Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Сокровенный кошмар, достигший апогея



Рассказали, как некая Мария Галина, биолог-поэтесса-фантаст, пишет: "Премия при нулевом материальном содержании становится влиятельной" про премию (конкурс? чозахерь? шопопалу?) "Новые горизонты". Опять фантастам денег не дали (и не собирались). Так из-за чего же они бились "в вихре стали и ругани", почто Харитонов ходил на бой с Юзефович, аки рыцарь на Бармаглота (или Бармаглот на рыцаря)? Видно, я страсть какая корыстная особа — писать в стол бесплатно и бесформатно могу, а играть в премиальные игры типа "завоюй себе откидной стульчик на вручении собачьей розетки" — нет. Могу и ядовитые посты писать — без всяких попыток получить за них премию и/или гонорар. Мне нетрудно. Заодно и мысли изложу, какие в голову приходят.

Например, о том, как сталкиваюсь с людьми, чья профессия связана с литературой, критикой, литературоведением и прочими окололитературными сферами — и люди эти не только не знают, но даже не подозревают о существовании разницы между чувствительным и чувственным, неприятным и нелицеприятным, неприкасаемым и неприкосновенным, жалобным и жалостным, злостным и злобным, ревнивым и ревностным, гневливым и гневным... Список можно продолжать до бесконечности — список паронимов, в которых народ окончательно перестал разбираться. И ладно бы народ — специалисты тоже. Может, на них так нулевое материальное содержание действует? Хобби, как известно, не профессия, профессиональному подходу не способствует, вот и растет неряшливость, невежественность и непрофессионализм среди писателей, постепенно превращающихся в любителей. А поддерживать уровень, ставши сетератором, ой как трудно.

Френд lemon-sole продолжает носить мне поразительные по идиотизму образцы мейнстрима, к которым так и липнут фикерские перлы. Различить, где кто, становится все сложнее. Перепутанные паронимы, неподходящие эпитеты, дикие метафоры, уморительные описания... Мейнстрим любит извернуться и исхитриться в попытке передать настроение, атмосферу события. Не спорю, задача классическая, для всех художественных произведений неизбежная. Но пути ее решения! Но результат!

грянул сдавленный выстрел — Вячеслав Ставецкий, роман "История О Жизнь А.Г.", с первых же строк поражающий воображение и вызывающий недоумение. Сдавленный кашель, крик, вой — это понятно, живое существо старается подавить вырвавшийся звук. Или его давят другие существа, оказавшиеся рядом с крикуном. А сдавленный выстрел издает прикрытый ладошкой пистолет, что ли? Нет, не ладошкой, глушителем! — скажут мне. Но тогда это будет заглушенный или глухой выстрел. А в романе речь о штурме. Штурмующие стреляют из пистолетов с глушителями. Сама деликатность.

восемь тел навалились, давя, хватая за вымя, за подбородок, за что ни попадя — Даже не зная, что речь о герое романа, понимаешь: если у жертвы есть подбородок, значит, это человеческое существо (у животных есть челюсти, а подбородков нет). Тогда что у этого несчастного за вымя — это грудь, что ли, так ласково обозначена?

за окном, неплотно замкнутым тяжелой гофрированной портьерой — Замкнут может быть периметр, замок, круг, наконец. Портьерой завешивают, о искатели новых слов для обозначения банальных действий.

сбывался — и притом с разительной точностью — самый сокровенный его кошмар — Кошмары бывают тайными, господа писатели. Это мечты — сокровенные, то есть тайно хранимые и задушевные. А задушевный кошмар — это ваша литература. Ужас, который нам с задушевным видом впаривают критики.

довольно гнусную пародию, достигавшую апогея в центре города — Пародия, достигшая апогея... Интересно, как это вообще выглядит: вот идет себе пародия, идет — и вдруг опа! — достигает оргазма апогея! Причем в некой пространственной, а не временной точке.

Когда все было кончено, Пако Фуэнтес, гвардеец, пленивший Авельянеду, вышел покурить на террасу... Плененный им Авельянеда переживет Фуэнтеса на двадцать пять лет. — Я-то думала, только дурачки-фикоперы путают "пленить" (то есть "очаровать, вызвать любовные чувства") и "взять в плен". Ну да, как же. Надежды критиков питают...

Чуть погодя зрители стали появляться и на балконах — крутобокие матроны в папильотках и кружевах, их небритые и полубритые мужья в ночных штанах с отвислыми коленками, с шипящей в сковородке треской. — Мало того, что по тексту возникает ощущение, будто сковородка находилась у мужей в штанах и треска на ней шипела прямо оттуда, из штанов. Также не понимаю людей, выбегающих на балкон со сковородками, на которых что-то шипит (значит, сковородка очень горячая). Они что, собираются там, на балконах есть эту треску? Руками со сковородок?

Очень любят красочные описания и фикеры-самиздатовцы-сетераторы, которых в толстые журналы никто не приглашает. А почему? "Девочка старалась".

