознание — изучение путей человеческого мышления. Но Степанову, выходит, пришлось дрючить всем колхозом, чтобы отыскать литературность в данной, гм, экскреции премиально-тусовочного процесса.

Степанова же дополняет это другими видами, классами, рангами рефлексий. — Так видами, классами или рангами? Даже географу это не должно быть одно...категориально, а уж критику и подавно.

Но оставим недокритика, выходца из географов, на суд его совести (если таковая еще поддается реанимации и выведению из комы). Что за удивительные видо-классо-ранги рефлексий предлагает нам лауреатка престижной премии?

И про то, что только травма делает нас из массового продукта — недвусмысленными, штучными нами. И, конечно, про то, что я сама такой мальчик, продукт широкого производства, производное коллективной катастрофы ушедшего века, его survivor и невольный бенефициар, чудом оказавшийся в живых и на свету. — Бенефициар травмы? А ничего, что это слово переводится как "приобретатель выгоды"? Хорошо, допустим, что штучность есть приобретение. Но что за зверь эта самая недвусмысленность? Недвусмысленная штучность?

Мутные псевдофилософские измышления, выражаемые псевдолитературным языком, вытесняют не только стиль, но и мысль. Прочитавшие тонны маньстепановщины помаленьку начинают соглашаться с любой дичью.

...человек, переписавший от руки Дон Кихота, становится немного Сервантесом — С чего вдруг? А если бедолагу так наказали — книжку переписывать — он не токмо Сервантесом не станет, он возненавидит того Сервантеса на всю оставшуюся жизнь. Правда, у него может случиться психологическое расстройство — стокгольмский синдром, о котором маньстепановы, скорее всего, не знают и не думают, пописывая свои "психологические экзерсисы".

Ежели продолжить мысль, то человек, написавший фанфик на произведение классика, сам становится немного классиком. Нуачётакова? Фикеры данную идейку десятилетиями в мозг своим жертвам втра... втрадиционивают. Ну и что, что пишут они вот такенным антилитературным языком?

хватаю одну из ног — Последнюю или предпоследнюю.

сплетничать на друзей — Сплетничают "о". "На" — доносят, ябедничают или стучат.

Я был как баран на новые ворота, если что-то приспичивало мне, то я обязан был этого добиться. — Баран ворот не добивается, он на них пялится. Хотя для фикоперской братии что пялиться, что пялить — один бараний хрен.

Я не сказал, что ты глуп. Я сказал, ты — невежа. Что означает недостаток знаний при наличии интеллекта. — Аффтар, ваш герой, а заодно и вы — невежды. Невежа — это нечто совершенно другое.

Несколько завернутых в пожелтевшие газеты скотских черепов с рогами, ожерелья из звериных зубов, разноцветные свечи, чаши, мелки... — Скотские черепа, очевидно, были теми самыми невежами. Не обученными "вежеству", то есть невоспитанными.

Мощный, с гипертрофированными мышцами, человеческий торс вырастал из огромной скотской нижней части — то ли бычьей, то ли конской — на могучих плечах скалилась огромная медвежья голова, увенчанная роскошными оленьими рогами. Дополнял облик этого сюрреалистического монстра огромный половой орган, болтающийся между ног. — Ну, скотская часть с эдаким дополнением уж точно вела себя без всякого вежества.

Много позже авроры, осматривавшие место этого преступления, расставались с завтраками недельной давности, так их выворачивало при виде тела жертвы этого ритуала. — Аврорам, при таком-то запоре, давно пора колонотерапией оздоровиться. И посетить проктолога. Куда это годится — носить в себе недельный запас еды и расставаться с ним исключительно при неприятной оказии в виде особо жестокого убийства?

Уже сидя за столом Сли­зери­на в Большом зале, через верхнюю форточку начали влетать совы. — Какие удивительные существа эти сидяще-летающие совы! И уж точно не то, чем кажутся.

С этой целью он, слегка изменив внешность, совершил второй поход в Косой Переулок. Там залупился кое-какой приличной одеждой, как магической, так и магловской. — Понимаю, что опечатка. Но очень смешная. При виде такого поневоле вспоминается выражение из очередной лауреатской книженции: "Гуси залупили крыльями".

Гарри передернул плечами: развивающиеся полы профессорской мантии так странно контрастировали с обстановкой дома… — Много раз процитированная сетераторская ошибка не перестает радовать. Живо представляется, в каком направлении развивалась мантия, если обстановка дома стала с нею контрастировать.

Невдалеке виднеется ограда дворца бывшей маггловской принцессы (кажется, Дианы), погибшей много лет назад в какой-то глупой автокатастрофе. — Милые, сколько можно вам объяснять: ни принцессы, ни принцы, ни герцоги, ни графы, ни прочие носители наследственных титулов не могут быть бывшими. Оставьте свою пролетарскую привычку называть аристократа "бывший граф". Правильно ответил аристократ очередному Швондеру: "Вы же не говорите "бывший сеттер"? Граф — это, в конце концов, порода".

Порою кажется, будто всех нас ведут куда-то в сторону ошвондеривания. Тех, кто читает фикоперщину — одним путем. Тех, кто предпочитает маньстепановщину — другим. Но к чему-то одному, непоколебимо и неуклонно. Словно баранов.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, литературная премия Дарвина, пытки логикой и орфографией, сетеразм, уголок гуманиста
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 232 comments