Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Дао писателя. Часть сорок четвертая: поэзия телок из биосортира

Начну с рассказа о принесенных с утра пораньше ссылках — все одна к одному. Картинку вот принесли из заголовка статьи о младых поэтах — эдакий намек на эротический календарь. Ну очень плохо пахнущий. Кто хоть раз бывал в биосортире, знает, насколько это место чуждо не только романтике, но и разврату. Вот оно, олицетворение современного искусства — дешевый эпатаж, глупое вранье и демонстративная копрофилия.

Таже мне процитировали стенания Даниэля Орлова, писателя-издателя: "Побродил по выставке, поговорил с товарищами. Унылое зрелище. В принципе, сошлись с коллегами-издателями на том, что это такой конец литературы. Т.е. конец литературы, какой мы её помним и в какую стремились. Ибо литература с полностью разрушенной книжной и журнальной отраслью, придушенными библиотеками и вообще всей инфраструктурой, что есть и чудесно работает в других странах, существовать не способна. Вместо отрасли симулякры в виде трупа "книжного салона" и гальванизированного гомункулуса "ярмарки на красной площади". Невольно хочется сказать господам издателям — так вы этих гомункулосов и растили. Поднимали этот труп, "Некрономикон" над ним читали. Превращали литературу в ту самую копрофилию с копролалией, которая нынче не то что читателю — она сама себе не нужна.

Что, кстати, там за труп на Красной площади, кроме всем известного Lenin's body? Вот он, мумифицированный, под слоем облупившейся краски — труды последней лауреатки очередной премии "Растление малолетних" (она же "Юность в дерьме", она же "Лицейские сопли") Оксаны Васякиной. В одной и той же статье от лица финалистки этого завидного конкурса приводятся две цитаты. Разница между ними ну очень смешная: "Мне часто говорят, что моя поэзия отвратительна. Но для меня поэзия — то, что меняет представление о поэзии..." "Что касается самой Оксаны, свою поэтическую книгу о жертвах насилия она печатает на домашнем принтере и признается: "Мне часто говорят, что для меня поэзия отвратительна. Но для меня поэзия — то, что меняет представление о поэзии". Так кому там поэзия отвратительна? Аффтару?

Аффтар — запущенный, нелеченный случай: жертва изнасилования, выходец из неблагополучной семьи, проговаривающий свои травмы в стихах.

"что я знаю о насилии
когда мне было 13 лет меня изнасиловал подонок по имени Артём

теткин сожитель на моих глазах выволок ее на лестничную клетку и прыгал на ее голове в ботинках пока та не потеряла сознание
сожитель моей матери избивал ее каждый месяц она ходила на работу с синяками
и каждые полгода ходила к стоматологу чтобы тот нарастил ей передний зуб выбитый моим отцом"
— Случай нередкий, но оттого не менее ужасный.

Вот только ЭТО — не стихи. Это обычная, ничуть не отвратительная (не надо изображать инфернальность, девушка), но и не имеющая никакой художественной ценности психотерапия — выговаривание болезненных воспоминаний на кушеточке. Психоаналитику. Один вопрос: мы, читатели, тут при чем?

Естественно, Васякина феминистка — из тех, кто делает на травме капиталец. Взять хоть ее интервью на Радио Свобода "Я разгребаю свое семейное кладбище": "Я стала сначала писать стихи, а потом стала феминисткой. Просто в один момент поняла, что у меня прекрасный инструмент в руках, который я могу использовать. Я вообще не сразу поняла, что мои тексты имеют какую-то эмансипаторную силу. Мне на это указала несколько лет назад Галя Рымбу, когда я написала цикл прозаических текстов о женщинах. У меня такая ситуация семейная, что мы жили в классической русской матрешке, то есть бабушки, тети, иногда приходящие мужчины, которые скользят, насилуют и дальше идут кого-то другого насиловать. Или остаются. Я все свое детство наблюдала за женщинами".