На торжественное вручение наград Северус Снэйп, бывший УПС, бывший Фениксовец, непонятно чей шпион, загадочно выживший назло ученикам Хога в Последней Битве профессор зелий, явился с такой страшной рожей на лице, что организаторы… вручения… были согласны отдать не только положенный ему Орден Мерлина Первой Степени, но и часы, носки… и всё, вплоть до семейников. Только бы он рожу с лица снял! — Рожа на лице. В старину "рожей", "харей", "личиной" называли маску для карнавала, поскольку маски были ну очень страшные. Будь это описанием старинного карнавала где-нибудь на Руси или в Восточной Европе, я бы и не заметила — ну рожа на лице и рожа. Но тут, уж не обессудьте, двухслойная физиономия Снейпа удивляет так же, как небрежно раскиданные там и сям прописные: "Последняя Битва", "Орден Первой Степени", "Фениксовец". Аффтар пытается быть красочным. Вотще.

Давление росло, в какой-то миг всё смешалось: и голос, и свечение, и даже кровь, что пролилась из открывшихся заново ран, орошая сырые камни и поднимаясь едким дымом в воздух, она исписывалась витиеватыми узорами и обращалась вокруг. — Кто на ком стоял, кто вокруг кого обращался и кто кого чем исписывал?

Пол под ногами несмотря на темноту казался от чего-то неустойчивым и словно собирался вот-вот исчезнуть. Воздух вокруг словно застыл, охваченный объятиями еле уловимой каплей кислого оттенка, сужающего невольно ноздри. — Объятиями кислого оттенка в количестве капли? Определенно после таких бредней хочется проверить аффтара на шизофазию и шизофрению. Хотя все эти несравненные метафоры всего лишь плоды стремления говорить красиво. Которому самозабвенно предаются представители современной прозы, а сетераторы подражают.

прохожие начали останавливаться и смотреть со всех сторон обращая к нему большие, цепкие, разящие насквозь глаза — Современная "толстожурнальная" проза сливается в экстразе с фандомом в попытках как-нибудь эдак-разэдак описать глаза — и цепкие-то они, и разящие насквозь (просто разящие недостаточно пафосны). Фикеры не отстают.

Что с моим лицом? С лицом ничего, кроме потухших нефритовых глаз. — Летающее зеркало детектед!

На него смотрел высокий и стройный молодой человек с идеальными чертами лица, миндалевидными глазами, обрамлёнными длинными чёрными ресницами, и чёрными волнистыми волосами до пояса. — Снова глаза, обрамленные черными волнистыми волосами. Кузен Оно, вы ли это?

он хотя бы призраком потом не отстанет от злостного старикашки... злостные, многоходовые, растянутые на десятилетие планы... — Фикеры любят обозначать злобные существа/планы/мысли как злостные. Видимо, словосочетание "злостный неплательщик" въелось в их невеликие умы намертво и слилось со "злом вообще".

они прошли столько всего вместе, спина к спине — "Они" были сиамские близнецы, не иначе. Пигопаги, сросшиеся в области крестца. В противном случае ходили бы плечо к плечу, как нормальные люди.

будут теперь без спроса вламываться на его территорию всякие нелицеприятные личности — Это я так, от наслаждения повальным употреблением данного слова в неправильном смысле. Получается дивно: вламывается на вашу территорию такой вот объективный поц и начинает тут это... объективничать! Наглость какая.

мысленно просил прощения за свою греховную жизнь — Фикерское. Впрочем, нынче и печатающие свою шопопалу на бумаге и в журналах не различают, что есть грешное, а что — греховное. Греховными бывают мысли и желания. А жизнь и деяния — грешными.

авангардисточки, курящие взасос — Это уже Быков наш Зильбертрудыч со своим "Июнем", огребшим в уходящем году "Большую книгу". Многословнейший, подробнейший, унылейший романчик о страданиях младогероя, преследуемого крававой гебней в Империи Зыла.

Комсомольский вожак — это не только чубом трясти и речи толкать, это умение выбивать добро из друзей и зло из врагов. — Зильбертрудыч жжот. Глаголом.

Наша большая беда
станет рябью весенней воды.
Бисексуальность станет
цепочкой талых следов.
"Остановись, мгновенье,
а не то получишь в пизды".
— Еще одну явственно сходную с фикерами ноту добавляет стихотворец Кукулин — ноту гомосексуальности, щедро разбавленную косноязычием. Как писал Довлатов: "Можно сказать — ёбнулся, ебанулся и наебнулся. А ебну́лся — такого слова в русском литературном языке, уж извините, нет". Так и выражения "получить в пизды" нет, г-н Кукулин.

