Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Разделяй фигней и властвуй. Часть третья


Заметила, что несколько лет подряд большинство новокомментирующих убиваю сразу, не раскрывая. Не вижу причин для общения и даже для полноценного посыла на три буквы. Когда-то я могла сделать скриншот экрана, продемонстрировать коммент и харю с ником, рассказать подноготную персонажа, а сейчас лень стало. Годы идут, а дебилы не меняются.

Они, как и девять (без малого десять) лет назад:
— приходят с глупыми, детсадовскими шуточками и расчетом неизвестно на что. Этим развлекаются всякие моськи и никосы (ну да, у них такие юпики и ники, то шавка "из самого Парижу" с неимоверно глупой мордой, то бесхитростный гопник, присвоивший своей одноклеточной сущности пышное греческое имя — видать, незамысловатым ололо не хватает "европейского шарма") — их почему-то в основном тянет в кулинарные рецепты, остальное для них — "многабукафф";
— лезут с предложениями прочесть и отрецензировать их опусы младоаффторы (причем всегда — малограмотные, видимо, сплошь суицидоманы). Притом, что я в начписах давным-давно разочаровалась. А если учесть, что последнее пыжившееся нечто, ваявшее нетленку и желавшее рецензий, в конце концов издало (на последние шиши) писево за свой счет (неотредактированным) и радостно влилось в струю "Писек-сру" — мое разочарование более чем закономерно;
— друзяшки обиженных мною юзеров воняют намеками неизвестно на что — не то на неаристократизм моей натуры, не то на высокомерие мое, не то на мою же развращенность, не то на недоеб. Особенно мой недоеб с развращенностью беспокоит тех, у кого при виде меня просыпается стадный инстинкт богом обиженных (эти защищают друг друга по уши в любом говне, ибо им все должны, ну а я в их глазах нечто вроде отказника-алиментщика);
— гордые собою (неизвестно с каких свершений) Ахрениэли, Упитанные Феи и Ляли Пазор (ну что поделать, у одного светленького человечка такой псевдоним, выбранный с большим тщанием, у второго, не менее светленького, такое имечко, у третьего — такая фигурка). Эти заявляются с упреками в том, что я не страдаю ни снисходительностью к бездарям, ни преждевременным старческим склерозом, ни ангельским всепрощением. Сами они, замечу, не страдают даже подобием такта и хороших манер. Но им — им можно, они светленькие человечки! А этасукаЦыпа! Как она смеет помнить всё?

Милые, так ведь дневники заводят именно чтобы помнить! Я понимаю, ваш культурный багаж умещается у таких, как я, под ногтем, но надо же напрягать свой межушный ганглий, упорно задавая себе очевидные вопросы. Например, "что я здесь делаю"? Или "что здесь делают нормальные люди, не такие, как я"? Или "что такое дневник в культурном контексте, а не в бескультурном, в котором я рос, формировался и деградировал"? И не надо бухтеть: спасибо, кэп! Вы попробуйте осмыслить то, что вам говорит кэп, тем, что вам дала природа — глядишь, станете больше похожи на людей.

Дневник — совокупность фрагментарных записей, которые делаются в одной книге, тетради, блоге, на ином носителе информации за определенный период времени. Дневники пишутся для себя, ведутся регулярно и чаще всего сопровождаются указанием даты. Они организуют индивидуальный опыт, но в то же время сопровождают становление индивидуальности в культуре. Различаются деловые и личные дневники, дневники путевые, бытовые, литературные, писательские. Особую ценность имеют дневники выдающихся людей или близких к ним лиц, документы переломных периодов истории, однако не менее важными, содержательными и интересными могут оказаться повседневные подробности жизни обычного человека, тем более что основной груз упомянутых переломных периодов приходится на себя принимать именно ему.

Не дай бог никому из нас написать дневник Анны Франк или дневник Аи Кито, предсмертный, безнадежный и страшный в своей обыденности. Но почему, почему вы все считаете, будто дневники, особенно сетевые — не более чем скопище врак, предназначенных прославить вашу пустейшую особу, а если уж быть откровенным, то не особу, а особь?

"Новые перспективы в практике ведения дневников открывает Интернет", пишет википедия. То-то миллионы ганглиемозглых считают Сеть местом, где они прямо-таки обязаны прославиться на пустом месте, постя бесконечные селфи, бессмысленные лытдыбры, безликую копипасту или вообще ничего. Если писать тысячи ололо-комментов, вас тоже заметят тысячи людей! Да, заметят, не спорю. Их непременно стошнит. Но эта их реакция, что забавней всего, вас обидит, как если бы вы рассчитывали на любовь тысяч узревших вас на своем пороге со свежей погадкой на лопате.

Представьте себе, скажем, глупую бабу, которая заводит ЖЖ, чтобы пожаловаться всему миру на бросившего ее мужика. Потом баба отчего-то решает потаскаться по журналам умных людей, не ей чета, с попреками типа "почему вы не плюнули в рожу такому-то, я бы обязательно плюнула" — ведь крошечный мозг данного сучества направлен на мстю бывшему ебарю, хоть бы и сублимированную. Пиздострадалицу, разумеется, гонят, она заводит новые бложики, лезет во все щели, бегает на холиварку, ищет, кому бы еще пожаловаться — теперь уже не только на ебаря, но и на злых-презлых умников. Однако все равно пытается просквозить в друзья к тем, кого от нее стошнило.