Лучше бы та Рымбу указала будущей премированной "Юности в дерьме", что неплохо было бы выучить русский язык. А то эдак почитаешь ее откровения: "...и была у меня огромная писцовая шапка <...> были большие квартиры. и там, как правило, жили большие бедные и пьющие семьи. такая семья водилась и у меня под домом. их было так много, и такие они все были на одно лицо, что невозможно было понять, кто у них дедушка, а кто бабушка, и чьи все это дети <...> это были какие-то его старшие родственницы, они были с вопросом, видели ли мы Руську <...> а через год его мать родила еще двоих. и ходила мимо этой горы каждый раз то за пивом, то в сабес"... "Писцовая шапка" (из какого-нибудь писца); "сабес" (Александр Сабес Петион — один из первых президентов Гаити, Васякина, контора пишется через другую букву); "были с вопросом" (нынешние писатели такие писатели, любой глагол заменяют словом "быть"); "семья под домом" (подвальные крысы? гномы? неупокоенные мертвецы?).

Еще одно ужасное порожденье провинции — без знания русского языка, но с амбициями. Как такому пробиться на Красную площадь, издателей попугать, читателей развлечь? Надо устроить сортирную фотосессию: стою я вся такая духовно богатая и душевно красивая на фоне залежей говна в облаке тошнотворных миазмов. И, разумеется, для создания постмодернистского антуража и для вящей отвратительности надо усердно плакаться на тяжелое детство.

"отец сибирь ненавидел
он так и говорил
я тридцать лет был в ссылке
страшная страшная земля он говорил
он говорил я приходил с работы
ложился к стене лицом лишь бы ее не видеть
сибирь
лишь бы на нее не смотреть"
— Ну что ж, бывает. Мне тоже некоторые города в Сибири очень не понравились. Например, Новосибирск. Правда, не до такой степени, чтобы приходить из универа в общагу и ложиться лицом к стене, лишь бы Сибирь не видеть. Но, может, поживи я там подольше, и до такого бы дошло?

"из окна его машины
были деревья
была серая асфальтовая дуга"
— Какая-то обожательница Васякиной объясняла, что это гениальный, гениальный прием — пропустить в словосочетании "было видно" второе слово — и на реактивном моменте от "было" без "видно" строчка воспарит в стратосферу гениальности. Васякина, похоже, от похвал приосанилась. Но жаловаться не перестала.

"когда мы жили в сибири у нас не было денег" — У нас тоже. У студентов, которые учатся вдали от дома, вообще денег не бывает. И нас таких были сотни: вся провинция съезжается в города-миллионники учиться, наверняка кто-то и поэтом стал. Плачет сейчас где-нибудь про ужос бескормицы, пережитый в деццтве.

"а еще мы бесконечно ели" — А вот это уже странно — при безденежье-то.

"и покупали еду
и готовили еду
и говорили о еде
и боялись что еда закончится
и боялись что она исчезнет
боялись за еду"
— Повторюсь — это странно при безденежье. Это свойственно не столько голодным людям, сколько тем, кому попросту не о чем разговаривать.

"когда мы были сытыми
мы были счастливыми"
— Васякина, общее свойство ВСЕХ живых организмов — эйфория, сопровождающая насыщение, так происходит психологическое подкрепление готовности к охоте или поиску пастбищ. Миллионерша после порции мороженого так же счастлива, как ребенок из Сибири, которого досыта не кормят. Хотя, если почитать васякинские опусы, начинаешь сомневаться в правдивости гладомора в семье Васякиных.

"тогда мы говорили о еде
как мать станет делать кабачковую икру
как бабка купит мешок сахара и наварит самогону
и еще вот так
берешь сухарики кириешки со вкусом бекон
берешь картошку берешь майонез берешь огурцы
если тебе нравятся фрукты в салате
тогда берешь половинку зеленого яблока
только кириешки сразу не высыпай
когда поставишь на стол только тогда кириешки
и бери обязательно из черного хлеба"
— Кабачковая икра и самогон — это и правда что-то из обихода небогатых семей (правда, скорее юга России, чем Севера, на севере овощи-фрукты дороги). Но вообще немецкий картофельный салат в семье, у которой нет денег — это несколько ослабляет веру в безденежье Васякиных, n'est-ce pas?

