Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

"А ты звони мне по ушам, катай волыну!"


Самый скверный вариант пробуждения для меня - это шило в жопе. Шило в жопе моей мамахен. Она не в силах усвоить, что я сова, которой незачем даже притворяться жаворонком. Что у меня по утрам не писаются собаки, не плачут малые дети и никто не пытается выманить меня из-под теплого одеяла. И раньше трех пополудни мне звонить опасно. Потому что если прибавить к шести восемь (а лучше девять), скока будет? Три часа дня!

Но маменьке совиная арифметика - как мне матанализ. Сдать я его сдала - и тут же благополучно забыла. Жалеть об этой потере не пришлось. Но маму, кажется, пора заставить пожалеть о забытой арифметике. Иначе она так и будет звонить в полдень - в час, свято веруя: в это время ВСЕ должны быть на ногах. Включая жителей США и тех, кто ночь провел в трудах/в разврате.

И ладно звонила бы по делу... Так нет же - очередная жалкая попытка демонстрации своей успешности. Полчаса в икающем телефоне звучали требования хоть из зазеркалья достать ей учебник Бонка. Ей, вишь ли, приспичило обучать английскому свою несчастную воспитанницу, сироту при живой матери, дислексика Сонечку. Когда я видела Сонечку в последний раз, это трехлетнее существо не говорило. Ни на каком языке. Совсем. Оно не умеет даже плакать. Даже смеяться. У бедняжки адский зажим, ей помощь врача необходима. И вот мамуленция решила: будем лечить незнание русского знанием английского!

У меня есть чертов Бонк, сознаюсь. Именно в зазеркалье. В глубине антресоли. За авторскими экземплярами ГЛЯНЦЕВЫХ ЖУРНАЛОВ.

У нас с БМ сотни две статей. И на каждую - журнал, а то и два. Если вы когда-нибудь куда-нибудь перемещали стопку глянцевых журналов, то наверняка помните, какая это страшная тяжесть. Книги рядом с глянцем - тополиный пух на ветру. Лезть наверх и вглубь, разбирать тонну иллюстрированных кирпичей по первому щелчку несмазанных шестеренок в мамином мозгу? Ага. Щаз.

Всё это мы проходили. О прошлом годе маменька затребовала, чтобы я ей с телика списала ВСЕ классические постановки опирабалетов.

Это жанр такой, воспитывающий интеллигента даже из помойной крысы, - опирабалет. Меломаны могут его делить хоть надвое, хоть на скока, но истинные ценители красивой жизни знают опирабалетную специфику, как недры собственного носа. Опирабалет - это то, что ставится в пышных декорациях с пышными исполнителями. Качество пения, хореографии, постановки, а также музыки и исполнения оной не имеет значения. И без всяких там... западных... авангардАстов! Поклассичнее, попомпезнее. Одним словом, чтоб был большой! То есть Большой. Был. Чтоб.

Нет, скачивать с торрента она не желает. Еще чего! Полон дом свободных компьютеров, муж - бывший компьютерщик, она - вечная собачница, скоростной интернет, торрент с отличной скоростью и полным ассортиментом всего, чего душа пожелает... Ну как тут скачаешь?

Нет-нет, лучше попросить дочь подежурить у телика, подстерегая на спутниковом канале Mezzo, передающем сплошным потоком именно авангардные постановки, редкие всплески классического. И каждый всплеск - часа этак на три с гаком - пусть немедленно пишет на диск и бережет к моему приезду. Который, естественно, произойдет каданьть потом. Через годик-другой-третий. А то в Москве такие пробки, такие пробки! Лучше уж ты ко мне. На Шатурские болота. Общественным транспортом. С дисками, книжками и наглядными пособиями для умненькой, но бессловесной воспитанницы мамаши нашей.

Идея телепросвещения у маман родилась, когда выяснилось, что билет на реальный опирабалет в Большом стоит под двести баксов. Ну, решила моя экономная мать, за такие бабки я и сама... дочку попрошу. Пусть сидит и пишет, качает, на ушах ходит - Сонечке же нужно образование опирабалетом!

По-моему, мать забывает, что Сонечка мне не дочь. И даже не дочь моей подруги. И вообще никто. Я ее просто видела однажды и моментально поняла: у ребенка проблемы, которые ей сделала ее собственная мать, а моя, со свойственной ей агрессивно-шебутной манерой, только усугубляет. Всегда плохо, когда у робкого, забитого ребенка дико активная нянька. Мда, именно наш случай.

На самом деле, что отвратительнее всего, маман насрать на Сонечку. Это дитя - очередной инструмент любимого мамулиного развлечения. Инструмент доказательства мне, что она, мать моя, - хорошая мать. И очень значимая особа. В смысле, значительная личность. Вся такая значимо-значительная, аж усраться. Маман добивается моей усрачки битых 30 лет.

И чего я только не перенесла на почве планомерного доведения меня до восторженной диареи!