Или возьмем для примера другую бабу, которая живет на стыке собственной бездарности и нелюбимой работы. Эта баба в припадке самомнения пишет в гомофобские сборнички — на ту же тему, на которую предыдущая баба писала комменты: ах, меня никто не понимает, не любит, не ебет, я нищасная дура-баба, полюбите меня страстно. И попутно, разумеется, строчит фэнтези, от которой прилично образованного читателя, не говоря уж о критике, с души воротит. Однако баба намба ту в упор не понимает сути подобной реакции и всё норовит подлизаться к тем, кто ей ни в реале, ни в вирте руки не подаст.



Само собой, моих критериев отбора собеседников не понимают ни такие бабы, ни эдакие. Они знают только один способ получить индульгенцию на любое свое дерьмо — от писева про картонных лесбиянок и столь же картонных ельфов до псевдорецензий на знаменитостей (в каковых рецензиях не видать ничего, кроме примитивной зависти и глупых врак). Этот способ — дружба. Надо закорешиться с кем-то вроде известного критика и заставить его защищать тебя, какое бы говно из тебя ни лезло.

Дорогие мои, пусть и ни капли не хорошие. Вы никогда не задумывались над тем, что когда-нибудь концентрация вашей никчемности и лживости вызовет мучительный, но неизбежный инсайт у вашего так называемого друга? Если вы кого-то задружили насмерть, практически подмяли под себя и почти зомбировали, это все-таки не значит, что вы провели человеку лоботомию. Однажды он увидит вас так явственно, что ему неизбежно поплохеет и он спросит себя: что я делаю рядом с этим гандоном, маскирующимся под нечто высокодуховное и глубоко профессиональное?

Про тех, кто норовит по-простецки, гоп-стопом протрахать в мозгу собеседника прямой тоннель к дружескому чувству, спрошу отдельно: где вас выводят, о посмертные клоны покойного Долбоеба? Может, в нетях плонтаются виртуальные фермы, где вас выпускают сериями, а то уж больно поведение у вас однообразное? Ведь живые, а главное, мыслящие существа различались бы между собой куда основательней. А тут, кто ни придет — обиженная мужиком телка, твердо намеренная мстить всему, что не вытирает ей сопли, или молодой писатель, пристроивший себя семо и овамо, матьижена со скрепами головного мозга, патологически зависимая от срачефорумов, или пожилая педофилозащитница, столь же патологически зависимая от настойки боярышника — все они сливаются в неразличимую сетевую биомассу. Притом, что принципы и убеждения у посетителей вроде бы противоположные. Вроде бы.

И так год за годом, почти десятилетие подряд (первые пару лет я знай изумлялась: какие, оказывается, люди странные изнутри! даже у психоаналитиков таких придурков не встретишь! на третий год попривыкла). Неудивительно, что рано или поздно всё это сомнительное богатство (мнимый ассортимент, как в говенном маркете — марок миллион, а брать нечего) наскучило. Задаешься вопросом относительно категорий (которые мы с Энн некогда усердно описывали в своем бестиарии): что формирует этот вид клонов-доблоебов, что — другой, третий, пятый. Разновидностей-то на деле немного. Это опытных образцов сотни, а категорий — десяток-другой.

В частности, "общающие все, что шевелится" и неизменно начинающие процесс с дебильной шутки мною описаны неоднократно. Одного не понимаю: нахера они лезут к писателю? Писатель в силу своей профдеформации довольно наблюдателен, он видит заебы пришедших его общать задолго до того, как те приступят к мозгоебле. Если писатель человек мирный или (что чаще всего) вконец обленившийся, он оставит высранный общателем коммент без ответа. Или ответит сухо и вяло. Если писатель, как я, не до конца прогоревший, он может удалить или обматерить визитера. Или обматерить, а потом удалить.

Вариантов вроде моего, когда пишется аналитический пост, думаю, не существует. Ну так я и пишу для себя, записываю собственные размышления по любому поводу (включая весьма ничтожные), хоть и не считаю нужным прятаться под глаз и даже под замок. Отсюда попытки недотыкомок, мною проанализированных, рационализировать то, что я делаю. Ну там, спердобейся, вы мне завидуете, это от недоеба, это оттого, что у злого критика деточек нету, это потому, что критика нипичатают...

Понятно, что рационализирующие судят по себе. Бландинки-графоманки (включая и брюнеток, и шатенок, и седых, и крашеных, и лысых) ну очень сильно меняют как убеждения свои, так и принципы из-за отсутствия: а) ебаря, б) деточек, в) публикаций по принципу "за копейку канарейку и чтоб пела басом". Это поголовье кислых дур легко вывернуть наизнанку, отжать досуха, заставить подличать и пресмыкаться — за что им держаться-то? Никакого внутреннего стержня, никаких задач длиною в жизнь, никакого, как в прошлом веке говорилось, служения высшим целям.

Вот и один из факторов, разделяющих людей, но отнюдь не фигней, вроде деточек, ебарей и копеечной сиюминутной славы. Способность понять высшие цели и принять их существование не только в пафосном "многабукафф" классиков, но и в циничном оцифрованном мире — и неспособность ни на что в этом роде. В последнем случае приходится мучительно искать причин, из-за которых с тобой, таким прекрасным, успешным, регулярно ебущимся, модненько одетым и широко известном в родной тусовочке, даже здороваться не хотят.
Tags: разорительная роскошь общения, уголок гуманиста, философское, цирк уродов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments