Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Прерафаэлиты и их Прекрасные Дамы

Ginevra

Согласитесь, измена мужу – вещь банальная. Значит, славы оно замужней даме никак не прибавит. Но не все так просто, когда меняется эпоха. Совершенно незначительное и непривлекательное событие может стать почвой для великого открытия… Откуда взялся на рубеже веков культ Прекрасной дамы? Правильно, из мрачного средневековья. А кто его донес до человечества из того самого мрака? Ошибаетесь, вовсе не Сан Саныч Блок. Вся его удивительная семейка была в этом списке отнюдь не первым номером. А началось все в Англии, в середине XIX века.

Как-то пришли два молодых художника – Данте Габриэль Россетти и Эдвард Берн-Джонс в Старый музыкальный зал в Оксфорде. Скучали, бродили в толпе, подыскивая моделей для росписей, и встретили двух сестер – девушек оригинальной внешности. Россетти, не тратя времени зря, попросил старшую попозировать ему. Она была высокой и стройной, с массой густых, темных, от природы вьющихся волос, длинной шеей, большими глазами и щедрым ртом – совершенно иная, чем традиционный слащаво-белокурый идеал викторианской красоты. Девушка приняла предложение, и вскоре стала для художника больше, чем натурщицей. Вскоре Россетти познакомил Джейн Берден – так звали его обже - со своим лучшим другом Уильямом Моррисом.

Моррис с первой встречи был сражен любовью. «Топси влюблен и божится, словно какой-то оксфордский матрос с баржи (аналог русскому выражению «ругается, как извозчик»), или даже хуже, рассказывая об «изумительном экземпляре», который он видел», - писал в декабре 1857 года друг Россетти и Морриса Кром Прайс своему отцу. С этого момента Джейн стала иконой, наивысшим идеалом красоты для «новой живописи». И в следующие тридцать лет Россетти рисовал ее лицо и фигуру в десятках своих произведений.

Svadba-sv.Georgiya-i-princessy-Sabry.-Rossetti

А Моррис, когда создал собственную дизайнерскую фирму, десятилетиями распространял образ собственной жены по викторианским гостиным, столовым, спальням и… церквям – ведь фирма Морриса создавала картины, гобелены и витражи для храмов. Джейн выступала в роли принцессы Сабры, освобожденной св. Георгием. Как и в ролях святых Терезы, Агаты, Екатерины – всех молодых и привлекательных мучениц. Россетти рисовал ее в образах и более инфернальных, даже хтонических - как Прозерпину, например. Или Астарту.

Тем не менее трудно понять, почему Моррис и Джейн решили пожениться, ведь между ними существовали огромные различия – в первую очередь социальные.

Джейн была дочерью оксфордского конюха, а Моррис – наследником богатой фамилии. И несмотря на страстное желание родовитого наследника отказаться от светского жеманства, в его среде любой мог отчетливо увидеть, кто он и кто - она. Многие друзья Морриса пробовали отговорить его от этого брака, но будущие супруги по совершенно различным причинам решили пройти своим путем до конца.

Sirijskaya-Astarta.-Rossetti

Prozerpina-Rossetti

Джейн нашла группу молодых художников восхитительной и забавной, к тому же будущее с Моррисом обещало быть удобным и выгодным. А Моррис уже был готов для рыцарского романа и женитьбы: для него Джейн представляла прекрасную повелительницу дум и хозяйку замка (пока воображаемого). А еще ею от всей души восхищался Россетти – его суждениям Моррис доверял всецело.

Моррис и Джейн обручились весной 1858 года. В тот же год Моррис утвердил новый тип красоты, нарисовав портрет жены в образе «Прекрасной Изольды» и заодно издав первый сборник стихов «Оправдание Гиневры и другие стихотворения». 26 апреля 1859 года в Оксфорде состоялась скромная свадьба, и молодожены поселились в наемных комнатах в Грейт Ормонд-стрит в Лондоне, дожидаясь, когда будет построен их новый дом. Моррис приобрел участок земли в Бекслихит в Кенте.

Местность, окруженная фруктовыми садами и лежащая на средневековом пути пилигримов из Лондона в Кентерберри, была прекрасна исторической красой. Дом из красного кирпича оформил архитектор Филипп Уэбб. Джейн и Уильям переехали в Красный Дом в конце лета в 1860 году, и в течение следующих двух лет декорация интерьера занимала большую часть времени Морриса.

Krasnyj-dom

Образ Джейн заполонил комнаты, как впоследствии усилиями Морриса он же завоевал всю Британию.

В этом Моррису помогал Данте Габриэль Россетти. Именно он толкнул Джейн в объятия Морриса, хоть и был влюблен в эту женщину ничуть не меньше своего друга Топси. Однако Россетти не мог оставить свою бывшую подружку – Элизабет Сиддаль. Ибо на ее малокровном теле он, Данте Габриэль, опробовал уже свои приемы натурных зарисовок: погружал бедняжку Лиззи в ванну с холодной водой и заставлял изображать всплывший в реке труп – так он создал свою «Офелию».

Ofeliya-menshe.-Rossetti

К несчастью, у Элизабет здоровья не хватило, чтобы часами лежать в холодной воде. У нее началась пневмония, перешедшая в чахотку. И Россетти чувствовал себя причастным к скверному состоянию Лиззи. Поэтому он величественно отверг Джейн и выдал ее замуж. А сам женился на Элизабет и принялся снова строить куры Джейн Берден, теперь уже Джейн Моррис.

Известный английский карикатурист Макс Бирбом не был особенно деликатен, рисуя "семейный портрет" четы Россетти.

Rossetti-i-Siddal

В 1860 Россетти разрисовал дверцы скамьи-ларца. Одна из панелей называлась «Dantis amor (Любовь Данте)». Другие дверцы изображали «Встречу Беатрис на земле и в Эдеме». Намек мрачноватый: центральная фигура Любви держит солнечные часы с отмеченным днем и часом смерти Беатрис с последней строкой «Божественной комедии»: «Любовь превозмогает солнце и светила».

Dantis-amor

Это был свадебный подарок Уильяму и Джейн Моррисам. Недолго в доме пробыл подарочек: впоследствии ларец был возвращен Россетти – а тот продал его лондонскому дилеру. Россетти был довольно практичный малый...

Среди постоянных посетителей Красного Дома было множество непризнанных гениев(причем некоторых со временем признали-таки!): Уэбб, сестра Джейн – Бесси, Россетти и его жена Элизабет Сиддаль, Эдвард и Джорджина Берн-Джонс, Чарльз Фолкнер и его сестры, Люси и Кейт, поэт Суинберн. Гости восхищались хозяйкой, помогали оформлять дом – а Моррис просто светился от счастья. Это были самые счастливые годы его жизни. В течение двух лет после переезда Джейн дала жизнь двум дочерям - Джейн Элис (Дженни), в январе 1861 года, и Мэри (Мэй), в марте 1862 года.

К 1865 году Моррис был всецело поглощен работой в фирме - из-за этого и произошел неизбежный переезд из Красного Дома обратно в Лондон, и осенью 1865 года семья заняла комнаты на первом этаже над магазином и мастерской на Квин-сквер. Джейн была рада приезду в Лондон. Здесь она вошла в самые фешенебельные круги, стала любимой моделью Россетти и постоянно посещала его студию и дом в Чейн-Уолк.

В какой момент об их отношениях узнал Моррис, установить трудно. В марте 1866 года в журнале «Панч» появилась серия карикатур, посвященных праздному времяпрепровождению Россетти.

Макс Бирбом много рисовал сборища прерафаэлитов. Похоже, это был бурный праздник единогласия, лишь иногда прерывающийся скептическими вопросами типа типа "И что эти парни нашли в Габриэле?" Парни - это Моррис в голубом костюме, коленопреклоненный поэт Суинберн, Эдвард Берн-Джонс с длинной бородой, а еще скептически настроенный художник-прерафаэлит Уильям Белл Скотт, вомбат и овца - далеко не все животные, жившие во дворе у Россетти...

Rossetti-v-okruzhenii-pochitatelej

Sborice-prerafaelitov

Россетти рисует свою новую музу, любовницу и модель Фанни Корнфорт, на стене сидит Суинберн и дразнит Уистлера, Уоттс-Дантон делает поэту "ай-яй-яй", Моррис читает свои произведения не то собрату-прерафаэлиту Уильяму Холману Ханту и теоретику искусства Джону Рескину, не то любопытному пеликану, сэр Эдвард Берн-Джонс презентует цветочек кенгуру...

В наши дни такого рода "компромат" назвали бы беспомощно-умильными почеркушками с вечеринки. Рисуют, читают, цветочки презентуют... Где разгул? Где моря спиртных, косяки девок, облака мариуханы и дорожки кокса? Где хотя бы то, о чем азартно кричал господин Голохвасов в фильме "За двумя зайцами": "Люблю безобр-р-разия-а-а!!!"? Нету. Именно потому, что в викторианскую эпоху достаточно было и таких вот "таблоидов", чтобы разрушить репутацию человека. Викторианской эпохой правила сплетня.

И без того роман Россетти с миссис Моррис широко обсуждался, об этом не раз писала викторианская пресса, позволяя себе тонко завуалированные упоминания о несчастной Лиззи Сиддаль, умершей в 1862 году. Россетти отдал дань памяти Элизабет - к ней в гроб он положил единственный экземпляр рукописи своих стихов, посвященных, конечно же, Прекрасной Даме. Впрочем, через некоторое время он опомнился и решил, что стихи ему еще пригодятся. И труп Лиззи был эксгумирован, а произведение из гроба изъято.

Как всегда, пресса добилась одного: отношения Морриса с Джейн ухудшились. Супруги начали вести раздельное существование. Джейн заболела неизлечимым и неизвестным недугом – сегодня бы ей поставили диагноз «нервный срыв». В 1869 году она поехала на лечебные воды в Бад Эмс в Германии, но воды не помогли. Моррис, к своему счастью, был жизнелюбом: высоко ценил приятное общество, хорошую еду и вино, обладал тем, что Джейн называла «драгоценный дар наслаждения - это дар, а не приобретение».

Россетти тем временем необузданно описывал «эгоцентричное поведение» и недостаток внимания Морриса к собственной жене. А между тем Моррис занимался тем, что дарил неверной супруге бессмертие – своей поэмой «Земной рай». В ней он вывел главную героиню – Гиневру, жену короля Артура - бросающей вызов обвинителям. Королева в стихах Морриса считала физическую красоту своим оправданием, и относилась к своему браку с Артуром, как к свободным отношениям.

В 1873 году Морриса одолела депрессия, он нанимал лучших моделей для рисунков, но всегда мужчин и никогда – женщин. Это была попытка бегства, и Моррис сам понимал это. Он был не создан для героических или трагических сцен, он хотел написать любовную сцену. Если бы он присоединился к своему другу-художнику Берн-Джонсу, то мог бы писать самых изысканных красавиц. Но это занятие было слишком близко к истокам его семейных проблем. В 1874 году он оставил свою надежду вновь заняться живописью - теперь главным делом в жизни Морриса стала литература.

Вскоре Моррис подписал права на совместное владение вместе с Россетти на Кельмскотт-мэнор, помещичью усадьбу XIV века в Оксфордшире, и пока он был в отъезде, в Исландии, Джейн, Дженни, Мэй и Россетти вместе провели здесь большую часть лета. Большая часть страданий законного супруга в это время выражена в письмах к Джорджине Берн-Джонс - она тоже оказалась жертвой супружеской неверности, и стала доверенным лицом Морриса - на всю жизнь.