В юные годы меня совали в престижные учебные заведения (типо ПТУ по подготовке мидовских секретарей-референтов - да, не МГУ, но уж куда достали!); мне впаривали в мужья черт знает каких уродов из числа потомков обслуживающих дипкорпус ("У горничной в нашем посольстве такой интересный сын - учится в Политехническом, интересуется искусством!" - читай: тупой торчок, обожающий пиво, дискотеки и халяву, может на халяву жениться на дочке посольского водилы и кадровички, если не совсем страшная окажется); меня одевали в "Березке" - в польские полиэстровые коздюмы, рассчитанные на чиновниц лет 50 с халой на голове ("Ну, тут на такую фигуру, как у вас, ничего не бывает... - Вот видишь! Все дело в твоей фигуре!" Ага! в росте 175 см, немаленькой груди и отличной талии, в 20 лет у меня была не фигура, а смерть под парусом...) - но с уходом из-под родительских крылышек это НЕ КОНЧИЛОСЬ!

Теперь мне доказывают, что примочки, испортившие мне в свое время столько крови, еще могут сработать! На Сонечке. Ее проведут по тем же кругам ада.

Сперва - опирабалет (на долгие годы отвративший меня от классической музыки - я с детства полагала, что классическая музыка есть три часа тягостной скуки и лишь к 40 это чувство рассеялось, аки морок). И без всяких нежностей типа: "Тебе интересно, деточка?" - опирабалет так хорош, что не требует зрительского отклика от всяких там соплячек!

Потом английский по Бонку (у меня еще репетиторша была - самая злобная сука из всех, проживавших в нашем доме, с луженой глоткой и презрением к ученикам как к классу низших гадов). И без всякого внимания к реальным способностям и потребностям учащегося. Помилуйте, какие могут быть еще потребности, когда есть Бонк, нуднейший из адептов англоизучения 70-х годов! Будем ей читать Бонка вслух, пока она в пандан к немоте еще и глухоту не заработает...

Кстати, моя мать не знает НИКАКИХ языков. Несмотря на несколько лет жизни в эмиграции. И ей плевать, будет ли Сонечка преуспевать в английском. Ее не интересует ничье преуспеяние, кроме ее собственного. С таким же азартом она лезла ко всем моим издателям и редакторам. Первую ее книгу издательству "Питер" я впарила, а мама моей сердобольной редакторши эту книгу написала. Принесенное МОЕЙ мамой не годилось ни на что. У меня руки опустились, когда я ЭТО почитала.

Хорошо иметь редактора, который не сдается ни в какой ситуации! У меня вот такое сокровище имеется. Оно и устроило маман литературный дебют. "Как выйти замуж полтыщи раз - и всегда удачно" или что-то в этом роде. Книжка немедленно превратилась в висяк. Из нее, несмотря на героические усилия редакторской мамы, так и пер нарциссизм моей мамы. Ей было насрать на весь свет, в том числе и на читателей, и на героинь своего опуса. Она описывала себя, себя, себя. Как она пошла, посмотрела, пожелала, подумала, побздела и сделала полдела. Предоставив жертвам своего неуемного эго расхлебывать остальное.

Женщины, покупающие литературу такого рода, как и все прочие женщины, любят, чтобы ими занимались. Чтобы к ним проявляли внимание и уважение. Чтобы к их проблемам относились по-человечески. А из книги так и доносилось задорное: вы все тупые клуши и унылые бляди, а я мамзель Рошфор! Со мной такого, как с вами, быть не может! Хотя было, было. И такое, и худшее. Я - улика всего, что с тобой было, мамуля.

Издательство "Питер" осталось в прошлом и покатилось к разорению, мы с БМ перешли в "АСТ-ПРЕСС" - и маман косяком потянулась за нами. Нельзя ли, мол, ей тоже?

БМ меня предупреждала: ЭТО будет. Неизбежно. Да я и сама понимала: ждать недолго. Мамахен привыкла делать успех за мой счет, а потом от меня же требовать оваций и восторгов. И она не намерена менять тактику.

Все эти эфиры на радио и ТВ, которые я ей устраивала, чтобы только отвязаться - даже после того, как лично мне стало ясно: ни хера участие в ток-шоу продаж не увеличивает. А значит, нефиг туда ходить и тратить время на сидение в унылых залах ожидания...

ТВ - одно из самых унылых мест на земле, поверьте. Только жажда славы может удержать человека в этих коридорах. Маменька там оживала. Но недолго музыка играла, недолго фраер танцевал. Вскоре я плюнула на ее потребности и послала очередного редактора очередного ток-шоу... в жесткий аудиоаут. А мамане сказала, что не пойду. Никада. Надоело. Маманя побилась-побилась в истерике и осознала: все. ТВ больше не будет.

Но в "АСТ-ПРЕСС" она еще собиралась пролезть. Я представила лицо тамошнего редактора, который, в отличие от предыдущего, не имел активно пишущей мамы и любую хуйню был вынужден переписывать САМ... Редактор, относящийся ко мне с такой сердечностью, готовый мне помочь в любом деле... И мне стало так стыдно! В общем, моя глотка сама собой произнесла чистую, душеспасительную ложь: "Неужели ты думаешь, я им не спела песню о матери? Уже! Просто у них есть писатели на брачно-женскую тематику", - и посмотрела в умильные мамочкины глазки. Своими умильными глазками.

Амба. Это моя мать. Мне с ней и разбираться. Живи безмятежно, дорогой редактор, я знаю ее потолок. Она, даже когда из себя через анус лезет, ничего хитового не пишет. Проверено. И не раз.

Потом, конечно, от меня неоднократно требовали:
а) устроить во все журналы и сайты, какие только существуют на белом свете;
б) написать резюме, составить портфолио, повлиять на госпожу Удачу, изменить карму и т.п.
Резюме-то я написала, но его... даже никуда не посылали. У моей маман удивительно короткое дыхание. Ей главное - заставить на себя работать. Результаты работы отправятся в топку. И тот, кто походил в исполнителях, еще и пенделя получит - в качестве бонуса: ну что ты глупости говоришь, какие журналы, когда у меня столько дел по дому, столько дел!

Я уже писала, что она больше 10 лет дом строит. Хоромину-огромину. В принципе, там уже все построено - банька у болот, декорированная изысканным кустами крапивы и пышными купами лопухов. Лучше оно уже не станет. Но это такая шикарная отмазка от доведения до результата ЛЮБОГО дела! Вот и слушаю все эти "Оды Багрового Внука" "Годы Багрова-внука" про долгостой в торфяных логовищах...

Завязав с творческой самореализацией и с использованием меня в качестве тендера паровоза, проталкивающего ее в высшие сферы, маман перешла к функциям Великой Воспиталки. Опирабалет, английский, прививание общественно-полезных навыков и светских манер совершенно больному ребенку, нуждающемуся в большой помощи со стороны хорошего психотерапевта... И все, как всегда, не для клиента-пациента, а для очередного тура гонок без правил. Со мной в качестве второго участника.

Причем для начала надо позвонить в час дня и долго орать в практически неработающий телефон, что ей нужен Бонк, Бонк, Бонк, что его надо найти во что бы то ни стало!!!

О-о-ох, мамуля... Иди-ка ты... к Бонку!

Да-да, конечно, нельзя не задаться вопросом: может, тетке просто скучно сидеть с чужим ребенком, отрабатывая свои няньковые дивиденды, вот она и пытается этого чужого ребенка развивать? Я бы так и подумала. Если бы не видела подоплеки этого похвального желания. Вернее, если бы не почувствовала пресловутой подоплеки на всей своей шкуре.

БМ говорит: конечно, надо отрыть Бонка. И опирабалетов закачать гамак. Все это сложить на пороге, вручить в белы ручки твоей маман, а потом... потом, иезуитски улыбаясь, при встречах интересоваться: как успехи в английском? как опирабалетное просвещение? как танцы, как верховая езда, как живете, как животик? И смотреть, как она врет и выкручивается, ссылаясь на занятость. С нехорошей ухмылкой: ах, за-а-анятость... Ну конечно, конечно, собаки, немытые окна и все такое... как же-с, как же-с...

А пусть она знает, что мы знаем, что она знает: нет никакой занятости. Есть взбалмошность, бездарность и дикая жажда поклонения. Комплиментоголизм. Ну и поскольку ты, Инесса, есть матушкина непокоренная Джомолунгма и знаешь матушкин предел - не понаслышке знаешь, не веришь ее понтам, то и терпеть тебе эти "бешеные атаки энтузиастов" до самой гробовой доски. Надеюсь, не моей доски, а маменькиной.

БМ на порядок утонченнее меня во всем, что касается интриги и возмездия. Я рядом с нею - тупой громила с моргенштерном наперевес. Надо ее послушаться. Участи своей мне не избежать, так хотя бы попытаюсь усвоить какие-никакие полезные навыки вытягивания жил. А то я, кроме навыка выкручивания рук, ничем таким не владею.
Tags: галерея предков, монументы на колесиках, уголок гуманиста, цирк уродов
Subscribe

  • Хлеб из полужидкого теста

    Я, оказывается, еще не ставила этот рецепт. Точнее, я ставила более сложный и долговременный его вариант, требующий первого расстаивания в течение…

  • Кура заливная

    Заливное из курицы соорудила. И вспомнила связанную с ним историю, покрытую тьмой веков. Потому как приключилась она в прошлом тысячелетии, дети…

  • Pepparkakor — имбирное печенье

    Pepparkakor в переводе с шведского значит "имбирный пряник". Хотя на деле это печенье, хрустящее печенье из тех, что поедается, как семечки.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 74 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Хлеб из полужидкого теста

    Я, оказывается, еще не ставила этот рецепт. Точнее, я ставила более сложный и долговременный его вариант, требующий первого расстаивания в течение…

  • Кура заливная

    Заливное из курицы соорудила. И вспомнила связанную с ним историю, покрытую тьмой веков. Потому как приключилась она в прошлом тысячелетии, дети…

  • Pepparkakor — имбирное печенье

    Pepparkakor в переводе с шведского значит "имбирный пряник". Хотя на деле это печенье, хрустящее печенье из тех, что поедается, как семечки.…