слева кудри токаря
справа генерала
на груди прекария
челка либерала
— И снова Степанова. Меня восхищает эта особа, феерически безграмотная, однако пытающаяся замаскировать свою безграмотность как бы экспериментами со словесностью. Ну ладно, гомосексуальные мотивы и намек на групповуху пропустим — где наша не пропадала. Но прекарий — не должность, о лауреатка по имени Мария. Прекарий есть условное земельное держание, которое крупный земельный собственник передает во временное пользование другому лицу. А сам получатель земли называется прекарист. Выходит, у земельного держания имелась грудь. И на этой груди спал либерал. С челкой.

При попытке связать Поттера, не известь откуда появляется таинственная незнакомка. — Разве не похоже на степановские вирши? У нее прекарий отращивает грудь, а у фикеров незнакомка появляется из извести.

Стоило ему заметить разнеженное лицо брюнета, как его пробрали мурашки от наигранной приторности. — Поневоле вспоминается у той же лауреатки Степановой: "его лицо было размордовано". Лицо дома, между прочим.

— В любом случае ближайших несколько лет, нужно будет стараться не светиться, так что будет хоть чем заняться и будешь в курсе дел Министерства.
— Как будто меня посветят?
— Фикеры столь же незатейливо путают "посветить" и "посвятить", сколь и Степанова путает глаголы в своих "экспериментах". "Мы с тобою одной крови — графоманской!"

Дом было не узнать, хоть я и не видела его никогда. — По поводу этого заявления лауреатки 2old2r0cknroll верно заметил: "Как говорится, нелегко вспомнить, чего сначала не знал, а потом забыл".

испускал определенные флюиды, омрачая подземелья магической энергией — Что, трудно было освежитель воздуха захватить? Нажрутся до умопомрачения, потом омрачают приличные подземелья своими флюидами...

Нервным жестом он поправил импровизированную тюбетейку, сделанную из полотенца, прихваченного во время набега на кухню. — А здесь уже тараканы по части матчасти: как можно сделать тюбетейку из полотенца? Помнится, знающий народ крайне повеселила бекеша на голове героя в романе Шарова, лауреата "Русского Букера". (Оба ныне покойные, причем "Букер" объявлен утраченным достоянием, а Шаров — гением. Вононоче, Михалыч.) Шаровым можно? Значит, и фикеры тоже вправе путать чалму с тюбетейкой, а те — с изаром (который вообще штаны).

С жареной картошкой, которую Петунья готовила не часто. Они больше употребляли печеную, но иногда хотелось именно чего-то такого, жутко холестеринового и вредного. — Эх, кто бы объяснил тому писателю, что в продуктах растительного происхождения холестерина нет. Совсем. Калорий может быть дофига и больше, а холестерина нет. А то ведь так и понесут свое тайное знание о растительном холестерине в массы.

чудесны пути твои проведение — Кто-нибудь понял, что это означает "чудесны пути твои, провидение"? Я, признаться, подумала, что передо мною ахинея, которая возникает при автозамене слов по воле экранной клавиатуры.

Мы стоим на плохо освещенной лестничной площадке обычного маггловского многоквартирного дома. Откуда-то сверху доносится плач ребенка. Пахнет чьей-то стряпней и кошками. — Отчего в фиках по "Поттериане" жизнь мугродья всегда лишь ужасающее подобие детства многострадального Северуса Снейпа? Домашнее насилие, алкоголизм и запах кошек — вот вся наша жизнь, жалкие мы магглы.

Молчи — за умного сойдешь. — Сия невероятно глубокомысленная цитата взята из произведения третьего лауреата "Большой книги". Роман "Город Брежнев" Идиатуллина я, признаться, не читала и читать не хочу. Просто фраза попалась на ЛивЛибе. Выписанная читателем как оригинальная (!) авторская (!) мысль. С такими читателями мы далеко пойдем. Очень далеко от настоящей литературы.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, литературная премия Дарвина, пытки логикой и орфографией, сетеразм, уголок гуманиста
Subscribe

  • Маффины на яблочном сидре

    Это маффины на том самом сидре, который я изготовила из яблочек, собранных под яблонями Филевского парка. До дорог, по которым ходят машины,…

  • Яблочный сидр

    Этот сидр я затеяла не для питья, а для выпечки. Дело в том, что лить в бисквитное тесто воду - плохая идея. Из этого теста пышного бисквита не…

  • Чебуреки с сыром, грибами и овощами

    Чебуреки делают на так называемом заварном тесте, то есть на тесте, замешанном не на холодной или теплой воде, а на кипятке. А сама по себе сырная…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 126 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Маффины на яблочном сидре

    Это маффины на том самом сидре, который я изготовила из яблочек, собранных под яблонями Филевского парка. До дорог, по которым ходят машины,…

  • Яблочный сидр

    Этот сидр я затеяла не для питья, а для выпечки. Дело в том, что лить в бисквитное тесто воду - плохая идея. Из этого теста пышного бисквита не…

  • Чебуреки с сыром, грибами и овощами

    Чебуреки делают на так называемом заварном тесте, то есть на тесте, замешанном не на холодной или теплой воде, а на кипятке. А сама по себе сырная…