Дни Морриса были целиком заняты дизайном, изучением техник ткачества и руководством производством и мастерскими. Моррис все держал под полным контролем, и наконец произошел неизбежный раскол между партнерами, возмущенными его прессингом, и друзьями, поддерживавшими его. В 1875 году торговый дом был реорганизован под единоличным управлением Морриса и переименован в «Моррис и компания». Россетти оставил владение Кельмскотт-мэнор в 1874 году - разрыв между обожателями Джейн был довершен. С Джейн Россетти тоже расстался, но несмотря на уменьшение привязанности жены Морриса к Россетти, семейная жизнь всеанглийского дизайнера не стала счастливее. В 1876 году у Дженни - старшей дочери Морриса и Джейн - развилась эпилепсия. Болезнь Дженни унаследовала по линии отца. А Моррис очень любил дочерей, особенно Дженни - это видно по его письмам.

В 1882 году Данте Габриэль Россетти умер – от чахотки, как и его первая жена, жертва искусства Элизабет Сиддаль. После смерти старого друга Уильям Моррис впал в депрессию. Его последнее пристанище получило печальное название «Убежище». Здоровье Морриса тоже было в не лучшем состоянии: он в течение многих лет страдал от подагры, растущих проблемы с почками, диабета... Плюс неизлечимая наследственная эпилепсия. В декабре 1895 года Моррис подхватил простуду на похоронах русского революционера, Сергея Степняка, умершего от туберкулеза. Следующим летом, в 1896 году, короткая прогулка в сад привела к внутреннему кровотечению. Величайший английский поэт и дизайнер умер 3 октября.

Proklyataya-lyubov.-Rossetti---utochnit-nazvanie

Моррис был похоронен в Кельмскотте 6 октября. Его простой гроб был перевезен со станции в церковь в открытой, запряженной лошадьми, повозке, украшенной лавровыми ветвями. Филипп Уэбб оформил простой надгробный камень, который сам Моррис с любовью называл «крыша для старика».

Джейн, оставшись одна, считала себя виноватой во всем, что произошло между двумя лучшими английскими художниками и поэтами. А между тем ее неверность стала причиной перемены в искусстве. Идеал красоты переменился: образ покорной, добродетельной, незаметной викторианской женушки сменила великолепная femme fatale, самостоятельно решающая, кому дарить свою благосклонность.

Мучения с "Проклятой любовью", вроде той, что Россетти представил в цикле, посвященном Данте, уходили в прошлое.

На смену Россетти и Моррису пришел юный Обри Бердсли и создал знаменитый «бердслеевский тип»: в нем ясно видны черты изменницы Джейн – темпераментной, легкомысленной, утонченной. А мир охотно принял новый идеал, забыв про викторианскую мораль и заслуженную награду добродетели. В России же Александр Блок, Андрей Белый и Любовь Менделеева даже скопировали небывалый способ супружеской жизни втроем и возродили культ Прекрасной Дамы на русском наземе.

И в самом деле, как странно тасуется колода любовных страстей и супружеских измен в руках истории...
Tags: история солжет как всегда, ходите и кадите
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Салат со шпинатом

    Редко почему-то встречаю блюда со свежим шпинатом. Наверное, потому, что он у нас нечастый гость, хоть и полезный, мы в основном используем шпинат…

  • Черные копатели литературного назема. Часть 2

    Итак, продолжаем бить яйца и готовить омлет из младоаффтаров и их веры в себя. Вернее, в то, что «и они так могут». Гораздо почетней варить и…

  • Утиные крылышки с апельсинами

    Утка с апельсинами - классическое блюдо. И, как всякое классическое блюдо, имеет десятки, если не сотни вариантов рецепта. Хотя основа всё та же:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments

Recent Posts from This Journal

  • Салат со шпинатом

    Редко почему-то встречаю блюда со свежим шпинатом. Наверное, потому, что он у нас нечастый гость, хоть и полезный, мы в основном используем шпинат…

  • Черные копатели литературного назема. Часть 2

    Итак, продолжаем бить яйца и готовить омлет из младоаффтаров и их веры в себя. Вернее, в то, что «и они так могут». Гораздо почетней варить и…

  • Утиные крылышки с апельсинами

    Утка с апельсинами - классическое блюдо. И, как всякое классическое блюдо, имеет десятки, если не сотни вариантов рецепта. Хотя основа всё та же:…