Когда начинают перечисляться все эти огурцы-зеленые яблоки-кириешки (а их в те же 90-е было либо не достать, либо не купить — по деньгам оно было ой-ой как дорого), мне вспоминается тот ужас, что мы жрали в Новосибе, в общаге. Вкус бекона нам был неизвестен в принципе. А знаете, что смешнее всего? Я совершенно не воспринимаю как травму отсутствие еды в моем детстве, юности, зрелости и даже сейчас. Забавно вспоминать "студенческую кухню" и страшный, неестественный аппетит студенческой братии. Боже, какую фигню мы тогда лопали! И не морщились. Меня не угнетает невозможность ночного дожора. Я могу не есть неделями: однажды меня пробило на трехнедельное "очищение голоданием". Как выяснилось экспериментальным путем, за эти недели человек и похудеть-то не успевает, не то что помереть. Похоже, я индивид психотравмоустойчивый. Не быть мне поэтом и не изображать как "Юность в дерьме", так и "Старость в соплях" на Красной площади.

"когда мы жили в сибири
бабка покупала на всю зиму коробку окорочков
и хранила ее на балконе
оберегала ее от голодных замерзших птиц
она надевала фиолетовую кофту брала топор и шла разделывать окорочка
а потом говорила
приходите на окорочка
берешь окорочка маринуешь с лимоном и майонезом
потом натираешь перцем и в духовку
суп сварила с ножками
приезжайте на рулетики из окорочков
приезжайте на пирожки с окорочками
потушила картошку с окорочками
приезжайте есть"
— А это уже просто смешно.

В 90-е и богатые, и небогатые семьи покупали в деревнях мясные туши или битую птицу — так было дешевле, чем приобретать в магазине по килограмму-по два. Потом мясо и птицу всей семьей разделывали, готовили, вялили, коптили, сушили, тушили... Я, помню, осваивала технику закрутки тушенки по образу и подобию французского конфи — под жиром, под самую крышку, чтобы воздух не поступал. Мою тушенку народ в экспедиции возил и благодарил потом. Почему, почему я не страдаю от этих воспоминаний?

"когда мы жили в сибири
мы ходили на могилы
и оставляли там еду
а когда возвращались домой
я тосковала по котлеткам
и конфетам оставленным на земле"
— Странный сугубо васякинский обычай. На кладбищах на Пасху оставляют куличи и вареные яйца. Могут оставить кусок черного хлеба на стопке водки. Нет такого обычая — забрасывать могилы котлетами. Его. Просто. Не существует.

Ладно, подумала я, может, проза получше будет, чем это унылое нытье, картонный гладомор в форме верлибра? Может, проза будет более художественной? Ага. Щас.

"Я совсем лишилась ума, кажется, его выдул ветер, ветер и паруса. Мои соленые кудри, их набирает на палец мой чернокожий бог". — Выдувающие разум паруса и соленые кудри — типичные "романтишные красявости", причем типичные для фикописева.

"Я в Москве, прибитой к яичкам художника". — И в самом деле, на чем держится Москва? На яйцах Павленского. Вся прочая ее история, от Ведьмина капища на Боровицком холме до наших дней — лишь преамбула того, как очередной амбициозный мудак задействует свои "прекрасные инструменты" прямо на месте того самого Боровицкого капища.

Так же, как олигофрен Павленский, бедный обитатель мест не столь отдаленных (и не в Этой Стране, о нет, в тонком, чувствительном "очаге культуры" — там он и сгорит, буратинка), йуная (ну, не очень йуная — разве что судя по орфографии и тематике писева) паетесса (паетка? пайетка?) Васякина мечтает, чтобы к ее гениталиям что-нибудь прибили. Или подвесили. Для чего гордо описывает процесс мастурбации электрической зубной щеткой!

"я очутилась в четырнадцатилетнем возрасте один на один с электрической зубной щеткой в ванной комнате <...> тогда я говорила ей — ты итак (орфография васякинская, фикоперская — И. Ц.) слишком много знаешь обо мне, мне не по себе от тебя, от твоего дыхания, вот и снова повеяло, как ты выдохнула возбужденно на меня, покрытую гусиной кожей и отчимовой пеной для бритья <...> ждала меня, влажную посолоневшую с выпученными от взрыва глазами, дрожащими коленями, плачущую от страха и восторга. от страха увидеть ее, я снова включала щетку, и так по нескольку раз, насколько во мне хватало сил испытывать незамыленное наслаждение. уже безразличная ко всему, я выступала из ванной, отирала тело и, надев синтетический салатовый халат, шла в комнату". — Мало того, что сцены девического онанизма вошли в список любимых инструментов эпатажа еще со времен более ранних как-их-там — денежкиных, безденежкиных... В одном из награжденных опусов циничная героиня мастурбировала пачкой долларов, свернутой в трубочку. И да, в сортире, где же еще.

Фемслэш как он есть, причем фикбучный. Там этого добра до Великой матери. Та же генитальная скучища с солеными кудрями в одном месте, даже стиль похож: "Твои пальцы уже тянут вниз «язычок молнии» на моей блузкe, холодные ладони скользят по моему животу, вызывая сладкие судороги мышц, по груди, все ещё находящейся в плену бюстгальтера, по спине. А ее голос — непристойно хрипок настолько, что это удивляет даже привыкшую к такой манере Зою. Она пытается вынырнуть из забытья, уцепиться за реальность, но то и дело соскальзывает в мир ощущений и неги. Сначала ты накидываешь веревку мне на шею. Дальше завязываешь три узла на расстоянии примерно по пятнадцать сантиметров друг от друга. Последний находится примерно на уровне пупка. Дальше я не вижу, что ты делаешь, однако веревка оказывается привязанной к "петле" на шее и под руками опускается с двух сторон вниз, к узлам".

Это пишут РАЗНЫЕ фикерши. Но они неразличимы, из них можно легко сляпать один текст, на то фикерское писево и писево. Однако можно ли различить то, что валяют участники премиальных крысиных гонок? Чем Васякина отличается от прошлых и будущих денежкиных, безденежкиных, копрофиловых, онанистовых?..
Tags: авада кедавра сильно изменилась, дао писателя и критика, пытки логикой и орфографией, сетеразм, уголок гуманиста, философское
Subscribe

  • Салат из курицы с радиккьо

    К итальянскому цикорию радиккьо я пристрастилась в Риме. Он был мне в новинку, но его красные кочаны лежали везде - и на рынках, и в магазинах, на…

  • К разговору о "щах с горкой"

    На фейсбуке почему-то моя последняя статья вызвала вдумчивые и/или страстные обсуждения фразы из романа "Бывшая Ленина" Шамиля Идиатуллина про чью-то…

  • Вегетарианские бискотти без яиц

    О том, что такое бискотти, я писала неоднократно. Но как-то не довелось рассказать, какие именно сложности могут быть у тех, кто готовит это…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 225 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Салат из курицы с радиккьо

    К итальянскому цикорию радиккьо я пристрастилась в Риме. Он был мне в новинку, но его красные кочаны лежали везде - и на рынках, и в магазинах, на…

  • К разговору о "щах с горкой"

    На фейсбуке почему-то моя последняя статья вызвала вдумчивые и/или страстные обсуждения фразы из романа "Бывшая Ленина" Шамиля Идиатуллина про чью-то…

  • Вегетарианские бискотти без яиц

    О том, что такое бискотти, я писала неоднократно. Но как-то не довелось рассказать, какие именно сложности могут быть у тех, кто готовит это…